УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Алексеев  А.И. Боевая подготовка офицеров лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады в 1899-1909 годах, по материалам дневника В.С. Савонько

// "Война и оружие". Новые исследования и материалы Труды Восьмой Международной научно-практической конференции. Часть 1. СПб., 2017

 

 

В 2013 г. отдел рукописей Российской национальной библиотеки пополнился ценным историческим источником -дневниками В.С. Савонько за период 1899-1909 гг. под названием «Черная книга»2. Четыре переплета заключают в себе более 1250 страниц, лично перепечатанных автором из записей в рукописных блокнотах.
Владимир Степанович Савонько (1877-1937), выпускник 1-го Кадетского корпуса и Михайловского артиллерийского училища, в 1898-1915 гг. служил в лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригаде3. Участвовал в Первой мировой войне, командовал батареей, дослужился до чина полковника, в 1918-1930 гг. служил в Рабоче-крестьянской Красной армии. Получил известность как библиофил, коллекционер и специалист в области экслибрисов4. Дневники В.С. Савонько являются ценным источником для изучения истории лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады и гвардии в целом в последний период существования Российской империи5.
Сведения из дневниковых записей В.С. Савонько мы попытались систематизировать для описания наиболее важных элементов, из которых складывалась боевая подготовка офицеров бригады. Нельзя оставить без внимания изменения в обучении войск и несении воинской службы, вызванные военной реформой 1907-1909 гг.6 По сведениям, разбросанным по страницам дневника, видно, как росла требовательность высших начальников к офицерскому составу, который был ответственен за все -21- виды подготовки. Рост требований был обусловлен негативным опытом поражений в русско-японской войне и необходимостью осуществления полного контроля над солдатскими массами, вызванной страхом перед революционным брожением 1905 — 1906 гг.
Традиционная подготовка офицеров бригады включала обучение верховой езде, проверку теоретических и практических знаний на смотрах, проверку навыков командования взводами и командами. Помимо стрельбы из орудий офицеры и нижние чины бригады обучались стрельбе из револьверов. Офицерские стрельбы проводились, как правило, в апреле перед выступлением в лагеря. Местом их проведения был Семеновский плац. По результатам стрельбы определялись кандидаты, которые могли претендовать на участие в соревнованиях на призы.
Ежегодно практикуемым видом проверки являлся смотр молодых офицеров, поступивших в бригаду. Как явствует из дневника В.С. Савонько, 14 апреля 1900 г. комиссия из штаб-офицеров бригады в присутствии командующего артиллерией экзаменовала офицеров, пополнивших ряды бригады за последний год7. Как правило, проверялись офицеры лишь в чине не старше поручика. 3 июня состоялся экзамен всем офицерам, прикомандированным к лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригаде: «Офицеры представляли взвод в конном строе, затем ездили в смене и командовали в парке на ученье»8. Причем наш автор счел необходимым заметить, что это первый экзамен со времен командующего бригадой генерала Баумгартена9. Следовательно, на протяжении пяти лет экзамен для прикомандированных офицеров вовсе не производился. 5 апреля 1901 г. состоялся обычный весенний экзамен офицерам по особой программе. Комиссия из командиров дивизионов проверяла знания двух офицеров, выбранных из каждой батареи10.
В связи с принятием на вооружение скорострельного орудия Путиловского завода образца 1902 г., офицеры бригады прилагали максимум усилий к изучению новой материальной части. Нельзя оставить без внимания и запись от 2 января 1904 г.: «Михаил Георгиевич герцог Мекленбург-Стрелицкий о скорострельной пушке (после первых уроков обучения): - “Нет, это слишком сложно. Это какая-то машина, у которой из всех дыр течет масло!”»11. Авторская ирония здесь окрашивает ситуацию -22- с переобучением артиллеристов в связи с переходом от поршневых орудий к скорострельным. 12 января офицеры бригады в присутствии командующего гвардейской артиллерией генерал-лейтенанта Хитрово знакомились с устройством замка нового орудия, а со следующего дня началось перевооружение. Обучение велось интенсивно как путем устных объяснений со стороны офицеров, знающих новые артиллерийские системы, так и путем изучения наставлений. Процесс перевооружения был прерван событиями русско-японской войны: новые пушки были изъяты и отправлены на восток, а с 9 марта бригада снова стала поршневой12.
В офицерской среде бытовало мнение, что «теоретическая подготовка нисколько не помогает разбираться в обстановке военного времени, так как во время войны неизбежно выводятся из равновесия духовные стороны человека, благодаря чему многое из того, что хорошо известно в мирное время, упускается из виду с первым шагом в поле»13. С октября 1902 г. для офицеров стали практиковаться вечерние занятия, что рассматривалось ими как покушение на свободу офицерских досугов. В числе этих занятий выделялись лекции капитана С.Т. Беляева, подготовленные по результатам командировки во Францию. По свидетельству В.С. Савонько: «Лекция очень интересна, так как близко затрагивает современную французскую полевую артиллерию с технической и тактической стороны»14. Капитан С.Т. Беляев за время пребывания во Франции познакомился с тактикой французской скорострельной артиллерии, разработанной генералом Ланглуа15.
Важное место в обучении офицеров стало отводиться и теоретическим занятиям, в ходе которых осмысливался опыт русско-японской войны: «От 6 1/2 часов вечера до 8 часов вечера в офицерском собрании бригады при собрании всех офицеров во главе с Его Высочеством, командиром бригады поручиком Беляевым (Тимофей Тимофеевич, адъютант 1 дивизиона, участник Русско-Японской войны в горной № 3 батарее) был прочитан доклад о действиях 3 горной В.С. батареи на театре войны. Доклад был очень интересен, благодаря правдивым штрихам, охарактеризовавшим некоторых начальников и полки в их истинном освещении (увы! отзывы не всегда были лестные!). Кроме карт и схем демонстрировано было горное 3 дм. скорострельное -23- орудие. Отзыв Беляева об орудии (система Перепелкина) - “вся система выше всякой похвалы”»16.
11 апреля тема осмысления опыта минувшей войны была продолжена докладом поручика Дурова, сделанного в присутствии командующего Гвардейским корпусом генерал-адъютанта Данилова: «Доклад поручика Дурова можно назвать “прекрасным”. Он ясно и дельно обрисовал всю боевую деятельность батареи. Особенно подробно он остановился на бое у Кудязы (февраль 1905 года) - бое, участником которого был и генерал Данилов»17. Докладчик решился на весьма важные выводы: о необходимости подчинения артиллерийских частей пехотным начальникам, о желательности упрощения угловой стрельбы «до крайних пределов», о преимуществах 4-орудийного состава батарей.
Теоретическое обучение офицеров продолжалось посредством чтения еженедельных лекций. Особенно интенсивно процесс обучения протекал с 1909 г. Приведем записи только за первый квартал этого года.
7 января В.С. Савонько записывает: «Сегодня штабс-капитан фон Рейнгард 1 (2 стр. батареи) открыл серию сообщений для офицеров бригады. Читал он 50 минут о “Боксерском восстании” 1900-1901 года. Это, без сомнения, ученическая лекция, в которой никто ничего нового не почерпнул. Такая лекция была бы незаменима для прапорщиков или для кадет младшего класса. Для нас же - это почти потерянное время»18. 14 января В.С. Савонько оставляет свои впечатления от следующей лекции: «2-я лекция в нашем собрании (см. 7 января). На этот раз читал капитан Алымов о “Бое при Шахэ”. Удовлетворительно, бледно, длинно (1 час 10 минут), скучно и довольно бессистемно!»19 21 января заносится следующая запись: «3-я лекция в нашем собрании (см. 14 января). Читал капитан фон Энден: “Потери от Артиллерийского огня”. Лекция - коротенькая (40 минут), бессвязная и детски-наивная»20.
Еще более негативное впечатление вызвала лекция, прослушанная 28 января: «От 12 1/2 часов мы имели несчастье слушать “лекцию” штабс-капитана Есимантовского о “пулеметах”. Это в полном смысле слова бездарное чтение и притом в буквальном смысле слова, так как Есимантовский не рассказывал, а читал по писанному. Промучив нас около часу, он прикончил свое мямленье, но после него вдруг “выскочил” полковник Крутиков (командир -24- 6 батареи) и начал рассказывать об эпизодах Китайской войны, в которой он принимал участие со 2-й стрелковой батареей. Связи с лекцией Есимантовского не было никакой, хотя в его рассказе и фигурировал пулеметный взвод подпоручика Новогребельского. Тем не менее, его рассказ, как рассказ умного человека, да еще участника события, нас заинтересовал и немного вознаградил за бесталанную лекцию штабс-капитана Есимантовского. Жаль, что чтение лекций вообще не поручено тем лицам, коим есть “что” читать, а поручено тем, кто их отбывает, как скучный и нудный номер»21.
11 марта офицеры гвардейской артиллерии вновь прослушали три лекции: начальника Красносельского артиллерийского полигона полковника Лукашевича - «О стрельбе дивизиона», командира 1-й батареи лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Мясоедова - «Обзор стрельбы Офицерской артиллерийской школы в 1908 г.» и начальника 2-го артиллерийского парка Радкевича - «Об организации парков»22. Оба первых докладчика подверглись жесткой критике в дневнике В.С. Савонько, третий удостоился сдержанной похвалы. Вероятно, причиной негативного восприятия лекции Лукашевича были частые ссылки на авторитет подполковника Гобято, который находился в конфликте с большинством офицеров лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады23. Нельзя также оставить без внимания и высказывание З.Е. Барсукова о трудностях усвоения в среде артиллеристов представлений о преимуществах стрельбы с закрытых позиций24.
Нельзя не признать, что темы сообщений являлись актуальными в свете осмысления опыта русско-японской войны. Перед слушателями ставилась задача ознакомиться с новыми средствами вооруженной борьбы, а также с новыми тактическими приемами. Что касается подготовленности лекторов, то здесь существовало недопустимое в условиях военной столицы империи большое «разнообразие». Наряду с лекциями выдающихся преподавателей, чтение поручалось совершенно случайным людям, готовившим материал на основе знакомства с одной-двумя брошюрами.
Физическая подготовка офицеров в период, предшествующий военным реформам, сводилась преимущественно к верховой езде и строевым занятиям при подготовке к смотрам и парадам, -25- а также к участию в маневрах во время лагерных сборов. Опыт русско-японской войны наглядно продемонстрировал ее недостатки. С 1907 г. стали приниматься меры к улучшению физической подготовки. Представление о принципиальной важности гимнастики и фехтования сделалось преобладающим в высших военных сферах. В рамках совершенствования боевой подготовки офицеров 2 мая 1907 г. было принято решение оборудовать в помещениях бригады фехтовальный и гимнастический залы, а также тир для стрельбы25.
Вместо обычной езды в манеже, офицерами управления бригады стали практиковаться «пробеги», т. е. поездки на свежем воздухе по заранее определенному маршруту на расстояние 15-17 верст и продолжительностью 1,5 часа. 10 февраля 1907 г. состоялся первый в истории бригады состязательный «пробег», в котором приняли участие 12 офицеров. Дистанция пробега составляла 20 верст. Победителем стал подпоручик Бутовский, прошедший дистанцию за 53 минуты26. С 1907 г. стали регулярно проводиться конкурсы верховой езды в Михайловском манеже. В преодолении барьеров, рубке лозы и глины состязались представители офицеров и нижних чинов кавалерийских и артиллерийских частей. Обязательными элементами в программе офицерских смотров стало обучение боевым приемам: «Впервые в этом (1907 г. - Авт.) году на смотру гг. офицеры проделывали “рубку” и “уколы” (чучело, глина, лоза)»27.
На общем собрании офицеров 1 декабря 1908 г. было учреждено спортивное общество бригады28. Председателем спортивной комиссии стал полковник Е.В. Пономаревский-Свидерский 1-й. 21 февраля 1909 г. при участии бригадной спортивной комиссии состоялись состязания по езде с препятствиями. В соревнованиях приняло участие 9 офицеров. В качестве препятствий были выставлены «корзина» ров, плетень. По свидетельству хроникера: «Лучше других скакал поручик фон Руммель и подпоручик Нестеров. Позорно плохо ездил капитан фон Энден, очень плох был поручик Перлик и довольно комичен и плох штабс-капитан Ша-нявский. На этот раз весьма неудачно ездил поручик Стефанов и, начав хорошо, сплоховал под конец подпоручик Миллер. Весьма удовлетворителен был подпоручик Тихонравов. Призов было 3, и все их “забрал” поручик фон Руммель»29. После офицеров препятствия брали нижние чины, выставленные от каждой батареи. -26-
Спортивное общество бригады не прерывало своей деятельности и в период лагерных сборов. 27 июля 1909 г. была организована состязательная стрельба офицеров из револьверов. «Вот результаты: 1-й приз взял, конечно, поручик фон Руммель (кв. 42), второй - поручик Перлик и 3-й - штабс-капитан Чернявский (кв. 136). Еще 2 офицера попали по 7 пуль: подпоручик Манакин (кв. 477) и подпоручик Нестеров - (403). Остальные имели “промах”: полковник Вешняков, подпоручик Голубцов и подпоручик Тихонравов»30.
4 октября 1909 г. в Михайловском манеже состоялось представление шведской гимнастики. Гимнастические упражнения показывали 25 офицеров, специально приехавших из Швеции. Публику составляли почти исключительно офицеры и генералы. В отдельной ложе присутствовали военный министр Сухомлинов и великий князь Константин Константинович. Представление прошло следующим образом: «...на арену вышли шведские офицеры, одетые в белые гимнастические костюмы, и проделали в течение с лишком часа всевозможные вольные движения, бег и гимнастику на машинах. Им, конечно, все горячо апплодировали. По окончании гимнастики шведы 4 раза прокричали “ура”, а музыка сыграла шведский народный гимн»31.
16 октября автор дневника заносит запись о нововведениях в процессе обучения офицеров: «До сего времени в бригаде существовали два рода “офицерских занятий” - 1) верховая езда (см. 12 октября) и 2) тактика и артиллерия. В этом году впервые введены еще “офицерская гимнастика” (о ней я скажу после) и “офицерская стрельба из револьверов”. Стрельба будет происходить один раз в неделю (в 1 дивизионе - по пятницам) в нашем бригадном тире»32. Кстати, под тем же числом В.С. Савонько сообщает, что первая офицерская стрельба из револьверов состоялась в тот же день. Автор дневника показал крайне незавидный результат: 2 попадания из 7 выстрелов.
27 октября помещено описание офицерской гимнастики: «Сперва мы начали с так называемых “вольных движений”. Все офицеры встали в одну шеренгу, рассчитались “на два” и “на месте” и перестроились в 2 разомкнутые шеренги. Сам полковник фон-цур-Милен встал на правом фланге и делал упражнения вместе с нами. Командовал поручик Наркович (прошлый раз подпоручик Жиленков) по “Гусарскому” уставу. Командовал -27- плохо... В общем упражнения велись не очень стройно, и недостаточно соблюдалась дисциплина в строю. После “вольных движений” перешли на “машины”. На них каждый офицер делал что хотел, а некоторые и вовсе ничего не делали. Посему следует признать, что гимнастические офицерские занятия пока еще не налажены. Но и за почин - слава Богу!! Пора поддерживать в офицерах не только верховую езду, но и все остальные виды здорового спорта»33.
Тактические занятия впервые упоминаются в дневниковых записях от 2 и 9 декабря 1903 г. Эти тактические игры были организованы капитаном Н.А. Илькевичем и проводились на его квартире. «В двух комнатах на столах были приготовлены карты (топографические), а на маленьком столике уставы, пособия, шашки (тактические) и пр.»34 Первой игрой руководил Л.Ф. Гартунг, второй - капитан Н.А. Илькевич. Любопытно, что инициатива проведения тактических игр исходила не от командиров бригады и дивизионов. Следующая запись о тактической игре появится в дневниках В.С. Савонько спустя 2,5 года!
23 марта 1906 г. впервые после декабря 1903 г. появляется запись о военной игре: «Был у Н.А. Илькевича (командир 5 батареи), в квартире коего была им организована “военная игра”. С одной стороны были: полковник Гартунг, капитан Кавтарадзе и поручик Бородин. С другой: полковник Смысловский, поручик Чернявский и подпоручик Снигиревский. Руководил полковник Илькевич. Я исполнял некоторые поручения Н.А., следя за обеими сторонами. Организация игры была блестяще задумана и выполнена хозяином»35. 29 марта игра состоялась вновь.
15 и 17 апреля 1909 г. впервые состоялась бригадная тактическая игра. Организацию игры и ее результаты В.С. Савонько оценил крайне скептически: «Нам еще далеко до настоящей, хорошо организованной тактической игры! Вместо нее сплошной кабак, так как почти никто ничего не знает и мало чем интересуется. Один отряд (2-й дивизион бригады и 2 стрелковая батарея) под начальством полковника Илькевича (командир 5 батареи) заседал в карточной комнате, а другой отряд (Северный, 1-й дивизион бригады и 1 стрелковая батарея) под начальством полковника Пономаревского-Свидерского 1 (командир 1 стрелковой батареи) заседал в гостиной. Я был - в северном отряде. Наши турки-дивизионеры играли роль посредников и старательно все перепутывали. -28-
Особенно “пуздрил” полковник фон-цур-Милен, непрерывно дававший неверные сведения. Все прочие офицеры тщательно распределили между собою роли, но в общем почти никто ничего не делал, руководительство было слабое, и “игра” затянулась в среду до 4 часов дня (с 12 4/4), а сегодня до 3 4/2 часов дня... В заключение генерал Головачев объяснил нам весь ход игры (тема современная: немецкий десант близ С[.-]Петербурга) и обещал на будущий год - более рациональную постановку занятий»36.
Главным недостатком в организации тактической игры В.С. Савонько считал профессиональную непригодность большинства штаб-офицеров: «Но заранее можно сказать, что молодежь не заинтересуешь, если во главе стоят такие патентованные в тактическом отношении ослы, как Горбачевич, фон-цур-Милен, Мясоедов, Погребняков и проч., и проч. Дайте авторитетного и знающего руководителя, дайте авторитетного и знающего начальника отряда, авторитетных и знающих посредников - и я ручаюсь, что никто из гг. офицеров не найдет тактическую игру скучным и бесцельным занятием!!»37
Новинкой стали и тактические задачи, которые ставились вышестоящим начальством во время смотров. Например, как записал В.С. Савонько со слов товарищей, на смотре 9 июля начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенант Мрозовский (ранее служивший в бригаде) «задал генералу Головачеву две тактические задачи и на разборе, несомненно, дал ему в “дупу” за неостроумное и неправильное их решение»38.
Для решения тактических задач в полевых условиях были разработаны «полевые поездки»39. В период с 9 по 16 сентября 1909 г. В.С. Савонько был командирован для участия в одной из поездок, которые начали практиковаться штабом округа. После составления диспозиции 10 сентября офицеры совершили выезд в район Пулковских высот. Первый опыт оказался неоднозначным: «В общем, сегодняшняя полевая поездка была для меня весьма поучительна. Скорее - это был маневр с обозначенным противником, а уж никак не “решение задачи в поле”. Нет общих совещаний, рассуждений - . мало дельных указаний со стороны руководителей и полное отсутствие серьезной организации...»40
Полевое занятие 12 сентября получило уже совсем другую оценку: «Сегодняшняя полевая работа была несравненно более -29- “продуктивной”, чем предыдущая. Сегодня уже смело можно говорить, что она принесла мне некоторую пользу... “Письменная” часть выразилась в том, что я представил: 1) кроки позиций, 2) панораму и 3) 2 письменных приказания: начальника артиллерии и командира 1 батареи»41.
Заключительное полевое занятие состоялось 16 сентября на местности между Царским Селом и Павловском. Организация вновь была не идеальной, поэтому поучительность занятия было неодинаковой для всех участников. Итоговый разбор полевой поездки был произведен в Павловске: «Дельные замечания дали: генерал Зайончковский, полковник генерального штаба Добрышин, генерал Яблочкин и полковник Вешняков (командир 3 батареи нашей бригады). Полный разбор всей поездки дал полковник Христиани. В заключение генерал Зайончковский заявил, что вполне удовлетворен всем виденным и должен отметить большой интерес и энергию, какую проявили все участники поездки»42.
Полученные в ходе боевой подготовки навыки предстояло проявить в период лагерных сборов. Вплоть до 1905 г. боевые стрельбы производились исключительно в период лагерных сборов с мая по июль. Стрельбы велись с открытых позиций. Испытания заканчивались состязательными стрельбами между батареями Гвардейского корпуса на призы генерал-фельдцейхмейстера, на корпусные и бригадные призы. Мишени имитировали пехотные цепи, орудия и фортификационные сооружения. Победителем объявлялась батарея, уложившая снаряды максимально близко к цели. Например, в записи от 24 июня В.С. Савонько отмечает: «В нашей бригаде фельдцейхмейстерский приз взяла 6 батарея (радиус = 7 дм)»43. Производились также соревнования ездовых на лучшее управление орудийной упряжкой. Расчет, поваливший меньшее количество кольев при заезде, признавался победителем. Обучение в период лагерного сбора включало: состязание наводчиков на точность и однообразие наводки, смотр саперных работ, состязательные стрельбы. Стрельбы производились в дневное время с открытых позиций по однообразным мишеням. Это заставляет вспомнить строки из воспоминаний Б.В. Геруа: «Нечего и говорить, что батареи картинно выезжали на гребни горок, лихо снимались с передков на виду у неприятеля и становились на открытых позициях. Не отличалось -30- свежестью и решение задачи: давно установился порядок, по которому нужно было обстрелять, скажем, Кавелахтские высоты или брать приступом Лабораторную рощу»44.
Боевые стрельбы в 1905 г. велись по новым правилам. По-видимому, это явилось инициативой нового фельдцейхмейстера великого князя Сергея Михайловича45. Состязательная стрельба состоялась 1 июля. Батарейная стрельба велась следующим образом: каждый наводчик делал по одному выстрелу, таким образом, от каждой батареи получалось по 8 выстрелов. Погода, по словам В.С. Савонько, была облачной и холодной, что неблагоприятно отразилось на результатах стрельбы. Единственный приз взяла 2-я батарея, показав далеко не впечатляющий результат: 25 или 28 дм46. Как явствует из мемуаров И.Т. Беляева, служившего в рядах бригады, по инициативе начальника артиллерии Гвардейского корпуса генерал-лейтенанта Хитрово в 1905 г. батареи бригады впервые провели опыт по стрельбе с угломером по закрытой цели. По свидетельству мемуариста, опыт этот был вполне успешен47.
Другим важным новшеством в организации боевой подготовки бригады стали осенние стрельбы. 17 сентября 1905 г. она выступила для проведения стрельб на полигоне, проведя в лагере 5 дней48. 20 марта 1907 г. 3-я и 6-я батареи бригады участвовали в первой в истории гвардейской артиллерии «зимней стрельбе»49. Впрочем, как свидетельствует В.С. Савонько, погода была максимально благоприятной: + 7 °С и выше.
Очередным нововведением стали так называемые показательные стрельбы, на которых были обязаны присутствовать все офицеры бригады. Суть этих стрельб В.С. Савонько описывает следующим образом: «Все офицеры должны наблюдать и записывать свои наблюдения, а затем командир бригады, после доклада и разбора стрельбы стрелявшим командиром батареи и командиром дивизиона, - “вытягивает” кого-нибудь из гг. офицеров и приказывает “доложить” свои замечания и наблюдения. Как ни верти - получается несомненная критика действий штаб-офицера, и этот “номер” большинство сочло неудачным»50.
8 июня 1909 г. состоялись ночные стрельбы, для участия в них от каждой бригады было выставлено по одной батарее: «“Ночь” не слишком темная, но зрелище стреляющих орудий и шрапнельных разрывов все же весьма эффектное»51. -31-
Итог боевой подготовки войск подводили маневры в июле -августе, в ходе которых отрабатывалось взаимодействие разных родов войск. Как правило, батареи или дивизион включались в состав сводного отряда, который состоял из одного или двух пехотных полков. Территорией маневров была местность, прилегающая к Красносельскому лагерю. В дневниковых записях мелькают, сменяя друг друга, названия: мыза Шунгуровская, деревни Рюмки, Никулино, Тайцы, Камерязи, Лемпелево, Большие Горки, Анташи, Малое Котино, Чухонские Анташи, Глядино, Касково, Муховицы, Дятлицы, Волосово, Кипени, Ропша, Большое Высоцкое, Собакино, Эртелево, Телизи. По завершении маневров устраивался Высочайший парад войскам Красносельского и Усть-Ижорского лагерей.
Дневниковые записи В.С. Савонько являются ценным историческим источником для изучения истории Российской императорской гвардии. В настоящее время готовится издание дневников, которое даст каждому желающему уникальную возможность увидеть изнутри повседневную жизнь весьма закрытой гвардейской корпорации: повседневные будни службы, парады, смотры и маневры в присутствии императора и членов императорской фамилии, но также наблюдения и размышления о многих недостатках в организации обучения и воспитания войск, подборе лиц командного состава и многое, многое другое.


1 Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ № 15-01-00133 «Дневники гвардейского офицера В.С. Савонько. 1899-1909 гг.».
2 РНБ (Российская национальная библиотека). Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 86-89.
3 Биография В.С. Савонько изучена недостаточно. Основные сведения можно извлечь из дневника, автобиографий (РО ИРЛИ. Ф. 377. Оп. 7. Д. 3151. Л. 1; РГАЛИ. Ф. 341. Оп. 1. Д. 286. Л. 4) и послужных списков (Архив ВИМАИВиВС. Ф. 25. Оп. 98. Д. 193. Л. 11 об.-12; РГВИА. Ф. 400. Оп. 17. Д. 2327. Л. 19-26).
4 О деятельности В.С. Савонько как собирателя и исследователя экслибрисов см.: Минаев Е.Н. Экслибрис. М., 1968. С. 85; Богомолов С.И. Российский книжный знак 1700-1918 гг. М., 2010. С. 726; Глейзер М.М. Ленинградское общество библиофилов 1923-1940 гг. СПб., 2014. С. 52. Коллекция экслибрисов В.С. Са-вонько в настоящее время хранится в Российской национальной библиотеке, см.: Редкие русские книжные знаки. Из коллекции В.С. Савонько. Кат. выст. / [Авт. вступ. ст. и сост. Н.В. Мельникова]. СПб.: Изд-во РНБ, 1998.
5 Исследованию дневников посвящены публикации: Алексеев А.И. Юбилейные торжества в царствование последнего русского императора глазами гвардейского офицера // Сб. материалов Международ. науч. конф. К 400-летию Дома Романовых. Монархии и династии в истории Европы. Ч. 2. СПб., 2013. С. 156-163; -32-
Его же. Профессора Санкт-Петербургского археологического института глазами слушателя 1904 - 1906 гг. гвардейского офицера В.С. Савонько // Каптеревские чтения. Вып. 13. М., 2015. С. 338-362; Его же. Дуэльная история в 1-й лейб-гвардии артиллерийской бригаде (штрихи к портрету выдающегося артиллериста Л.Н. Гобято) // Источниковедение в современных исторических исследованиях: К юбилею Николая Георгиевича Рогулина. СПб., 2015. С. 40-57; Богданов А.А. Неизвестные воспоминания о 9 января 1905 г. в Петербурге // Там же. С. 58-63; Смирнова М.А. Создание и начало работы Императорского Русского военно-исторического общества в дневниках В.С. Савонько // Там же. С. 65-71; Назаренко К.Б. «Клуб для избранных»: русское и европейское офицерство в дневниках
B. С. Савонько // Ученые записки Петрозаводского гос. ун-та. 2016. Февр. № 1 (154). Серия «Общественные и гуманитарные науки». С. 20; Его же. Мир офицера русской гвардии в дневниках В.С. Савонько (1899-1909 гг.) // Военная история России XIX-XX веков: Материалы VI11 Международ. военно-ист. конф. СПб., 2015. С. 94; Alekseev A.I. Leisure activities of a guard officer in St. Petersburg at the beginning of the XX century // East European History. 2016. Vol. 4. Iss. 2. P. 42-50.
6 Параскевов В.С. Деятельность государственных и военных органов управления России по развитию артиллерии русской армии в ходе военных реформ 19051912 годов. Автореф. дис... канд. ист. наук. М., 2016.
7 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 86. Л. 19 об.
8 Там же. Л. 20 об.
9 Генерал А.Т. Баумгартен командовал бригадой в 1890-1895 гг.
10 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 86. Л. 31.
11 Там же. Ед. хр. 87. Л. 4.
12 «По данным всеподданнейших докладов, по Военному министерству в 1901 и 1902 гг. было заказано 1500 скорострельных орудий образца 1900 г. На январь 1903 г. было изготовлено 1083 орудия. В начале 1902 г. были заказаны орудия образца 1902 г., которых было изготовлено к началу 1904 г. 1500» (Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX-ХХ столетий. М., 1973. C. 166).
13 Разведчик. 1903. № 664.
14 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 87. Л. 65.
15 См.: Беляев И.Т. «Где вера и любовь не продаются». Мемуары генерала Беляева. СПб., 2015. С. 112-113.
16 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 87. Л. 23 об.
17 Там же. Л. 25-25 об.
18 Там же. Л. 138 об.
19 Там же. Л. 139 об.
20 Там же. Л. 140 об.
21 Там же. Л. 141.
22 Там же. Л. 150-150 об.
23 См.: Алексеев А.И. Дуэльная история... С. 40-57.
24 Барсуков Е.З. Подготовка России к мировой войне в артиллерийском отношении. М., 1926. С. 47.
25 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 88. Л. 28 об.
26 Там же. Л. 6 об.-7.
27 Там же. Л. 23 об.
28 Там же. Л. 126 об. -33-
29 Там же. Л. 144.
30 Там же. Л. 188.
31 Там же. Л. 204 об.
32 Там же. Л. 206-206 об.
33 Там же. Л. 210.
34 Ед. хр. 86. Л. 128.
35 Ед. хр. 87. Л. 129.
36 Ед. хр. 88. Л. 158.
37 Там же. Л. 158.
38 Там же. Л. 186.
39 См.: «С 1909 г. по инициативе Офицерской артиллерийской школы начали практиковаться так называемые артиллерийские поездки как одна из форм подготовки офицеров. Это были занятия с офицерским составом в поле, имеющие целью дать практику в решении артиллерийско-стрелковых и тактических задач на местности. Для проведения поездки разрабатывалась определенная задача на тактическом фоне. Поездки начинались в составе батареи, затем дивизиона и бригады. Для их проведения привлекались: определенное количество офицеров, разведчиков-ординарцев и телефонистов-сигнальщиков со средствами связи и приборами, а иногда и одно-два орудия от батареи. Часть офицеров назначалась на должности, остальные присутствовали на занятиях и могли высказывать свои замечания по ходу занятий и работе действующих лиц. Разбор поездок проводился в поле, а по вопросам технического характера в классе. Однако при очевидной полезности этой формы подготовки офицеров артиллерийские поездки в частях проводились редко» (Параскевов В.С. Указ. соч. С. 135).
40 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 88. Л. 200.
41 Там же. Л. 200 об.
42 Там же. Л. 201.
43 Ед. хр. 86. Л. 21.
44 Геруа Б.В. Воспоминания о моей жизни. Т. 1. Париж, 1969. С. 89.
45 Романов Сергей Михайлович (1869-1918), великий князь, в 1905-1916 гг. генерал-инспектор артиллерии. Уже 6 июня 1905 г. приказом за № 109 новый генерал-инспектор опубликовал «для руководства основные официальные документы; программу стрельбы полевой артиллерии, инструкцию начальникам учебных артиллерийских полигонов, программу поверки знаний офицеров батарей и указания по производству зимних стрельб и артиллерийских маневров (Барсуков Е.3. Русская артиллерия в мировую войну 1914-1918 гг. Т. 1. М.: Гос. воен. изд-во НКО, 1938. С. 92).
46 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 87. Л. 80 об.
47 Беляев И.Т. Указ. соч. С. 114.
48 РНБ. Ф. 1000. Оп. 11. Ед. хр. 87. Л. 94.
49 Там же. Ед. хр. 88. Л. 21.
50 Там же. Л. 162 об.
51 Там же. Л. 166. -34-



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU