УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Заключение
 

Приведя в начале настоящего очерка ряд исторических примеров активной обороны в разных случаях, боевых действий и разобрав насколько возможно подробнее при заданном автору объеме и по имевшимся источникам пример активной обороны 25-го армейского корпуса на общем фронте армии, действовавшего в маневренный период мировой войны в обстановке, которая для нас, при нашей действительности, может представлять особый интерес, скажем в заключение несколько слов о той поучительности, которую можно извлечь из всего вышесказанного по вопросам активной обороны.
Полевой устав РККА (ПУ-Зб) в главе восьмой «Оборона» говорит: «224. Оборона применяется с целью:
а) экономии сил на широком фронте для удара на решающем направлении;
б) выигрыша времени для создания необходимой группировки сил для наступления;
в) выигрыша времени на второстепенном направлении до результатов наступления на решающем направлении;
г) удержания пространства (районов, рубежей и путей);
д) расстройства наступающего противника для последующего перехода в наступление.
Сила обороны заключается в наиболее выгодном использовании огня, местности, инженерного дела и химических средств.
Оборона, соединенная с наступательными действиями или с последующим переходом в наступление, особенно во фланг ослабленного противника, может привести к полному его поражению».
В общем, за исключением п. «г», во всех остальных случаях применения обороны по нашему ПУ-36 заложена идея наступления, или «идея возмездия», которая, по мысли Клаузевица, должна лежать в основе каждой обороны и которая выражается в нашем ПУ-36 словами «для удара», «для наступления», – для чего последние и отмечены мною выше курсивом.
Итак, конечная цель оборонительного боя, по смыслу ПУ-36, и заключается в том, чтобы расстроить наступление противника огнем и частными контратаками сковывающей группы (до 2/3 всех сил), для чего она должна вводить в бой возможно большее число своих огневых средств, -119- и уничтожить противника контратакой ударной группы (не менее 1/3 всех сил) у переднего края, часто впереди нашей оборонительной полосы, а в случае прорыва противника – и внутри ее.
ПУ-86 предусматривает только один вид нанесения удара живой силой противнику в обороне войсковых соединений (батальон, корпус) – это переход в контратаку ударной группой, который производится по приказу старшего начальника (командира полка или дивизии) или по частному почину своего начальника, если того требует обстановка.
При этом командир стрелкового батальона обороняет свой район, всегда готовый к оборонительному бою в полном окружении, для чего батальонный район должен иметь круговую оборону; контратаки своей ударной группой командир батальона производит лишь накоротке; командир полка руководит боем батальонов сковывающей группы сосредоточением артиллерийского огня по главным группировкам противника и контратакует своей ударной группой при поддержке танков; командир дивизии, опираясь на контратаки полков и организуя совместный удар, в свою очередь контратакует своей ударной группой и восстанавливает нарушенное положение.
Командир корпуса в большинстве случаев располагает лишь резервом. По мере выявления наиболее опасного направления прорыва противника командир корпуса формирует ударную группу из своего резерва, придаваемых ему резервов высшего командования, а также из частей обороняющихся дивизий, которые можно снять с фронта по ходу боя и которые могут своевременно прибыть к угрожаемому району для контратаки. Прорвавшийся противник должен быть разбит и полоса обороны восстановлена (ПУ-36, стр. 249).
При занятии оборонительной полосы возможные направления для контратак обязательно должны быть продуманы всеми начальниками, а производство этих контратак должно быть предусмотрено в самых различных случаях, считаясь с обеспечением их поддержкой огневыми средствами, что и предусматривается при разработке плана обороны каждым штабом войскового соединения в соответствии с указаниями командира корпуса (ПУ-36, ст. 237) и теми обязанностями, которые возлагает наш ПУ-36 на командира дивизии (ст. 238), командира полка (ст. 239) и командира батальона (ст. 240). -120-
Таковы требования нашего ПУ-36 в отношении обороны на нормальном фронте. Оборона на широком фронте выполняет те же задачи, какие вообще возлагаются на оборону на нормальном фронте, т. е. предусмотренные ст. 224.
Обороняющийся на широком фронте корпус обязан также всегда активно решать задачу обороны, сосредоточивая всевозможные силы и средства для отражения противника на направлениях главного удара. При этом общий характер действий корпуса при наступлении на него противника сведется: а) к отражению противника перед передним краем огнем и контратаками собранных ударных групп; б) к уничтожению противника контратаками всех наличных сил до перехода им тыльной границы оборонительной полосы корпуса.
Оборона на широком фронте требует от войск и командования большого напряжения по несению службы разведки, охранения и перегруппировок с частыми боями. Уничтожение прорвавшегося противника должно происходить быстро до того момента, пока пал хотя бы один батальонный район обороняющегося.
Вообще активная оборона должна базироваться на контратаках с целью уничтожения ворвавшегося в район обороны противника, так как только активные действия обороняющихся частей наилучшим образом обеспечивают успех обороны, ибо хотя огнем можно отразить наступление, но уничтожающего поражения нанести нельзя.
Контратака ворвавшегося в оборонительную полосу врага по своей сущности должна быть заранее организована, причем эта контратака наносится ударной группой дивизии из глубины и ведется применительно ко всем приемам наступательного боя.
Однако оборона при указанных активных действиях, контратаках ударных групп (прежде частных и общего резервов), являясь по существу отражением ударов противника, т.е. пассивной, всегда передавала инициативу в руки наступающего, который имел выбор места боя, особенно имея в виду, что, как бы сильно ни было оборонительное расположение на фронте, оно всегда будет слабо на флангах.
Вследствие того что выгодные и невыгодные стороны оборонительного боя находятся в весьма неустойчивом равновесии, взгляды на оборону всегда колебались. Так, -121- после франко-прусской войны 1870 г. было много сторонников обороны, утверждавших, что у обороны больше преимуществ, чем у наступления; русско-турецкая война 1877 г. укрепила ряды этих сторонников. После русско-японской войны 1904-1905 гг. неудачи русской армии произвели такое впечатление на русское командование, что даже выражение «оборонительный бой» было заменено выражением «выжидательный бой».
Это предпочтение наступления обороне можно было найти в любом учебнике тактики этого периода, где почти в одних и тех же выражениях повторялось о преимуществах наступления и с моральной и с материальной стороны, особенно упирая на первую.
Наступательные возможности пехоты перед мировой войной расценивались выше действительных. Огневая мощь самой пехоты считалась достаточной и главной силой, обеспечивающей наступление пехоты, и артиллерия только поддерживала пехоту. В первых же сражениях выяснилось, однако, что артиллерия обороны наносила наступающей пехоте громадные потери в нормах, превышающих в 3-4 раза потери от артиллерийского огня в русско-японскую войну, и что наступающая пехота своим огнем не в силах подавить обороняющуюся пехоту. Небезынтересно отметить, что подтверждающаяся прежними войнами сила обороны по какой-то странной причине не вызывала достаточного усиления средств подавления у наступающего. Уроки истории всеми армиями Европы игнорировались, вследствие чего не извлекались все выгоды из наступательных действий.
Для успеха наступления нужна одна предпосылка, и о ней нельзя забывать, а именно та, что наступающий должен иметь над обороняющимся превосходство как в живой силе и средствах подавления, так и в уменье маневрировать, в пользовании техническими средствами и в службе снабжения. Если этой предпосылки нет, то наступление вероятнее всего обречено на неудачу при больших потерях, и притом лучших людей.
Рассматривая исторические примеры оборонительных боев,.. можно заметить, что они имели много оттенков, и чем больше обороняющийся основывал свои действия на отражении ударов атакующего, но. нанося хотя бы коротких контратак в ответ на атаки противника, в расчете, что наступающий истечет кровью в своих атаках, тем больше проявлялись невыгодные свойства такой пассивной обороны -122- , и в результате обороняющийся терпел более или менее жестокое поражение.
Чем действия обороняющегося были активнее, тем больше было шансов на достижение успеха, и действительно такая оборона не только парализовала силы наступающего, но часто наступающий истекал кровью и был вынужден к отступлению.
Наконец, наивысшим видом обороны является тот вид обороны, который указан в конце § 224 ПУ-36: «Оборона, соединенная с наступательными действиями или с последующим переходом в наступление, особенно вo фланг ослабленного противника, может привести к полному поражению». Одним из таких случаев и являются разобранные нами выше, во 2-й части труда, действия выделенного из 25-го армейского корпуса отряда ген. Веселовского (ударная группа корпуса), т. е. удар во фланг наступающему противнику, еще находившемуся в движении, произведенный этой группой впереди оборонительной полосы, что тактически сводится к ведению встречного боя в условиях наиболее выгодной для обороняющегося обстановки. Этот вид активной обороны требует исключительного искусства для ее осуществления, чтобы не подвергнуть ударную группу отдельному поражению.
Действительно, занятие оборонительной полосы производится заблаговременно, когда обороняющийся может выбрать, подготовить и хорошо ознакомиться с местностью впереди и на флангах полосы, тогда как наступающий должен вести планомерный осторожный подход и готовиться к систематической атаке. В этом случае обороняющийся, нанося массовый удар в заранее намеченном направлении, на изученной местности, при заблаговременно налаженном управлении и работе тыла, вынуждает наступающего принять бой на незнакомой местности еще во время подхода и тем расстраивает организацию этого подхода, даже если атакующий и учитывал возможность контрнаступления.
Но бывают случаи, когда оборонительная полоса занимается в результате боя, происшедшего в непосредственной близости к противнику, а не по предварительному выбору, и притом часто на невыгодных для обороны рубежах, но. являющихся связующим звеном между двумя более важными районами.
Один случай – когда оба противника, примерно равноценные в материальном отношении, выдерживавшие бой -123- без решительных результатов, закрепляются с тем, чтобы произвести необходимые перегруппировки для перехода вновь в наступление. Обороняющийся и в этом случае (хотя в смысле знакомства с местностью находится в одинаковых условиях с наступающим) все же для контратаки имеет преимущество, так как расстраивает атаку наступающего и переводит оборону при недостаточно выгодных условиях во встречный бой.
Однако, как говорит Фр. Энгельс в своей статье «Атака», не все армии обладают способностью перехода от обороны к наступлению, и история войн нас учит, что в то время, когда греки, англичане, швейцарцы и германцы нередко заканчивали свои оборонительные сражения переходом в победоносное наступление (Марафон, Фермопилы, Платея, Креси, Пултье, Азинкур, Ватерлоо, Асперн и Эсслинг и др.), римляне и французы не дают таких примеров в своей истории войн. В этом сказывается характерная черта данной армии, и это качество обнаруживает та атакуемая армия, которая «...обладает стойкой и упорной выдержкой, достаточной, чтобы обеспечить ее непрерывное сопротивление, пока огонь нападающих не начнет ослабевать и истощение и реакция не начнут овладевать ими»1.
Способностью и качествами, на которые указывает Фр. Энгельс, особенно обладала русская армия и в настоящее время в высокой степени обладает РККА. Французы, как указывает в той же статье Фр. Энгельс, обладающие бурным порывом в наступательном бою и способные превращать поражение своего противника в непоправимый разгром, не выказывали этих качеств в оборонительном бою.
Другой случай – если один из противников переходит к обороне вследствие понесенного поражения. Тогда пассивная оборона на слабо занятой позиции, часто несоответствующими силами и наспех, обычно приводит уже потрясенного обороняющегося к очищению позиции под воздействием даже одного артиллерийского удара или атаки небольших частей и довершает его поражение. Поэтому наиболее обеспеченным шансом обороняющегося, особенно если наступающий, пренебрегая подготовкой, ведет атаку по приемам встречного боя, является контратака впереди оборонительной полосы, что дает возможность если не
разбить противника, то, во всяком случае, остановить его и тем спастись от поражения и выиграть время для нужных перегруппировок.
Кроме того, значение встречного контрудара вообще велико и по своей внезапности как со стороны моральной – неожиданностью, воздействующей на психику наступающего, так и со стороны материальной – расстройством проводимого им маневра.
Вот это-то уменье своевременно перейти в наступление, переменить маневр и должен в себе всемерно развивать и воспитывать каждый командир РККА.
 

Примечание
 

1. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XI, ч. 2, стр. 554. -124-

 

Послесловие
 

Если, прочтя этот труд, читатель заинтересуется вопросами активной обороны и захочет лично более подробно ознакомиться и изучить исторические образцы такой обороны, то автор сможет считать свою задачу наполовину выполненной. При этом автор считает уместным напомнить следующее.
Европейские войны 1866 и 1870 гг. дали неопровержимые доказательства парализующего влияния огня на наступление, хотя кратковременность обеих этих войн в известной мере затушевала их уроки. Мольтке, выигравший обе эти войны, на основании полученного опыта сознавал, что в ряде случаев является желательным использовать выгоды обороны перед переходом в наступление, но вместе с этим он отлично понимал, что его победы не могут быть повторены. Он заявил: «В результате усовершенствования огнестрельного оружия тактическая оборона приобрела большие преимущества перед наступлением... Очевидно, атаковать выгодно лишь после того, как отражено несколько атак противника».
К такому же выводу, но применяя метод исторического материализма, еще в 1858 г. пришел Фр. Энгельс, сказав:
«...История величайших сражений мира, повидимому, показывает, что в тех случаях, когда атакуемая армия обладает стойкой и упорной выдержкой, достаточной, чтобы обеспечить ее непрерывное сопротивление, пока огонь нападающих не начнет ослабевать и истощение и реакция не начнут овладевать ими, а затем сможет предпринять наступление и атаковать в свою очередь, – что в таких -125- случаях оборонительный способ действий является самым надежным»1.
Эти предостережения не были услышаны будущими «авторитетами», игравшими видную роль в подготовке первой мировой войны, о чем можно судить по оптимистическому заявлению фон-дер-Гольца: «Идея большей мощи обороны есть чистейшее заблуждение». Такого же оптимистического взгляда придерживались во Франции. Так, в конце прошлого века будущий маршал Фош изрек следующую аксиому: «Всякое (усовершенствование огнестрельного оружия обязательно усиливает наступление». Английский опыт в войне с бурами доказывает ложность подобных утверждений, но в Европе его рассматривают как результат слабости английских атак. Далее последовала русско-японская война. Уже в ней были заложены все те факторы, которые спутали расчеты военного командования в 1914 г., – парализующая сила пулемета, трудность фронтальных атак и вытекающее отсюда отсиживание армий в окопах. Но факты не поколебали оптимизма военных кругов.
Так, одни германские военные специалисты, отрицая возможность прорыва при современной развитой огневой технике, требовали в то же время окрыления флангов, а Бернгарди и Балк говорили, что необходимость прорыва неприятельских позиций не может быть исключена, но одновременно указывали на ее трудность. Допуская возможность прорыва, они видели главную трудность его не в достижении максимального превосходства в материальных и огневых средствах, а в моральном превосходстве.
Обороняющийся, переходя в наступление против выдохшегося и измотанного длившимися иногда продолжительное время непрерывными боями противника, без сомнения, будет обладать моральным превосходством, подчиняющим себе волю противника. Однако этот переход в наступление нуждается в тщательной подготовке и поддержке своей артиллерии и других средств подавления сопротивления, которые должны облегчить продвижение частей своей пехоты и избавить их от излишних жертв. Не случайно поэтому, что хорошо подготовленные контрнаступления заканчивались крупными победами. Такими победами были первая Марна 1914 г. и вторая Марна 1918 г. В результате таких же атак русских войск на Висле -126- были разгромлены австро-германские силы в октябре 1914 г. в так называемой Ивангородско-Варшавской операции.
А многие решающие победы нашей Красной Армии в годы гражданской войны, 1917-1922 гг., – Царицын в 1918 г., Петроград в 1919 г. и Каховка в 1920 г., – разве они не являются результатом замечательных контрударов, т. е. примерами активной обороны! Под гениальным руководством величайшего пролетарского стратега товарища Сталина и под железным командованием его ближайших соратников, наших талантливейших пролетарских полководцев М.В. Фрунзе и К.Е. Ворошилова, наша Красная Армия дала яркие примеры таких контрударов, которыми должна завершаться настоящая активная оборона. -127-
 

Примечание
 

1 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XI, ч. 2, стр. 554.
 

Приложения

 

Приложение
 

Приказ войскам 4-й армии
 

18 апреля 1915 г. Секретно №668
 

Восьмимесячный период войны несомненно обогатил славные войска вверенной мне армии огромным опытом, заставил всех не раз призадуматься над условиями и характером современного боя и если и не внес существенных изменений в усвоенные нами уставные положения и нормы, то во всяком случае оживил их опытом и выяснил относительную важность тех или иных тактических положений. Вполне уверен, что опыт этот, добытый дорогою ценою крови, не прошел бесследно и плоды его скажутся в предстоящих боях.
С своей стороны считаю необходимым обратить внимание на нижеследующее:

 

1. Походные движения
 

При походных движениях заметно стремление двигать дивизию по одной дороге даже в тех случаях, когда обилие боковых дорог вполне допускает движение двумя или даже тремя колоннами. Вследствие этого походные порядки делаются малоповоротливыми, при встрече с противником лишены возможности свободно маневрировать и весьма чувствительны к флангам. Между тем как движение двумя или тремя колоннами придает походному порядку гибкость, позволяет сразу развернуть боевой порядок и дает возможность самому ударить во фланг противнику.
Боковые отряды высылаются слишком слабые по составу. Они должны быть настолько сильны и самостоятельны по составу, чтобы могли охранять фланги колонн в движении, обеспечить их развертывание и быть в состоянии давить на фланги противника.
Замечалось, что охраняющие части на походе держатся настолько близко, что бывали случаи, когда противник внезапно открывал артиллерийский огонь по походной колонне, а 11 августа одна из походных колони XVI корпуса была даже внезапно обстреляна ружейным и пулеметным огнем с фланга, что привело к замешательству, большим потерям и крайне печальным последствиям. Обращаю на это самое серьезное внимание.
Связь и разведка должны поддерживаться постоянно, и каждый начальник обязан знать, что перед ним, в каком положении его войска и соседние колонны. Во всех корпусах имеется по 2 казачьих полка: этого вполне достаточно как для разведки, так и для связи.

 

2.Бой
 

Наступательный бой должен развиваться решительным и настойчивым наступлением. Были случаи, что с началом наступления, когда было обнаружено встречное наступление противника, наше наступление приостанавливали и противника встречали огнем. Такой способ заслужи­вает полного порицания. Каждый начальник и солдат должен сознавать, что если противник наступает одновременно, то тем лучше – наши войска меньше времени будут находиться под огнем и скорее сойдутся на штык. Решительное наступление производит громадное моральное впечатление на противника, а в этом половина победы. Наоборот -129- , раз наступление приостанавливается – порыв пропадет, и оно уже на этот раз не возобновится.
При наступательных боях замечено, что большей частью дело сводится к фронтальным атакам. При современной силе артиллерийского и ружейного огня это приводит к громадным, а иногда безрезультатным потерям. Только сочетание фронтальной атаки с атакой во фланг ведет к решительному успеху. Причем, ввиду громадной силы и морального влияния флангового огня, крайне необходимо в состав направляемой для удара во фланг колонны назначать артиллерию и пулеметы. Для поражения противника фланговым огнем с большим успехом могут быть применяемы 42-линейные пушки соседних участков, что всегда надо иметь в виду.
Германцы и австрийцы крайне чувствительны к своим флангам, и поэтому такой прием всегда сулит успех. Даже небольшая наша часть, появившаяся на флангах, наводит на них панику и заставляет австрийцев отходить и сдаваться.
Но нужно иметь в виду, что противники настойчиво ведут наступление на наши фланги, рассчитывая появлением на фланге поколебать нашу стойкость. И действительно были случаи, что не только обход или охват, но даже угрозы или слуха о нем было достаточно, чтобы начальники решались отходить или загибать фланг. Настойчиво подтверждаю – в случаях охвата или прорыва действовать активно, переходя в решительную контратаку резервом или соседними колоннами по возможности, в свою очередь, во фланг противнику. Это должно быть твердо усвоено всеми, как офицерами, так и нижними чинами.
Боковые передвижения на поле сражения трудны и опасны. Отсюда ясно, насколько важна Правильная организация походного движения, дающая возможность подойти к противнику широким фронтом и тем не только обезопасить наши фланги, но самим получить свободу маневрирования и возможность обрушиться на фланги противника.
При обороне все еще замечается стремление к сплошной линии окопов. Даже в тех случаях, когда приходилось занимать заранее подготовленные в инженерном отношении позиции из ряда опорных пунктов, находившихся в самой тесной огневой связи, войска сейчас же, как бы боясь промежутков, начинали соединять опорные пункты длинными окопами, и опять получалась сплошная линия. Между тем такие сплошные линии укреплений в полевой войне крайне невыгодны. Они не усиливают, а ослабляют, обороноспособность позиции, так как окопы поглощают много войск, получается тонкая линия и слабые резервы. В случае прорыва в одном месте легко сдает вся линия. Из сплошной линии окопов почти невозможно встретить удар противника решительной контратакой, так как приходится выбегать из окопов только по устроенным выходам. Совсем иначе, когда позиция состоит не пэ сплошных окопов, а из ряда опорных пунктов, находящихся в тесной огневой связи. Сосредоточив всю работу на укреплении опорных пунктов, их действительно можно сделать неодолимыми. Занятие опорных пунктов потребует значительно меньше войск, поэтому остаются сильные резервы. При надлежащем расположении фланговых окопов и опорных пунктов уступами назад, при устройстве заграждений в промежутках и при надежной огневой связи перекрестным огнем ни охват опорного пункта, ни прорыв между двумя соседними опорными пунктами немыслимы.
Сила этих позиций – в сильном резерве и гибкости обороны, – куда бы противник ни направил свой удар, везде можно дать ему отпор сильным резервом, перейдя в контратаку, причем выдвижение резервов -130- в промежутках между опорными пунктами естественно приводит К удару во фланг тех частей противника, которые, изнывая под перекрестным огнем, пытаются прорвать наше расположение или охватить опорные пункты с флангов.
Наклонность к сплошной позиции так велика, что из окопов даже нет возможности выйти для перехода в наступление. Поэтому приказываю козырьки устраивать с промежутками для быстрого перехода в наступление, а в обратной отлогости рва через каждые 10 шагов делать ступеньки, дабы иметь возможность расстреливать противника на проволочных заграждениях, а если он таковые преодолел, то успеть выскочить из окопа и встретить его в штыки. Позади первой линии укреплений на важнейших участках должно возводить опорные узлы.
Опыт показал, что современные бои развиваются чрезвычайно медленно, требуют громадной затраты патронов и снарядов. Поэтому на правильное употребление огня должно быть обращено самое серьезное внимание всех начальников.
Настоящая война выяснила, какое решающее значение имеет огонь как при обороне, так и при наступлении. Только правильное и целесообразное сочетание ружейного, пулеметного и артиллерийского огня с решительным движением пехоты вперед может привести к победе с наименьшими потерями. Но это достижимо только при полном взаимодействии всех родов войск и при правильном и твердом руководстве боем со стороны старших начальников.
В отношении употребления ружейного огня выяснилось, что главное значение в бою принадлежит огню ближнему, до 1 000—1500 шагов. Огонь на дистанции свыше 1 500 шагов мало действителен и ведет к непроизводительной трате патронов, поэтому огонь на дистанцию свыше 1500-2000 шагов может принести пользу только по крупным и выгодным целям и только под руководством офицеров. Война дала нам много примеров, когда наши войска, проявлявшие выдержку и подпускавшие противника на близкие дистанции, наносили ему огнем громадные потери п с успехом отражали атаки превосходных его сил; безрезультатный же огонь на дальних дистанциях только поднимает дух противника.
В приказах австрийцев и германцев часто указывается на слишком высокую стрельбу нашей пехоты. Очевидно стреляют не целясь. Такая стрельба только подбадривает противника, поэтому предписываю принять самые серьезные меры для искоренения этого недостатка.
Артиллерийская подготовка как отдельный акт боя отжила свой век и ведет лишь к излишней трате патронов, так как противник на это время укроется в окопах. Продолжительный опыт нашего стояния доказывает, как мало мы несли потерь, несмотря на то, что противник патронов не жалел. Артиллерия должна обрушиваться на противника всей силой одновременно с наступлением пехоты.. Заблаговременная артиллерийская подготовка уместна, когда необходимо разрушить искусственные препятствия, опорный пункт, каменные здания и стенки или когда необходимо подавить огонь неприятельских батарей, положение коих известно. В первом случае артиллерийская подготовка должна производиться по возможности только мортирами и орудиями тяжелой артиллерии, во втором случае должна принять участие и полевая артиллерия.
Главная роль легкой артиллерии начинается лишь с началом движения вперед пехоты, когда она обязана своим огнем прокладывать дорогу пехоте, поражая противника и вынуждая его сидеть укрыто и прекращать огонь.
-131-
Артиллерия наша работает великолепно, действии ее, особенно тротиловых гранат и бомб, наводит ужас на противника, но замечалось, что она иногда располагается слишком далеко позади пехоты и лишает последнюю своей поддержки в самую нужную минуту. Нужно принять как незыблемое правило, что артиллерия своим огнем должна вести пехоту до самого удара в штыки, имея всюду глаза, и энергично, подобно пехоте, приближаться к противнику, если бы это потребовалось. После удара в штыки, когда противник начинает отступать, содействие артиллерии также крайне необходимо. Тут может быть один из случаев, когда артиллерия может пренебречь закрытыми позициями и, хотя бы частью сил, энергично продвинуться на линию пехоты, чтобы расстреливать отступающею противника или подходящие его резервы. Артиллерийское преследование лучше вести в этом случае перекатами, чтобы огонь ни на минуту не смолкал.
Такому действию артиллерии противник придает большое значение, и неоднократно повторялись случаи, когда на линии передовых окопов выдвигалась полевая артиллерия, а тяжелая следовала при наступлении в авангардах.
Конечно, полное взаимодействие может быть достигнуто только при поддержании надлежащей связи как с начальником отряда, так и с впереди наступающими пехотными начальниками, на что должно быть обращено особое внимание. Артиллерийский огонь только тогда принесет пользу, когда артиллерийский начальник будет вполне ознакомлен с обстановкой и с целью, которую начальник стремится
достигнуть.
При обороне замечено, что артиллерия, становится далеко и не всегда имеет достаточное количество хорошо оборудованных запасных позиций, дабы иметь возможность менять спои места, в зависимости от развития боя, а также в случае если будет обнаружена тяжелой артиллерией противника.
Замечено, что без особой надобности батареи разбрасываются и командир дивизиона лишается возможности руководить огнем батарей
дивизиона.
Старшие артиллерийские начальники не должны ограничиваться наличием передовых наблюдений, но иметь наблюдательные пункты для себя, дабы лично следить за стрельбой своих частей.
Широкое развитие устройства ложных батарей, наблюдательных пунктов, ложных окопов – необходимо. Ложные вспышки следует производить исключительно с выстрелом ближайшей батареи, ибо внимательный наблюдатель сразу заметит, что после вспышки нет разрыва снаряда.
Тяжелую артиллерию надлежит располагать по возможности вне огня легких батарей противника, но так, чтобы самим держать эти батареи под самым действительным огнем. Главное усилие тяжелой артиллерии должно быть направлено для борьбы с артиллерией противника, дабы дать полную возможность легкой артиллерии поражать войска. Раз захваченное у противника пространство должно быть немедленно закрепляемо самым тщательным образом. Выло много случаев, когда контратака противника удавалась исключительно потому, что занятые нами пункты не были достаточно укреплены. Занятый у противника участок может считаться окончательно закрепленным за нами лишь при условии соответствующего укреплении и если он надежно защищен огнем нашей артиллерии и пулеметом. Потребность немедленно закреплять захваченные пункты должна войти в плоть и кровь.
-132-

 

3. Ночные действия
 

Огонь ночью почти недействителен. Между тем постоянно замечается бесцельная стрельба по ночам. Наши противники, особенно австрийцы, любят ночную стрельбу, но подражать им в этом отношении не следует, так как противник привыкнет к бесцельной нашей стрельбе и перестанет уважать нашу пулю.
Если противник атакует ночью, то встречать его дружным огнем следует только на самом близком расстоянии, когда видны силуэты наступающего неприятеля. Стрельба ночью на дальних дистанциях по малой действительности только ободряет противника и обнаруживает наше расположение, поэтому является недопустимой.
Успешность ночной атаки зависит главным образом от скрытности и внезапности, поэтому стрельба недопустима, что должно быть твердо усвоено всеми.
При ночных действиях очень легко попасть под огонь своих. Поэтому принять за правило, что ночью стрельба допускается только с позиции для отражения атаки, и то, как сказано выше, на самых близких дистанциях.

 

4. Разведка.
 

Основное требование разведки – непрерывность – не всегда выполняется.
Бывали случаи, когда соприкосновение с противником утрачивалось, и корпуса, несмотря на обилие конницы, вступали в бой, не имея даже приблизительных сведений о направлении движения главных сил противника, что приводило к случайному встречному бою при невыгодных для пас условиях.
Постоянное тесное соприкосновение с противником совершенно необходимо также и при позиционной войне, но здесь оно всецело поддерживается пехотой. Разведка пешими разведчиками должна вестись планомерно, и каждая разведывательная партия должна получать вполне определенную задачу, в зависимости от общей цели разведки данного дня пли ночи.
С своей стороны должны приниматься все меры к тому, чтобы затруднить противнику сбор сведений о наших войсках.
Наши противники очень широко пользуются тайной разведкой, а потому необходимо, чтобы войска это знали и чтобы они были ознакомлены с приемами тайной разведки. Непрестанно подтверждать всем, чтобы не вступали ни в какие разговоры с посторонними лицами касательно расположения войск, предполагаемых действий, названия частей и пр. Настоятельно необходимо всем серьезно приняться за искоренение привычки громко разговаривать, не стесняясь посторонних, о наших действиях и намерениях.
Обратить внимание на телефонистов, которые часто подслушивают разговоры по телефону и рассказывают затем каждому, что говорилось. Видимо, не все знают, какая им грозит строгая кара за разглашение служебной тайны.

 

5. Управление войсками.
 

Ясно поставленная цель боя, твердое, решительное и энергичное проведении принятого плана в исполнение являются главнейшими условиями успеха. -133-
Средствами к этому являются резерв и связь. Были случаи, что командиры корпусов даже в предвидении боя ограничивались указанием начальникам дивизий полосы наступлении и цели, не оставляя в своем распоряжении резервов, чем лишали себя возможности управлять ходом боя. А между тем достигнутый в каком-либо участке корпуса успех только тогда может иметь значение, если успех этот будет развиваться самым решительным образом, что можно выполнить
только резервом.
У противника два излюбленных приема – прорыв и обход. Достигнутый успех они развивают самым решительным образом. Дабы иметь возможность этому противодействовать и свести успех на поражение, опять-таки необходим резерв. Указание полосы наступления необходимо для правильного распределения колонн, передового охранения и направления тыловых учреждений, но лишать себя резерва недопустимо.
Связь во время движения, отдыха и боя должна поддерживаться непрерывно. Каждый начальник во всякое время должен знать обстановку, положение вверенных ему войск и положение соседей.
Достигается это не только надлежаще организованной связью (телеграфом, телефоном, мотоциклистами и т. п.), но и непрерывным притоком донесений от младших к старшим и незамедлительной передачей приказаний и ориентировочных сведений от последних к младшим и соседям. Все это должно войти в плоть и кровь начальников всех
степеней.
Развитие боя, однако, производит разное впечатление на начальника; донесения о положении и ходе боя могу г быть и преувеличены, поэтому нельзя ограничиваться только донесениями. Начальникам дивизий, а при возможности и командирам корпусов, во время боя следует занимать такие наблюдательные пункты, чтобы иметь возможность лично следить за развитием боя. Выбранный наблюдательный пункт должен быть немедленно соединен с старшим и младшим начальником телеграфом или телефоном, или непосредственно или через оставленный на месте штаб. Эта связь не должна ни на минуту прекращаться. Частое перемещение командиров корпусов и начальников дивизий, нарушающее связь, недопустимо.
Особенное внимание обращаю на энергичную взаимную выручку. Каждый начальник должен помнить, что неудача соседей – его неудача, ибо обнажает его фланг. Поэтому знать обстановку у соседей и энергически их поддерживать для всех начальников обязательно.

 

6. Обозы.
 

Все обозы и тыловые учреждения корпусов должны быть эшелонированы в строгом соответствии с задачей корпуса и обстановкой. Напоминаю данные мною по сему в приказах армии № 201 и 255 указания для точного исполнения.
Обращаю внимание на недопустимое отношение обозов к частной собственности. Обозные совершенно не считаются, где засеяно, где нет; разбирают заборы, когда рядом лес; рубят на дрова насаждения на дорогах и даже фруктовые деревья; в фруктовых садах привязывают лошадей, когда для этой цели имеются и легко устраиваются коновязи, и даже, не стесняясь, портят телефонные линии. При повторении этих случаев приказываю строго взыскивать с начальников обозов, отрешая их от должности, если они не в силах держать свои части в руках, -124- неоднократно также приходилось наблюдать, что тыловые учреждения чрезвычайно панически настроены. Малейшего слуха, самого нелепого, достаточно, чтобы началась суета. Требую, чтобы указанное выше искоренять самыми крутыми мерами, а личностей, распространяющих панику, немедленно отрешать от командования и в важных случаях предавать суду.

 

7. Личный состав.
 

Текущая война резко подчеркнула давно известное значение духа войск, поэтому начальники всех степеней обязаны всемерно стремиться к поддержанию бодрости духа, предприимчивости и известного повышенного настроения своих подчиненных. Все, что служит к поднятию душевного самочувствия, должно быть применяемо; то, что угнетает, должно быть изгнано и преследоваться.
Средствами к этому служат: а) Самое заботливое попечение о своевременном довольствии войск и предоставление им необходимого отдыха, б) Поддержать самой строгой дисциплины путем твердых и определенных требований с соблюдением всего, что предписывается уставом, в) Бодрый, уверенный и веселый вид старших в присутствии младших, и особенно подчиненных. Начальники должны своим появлением вносить бодрость и успокоение среди подчиненных и уметь скрывать личное настроение, как бы оно подчас тяжело ни было. Подчиненный должен видеть и верить, что начальник раньше всего знаток дела, что в нужную минуту он все направит и слабый духом найдет в нем поддержку, и что он не только карающее начало, г) Когда потребуется, начальник не должен останавливаться перед применением самых крайних мер для водворения порядка, но всеми мерами избегать ненавистного русскому человеку пиления и презрительного обращения, д) Беседы с нижними чинами их ближайших начальников, сообщение им сведений о наших успехах, рассказы о выдающихся подвигах, внедрение чувства долга, верности присяге, взаимной выручки и т. п. с) Музыка и песенники всегда, когда к этому представится возможность.
Война есть экзамен уже сделанному, переучивать поздно, а потому надлежит требовать точного проведения в жизнь действующих уставов и из них особенно полевого.
Не подлежит сомнению, что кадровые и боевые офицеры не нуждаются ни в каких указаниях, но вновь прибывающие офицеры ускоренных выпусков нуждаются в первое время в тщательном руководстве. С ними необходимо под руководством старших офицеров проходить практически все, что относится к их прямым обязанностям по всем отделам полевой службы.
Богатый опыт, приобретенный старшими офицерами, должен быть использован для подготовки младших, причем не следует увлекаться мелочами, а ограничиваться только безусловно необходимым и существенным.
Армия вполне укомплектована, снабжена всем, прекрасно довольствуется, дух войск превосходный, и я глубоко убежден, что в предстоящих боях войска армии порадуют державного вождя решительной и блестящей победой. Да поможет нам бог.

 

Подписал:
Командующий армией генерал-от-инфантерии Эверт.

 

Приложение 2
 

ВИА, дело №42-890. Дело №7. Сводка за май 1915 г.
Сводка сведений о противнике за период с 29 апреля по 11 мая 1915 г.
 

1. На фронте реки Шлица – Верхняя Висла.
Судя по захваченным у пленных документам, уход наш с фронта Иновлодзь – Малогощ – р. Нида не ускользнул от внимания противника и по их предположениям должен был начаться в ночь на 28 мая или 29 апреля{1} для занятия затем позиции фронте Шидловец – Лагов – Полонец.
Сами австрийцы двинулись за нашими войсками только 30-го числа. Наступление их, велось очень медленно, краппе осторожно (некоторым дивизиям после первого же перехода било приказано укрепляться). Тем не менее переход в наступление 3 мая наших XXV и XXXI корпусов видимо для противника был неожиданным. Сильные удары, посыпавшиеся на них, заставили их отхлынуть на некоторое расстояние и затем вынудили для поддержки потесненных частей притянуть свежие войска других участков, результатом чего получилось значительное перемешивание войск не только у австрийцев, но и среди германских дивизий.
10 мая австрийцы, видимо подтянув подкрепление с правого берега Вислы, пытались нажать на фронт Модлнборжице – Климентов. К этому времени группировка австро-германцев в следующем виде: на участке вдоль р. Пилицы до д. Подчаша Воля находилась 35-я австрийская дивизия в составе около 12-18 батальонов; на фронте Подчаша Воля – Молишов были 16-я австрийская дивизия, 102, 103 и 104 ландштурменные батальоны, пешие кавалерийские части и 51 германский ландверный и возможно 11 ландверный полки. Всего на протяжении 38 верст 25-30 батальонов; далее к югу, примерно до Вержбника, находились части 4 и 3 ландверных дивизий и 7 австрийская кавалерийская дивизия, в общем здесь на фронте 27 верст развернулись около 19 батальонов и 24 эскадрона; на участке Вержбник – Голошице в боях участвовала незначительная часть 3 и 4 ландверных дивизий и вся ландверная дивизия Бредова и большая часть 25 австрийской дивизии; в общем на фронте 30 верст находилось около 26 с половиною или 29 с половиною батальонов. От Голошице до Вислы и далее до д. Стале вели бой 4 австрийская и 46 австрийская ландверные дивизии, части 36 ландштурменной бригады и 31 венгерский полк; всего на участке 42 версты 35-17 батальонов.
В общем от р. Пилицы и до правого берега Вислы австро-германцы растянулись на протяжении 156 верст, выставив около 121-145 батальонов, не считая кавалерийских частей.
-136-

 

Приложение 3
 

Командующему 4-й армией №3418.
 

В корпусе недостает огнестрельных припасов, недостает до комплекта ружейных 561000 3-дюймовых шрапнелей 6 758 гранат 1405 48-линейных шрапнелей 203 бомб 248 6-дюймовых бомб 28 точка Парки уже два дня дожидают припасов Ново-Александрии в 80 верстах от войск дальнейшее промедление вызовет нарушение питания припасами и поставит войска в безвыходное положение точка Настоятельно ходатайствую о выдаче необходимого количества припасов сегодня же точка Воля Сеннянска 3418
 

Рагоза

 

Командующему 4-й армией №3419 4 ч. 30 м.
 

Некомплект патронов сегодня увеличился до: винтовочных 647 000 трехдюймовых шрапнелей 8128 гранат 1 523 сорокавосьмилинейных шрапнелей 203 бомб 248 шестидюймовых бомб 98 точка Прошу распоряжения выдаче патронов иначе войска окажутся в самом критическом положении точка Сеннянска Воля 3419
 

Рагоза

 

Приложение 4
 

Приказ по XXV корпусу от 1 мая 1915 г.
 

Армии приказано 2 мая запять позицию по линии Борове, Цихаровка, Павлов, Смелов, Рогов, Любека, Опатов, Копржнвнице, на ко­торой укрепиться и задерживать противника. Вверенному мне корпусу приказано активно обороняться на участке Любеня (искл.) – Опатов (искл.). Правее нас на линии Любеня (вкл.) – Рогов будет Гренадерский корпус, левее нас на линии Опатов (вкл.) – Копрживнице будет XXXI армейский корпус.
Приказываю: Ген. Долгову с 183 и 184 пех. полками оборонять позицию от Любеня (искл.) па Татры Бр., Яблонна, Калков, Вюры, ф. Загае Болесское до ручья, что восточнее этого фольварка. Свиты генералу Киселевскому со своими полками и тяжелой батареей, которую начальнику 46 пехотной дивизии завтра же направить в п. Кунов, оборонять позицию от ручья у ф. Загае Болесское на Снешковице, ф. Бронишевице, Рушков, Опатов (искл.). Два полка 46 п. дивизии, которые завтра подойдут из
XXXI корпуса в Опатовце, поступают в мое распоряжение и 3 мая должны расположиться: 181 полк – Нетулиско и 182 полк – Кунов.
Полковнику Хрещатнцкому, оставаясь в Кунове, вести разведку на фронте Хыбице – Ростылице. Артиллерию и пулемет возвратить начальнику 46 дивизии.
Штаб корпуса остается в г. дв. Сеннянска Воля. Штабу 46 дивизии перейти в Нетулиско. Штабу 3 грен, дивизии оставаться в Островце. Дивизионной коннице вести разведку: 46 пех. дивизии на фронте Михалов — Хыбице и 3 грен, дивизии на фронте Ростылице – Модлинборжице. Линия, разграничивающая дивизии при расположении на позиции -137- Любеня – Опатов, назначается: Хонционов-Хмелев, Островец, Стара. Весь у Сенно, Грущин, Солец; все пункты для 3 гренадерской вкл. Солец-общий. Тыловые учреждения корпуса расположить: корпусный продовольственный транспорт и все хлебопекарни в Солец. Дивизионные обозы и вторые лазареты 46 дивизии – Грабовец, 3 гренад. дивизии – Сенно. Гурт скота – Сенно. (Александровский лазарет в Цепелев, Биржевой госпиталь – г. дв. Камень. Санитарный транспорт – Стара Весь. Корп. казначейство, контроль, почта и телеграф – Сенно. Вторые парки 46 – Явор Салецкий, 3 грен. – Длуга Воля, Мортирный – Тржемка Дольна. Третьи парки 46 и 3 грен, в Бабин, тяжелый – Водонце.
Дивизиям занять позиции и укрепиться с рассветом 2 мая. Оборону вести активно, для чего на позиции иметь не сплошную линию окопов, а узлы сопротивления, основывая всю оборону на активности резервов, которые выделить в возможно большем количестве.
 

Генерал Рагоза. Передано частям в 8 ч. 46 м. дня.

 

Приложение 5
 

Приказ по 46-й пехотной дивизии №5
копия
(Карта 2 версты)
Штаб Любеня (дом леснич.) 2 мая 1915 г. 12 ч. 40 м. ночи.

 

1) Противник около 12 час. дня 1 мая занял Бодзеитин кавалерией силою около полка.
2) 4-й армии приказано занять позицию но линии Борове – Цихаровка – Павлов – Смелое – Рогов – Любеня – Опатов – Копрживница, на которой укрепиться и задерживать противника. Корпус займет участок Любеня (искл.), Опатов (искл.). Правее нас Гренадерский корпус по линии Рогов – Любеня (вкл.), левее – 3 гренадерская дивизия по линии фольварка Яблонна – Снешковице – Бронишевице – Опатов (искл.).
3) Дивизии приказано занять участок Тагры Бр. – Яблонна – Колков - Вюры, фольварк Загае Болесское – до ручья восточнее последнего.
Приказываю: а) 183 пех. Пултусскому полку с 1 дивизионом 46-й артиллерийской бригады, взводом 1-й саперной роты 25-го саперного батальона – полковник Карпов – занять и оборонять правый участок позиции от д. Татры Бр. (вкл.) до линии Домброва – к Ржеп (северней) вкл.; б) 184 пех. Варшавскому полку с 2-м дивизионом 46-й артиллерийской бригады, 1 морт. бат. 25-го мортирного артиллерийского дивизиона, 520 ополченской дружиной и взводом 1-й саперной роты 25-го саперного батальона – генерал-майор Всселовский – занять и оборонять левый участок позиции от линии Домброва – к Ржеп (северней) искл. до ручья, что восточнее ф. Загас Болесское; в) сотне 2-го -138- Астраханского каз. полка вести разведку о противнике на фронте Михалов – Ржепин – Хыбице, имея в виду, что южнее по линии Хыбице – Ростылице будет вести разведку конный отряд полк. Хрещатицкого. Сотне в случае натиска противника отходить на Нетулиско.
4) Позицию занять с рассветом сего числа и немедленно приступить к самому основательному ее укреплению.
Вследствие большого протяжения участков оборону позиции вести активно, имея не сплошную линию окопов, а узлы сопротивления, основывая всю оборону на активности резервов, которые выделить в возможно большом количестве.
5) В дивизионный резерв начальникам участков выделить один батальон каждому; батальонам этим расположиться от 183-го полка в д. Рудник, от 184 полка в Мале Нет.
6) Командиру 183-го пехотного Пултусского полка направить с рассветом сего числа тяжелую батарею в распоряжение начальника 3-й гренадерской дивизии в Островец.
7) Командиру 1-й саперной роты 25-го саперного батальона устроить переправу через р. Каменную у Брод, у будки в 2 верстах юго-восточнее Броды, у ст. Кунов, у фабрики Нет, на большой дороге у д. Малахов, у д. Пяски Кун.
8) Взвод 5-й бат. 46-м артиллерийской бригады и пулемет 184-го пех. Варшавского полка будут переданы дивизии полковником Хрещатицким и поступят в свои части.
9) Полки 1 -й бригады дивизии 3-го сего мая поступают в корпусный резерв и будут расположены: 181-й в Нетулиско, 182-й в п. Кунов.
10) Одновременно с отходом на позицию начальникам участков организовать пешую разведку для добытпя сведений о противнике.
11) Тыловой район дивизии ограничивается линиями: с севера Любеня (искл.) - Михалев (вкл.) – Цепелев (вкл.), с юга Хоцинов – Хмелев – Островец – Стара Весь (у Сенно) – Грущин (все искл.). Солец общий с 3-й гренадерской дивизией.
12) Дивизионным учреждениям расположиться: обоз
II разряда – Яник; дивизионному обозу – л. Грабовец; полевая хлебопекарня № 31 – Солец; лазарету № 1 – Куржаче; перевязочному и дезинфекционному отрядам – Милковока Корчма; Книешемско-Вичугскому отряду – д. Нетулиско; головному парку 46-й парковой бригады – Вор-Куновский. Остальные учреждения расположатся: корп. прод. (транспорт – п. Солец; гурт, казначейство, контроль, почта и телеграф – Сенно, парки 2-й, 46 парковой артиллерийской бригады – Явор Солецкий, мортирный – Тржемха Дольна (у Сенно), лазарет Александровской общины – п. Цепелев, Биржевой госпиталь – г. дв. Камень (на правом берегу р. Вислы), лазарет № 2 46-й пехотной дивизии – п. Грабовец, санитарный транспорт – Стара Весь (у Сенно).
13) Штаб дивизии выйдет из -Любеня в 10 час. утра и перейдет в Нетулиско.
14) Телефонная станция штаба дивизии – Рудник, Нетулиско и Кунов.
15) Донесения прислать: а) о начале отхода, б) о занятии позиции и о всех столкновениях с противником.
16) 183 полку при отходе разрушить все мосты на шоссе для предотвращения внезапного появления бронированных автомобилей противника.
-139-
17) Заместители: генерал-майор Фогель и Веселовский. Подлинный подписал: начальник дивизии, генерал-лейтенант Долгов.
 

Верно: Старший адъютант Генерального штаба капитан

 

Приложение 6
 

Командирам батальонов №1
копия
1915 г. 2 мая
3 ч. 15 м. ночи.
 

В дополнение к приказу моему от 1 мая (без №) от 11 ч. 30 м. батальонам выступить в указанные районы в 4½ часа утра; обозу 1 разряда в 5½ час. утра.
Оборона должна иметь активный характер, а потому окопы должны иметь не сплошную линию, а прерывчатую, имея в виду огневую связь.
Начальнику правого боевого участка обратить внимание па возвышенность у Колкова и обстрел долины ручья Свислина в южном направлении и рощи у Шелиги.
Начальнику левого участка обратить внимание на огневой обстрел долины ручья Свислина, проходящего посредине полкового участка в юго-западном направлении; рощи у Шелиги иметь в виду как передовой пункт и обстреливать долину ручья, что восточнее фольварка Загае Болесское.
Основное направление фронта полка: линия – западный конец южного, к Ржеп, фольварк Загае Болесское, связанная между собою и с соседними пултусцами и малороссийцами. Команде разведчиков с получением сего разведать о противнике, о котором имеются только сведения, что около 12 ч. дня 1 мая противник занял Бодзентин полком кавалерии. Разведку вести в направлении на Домброва – Варшувек, Колков, Буковка, Шелиги, Покрживница, Превенции, Носов.
Телефонная станция уже имеется у моста сев. Павлова и в Колкове.
 

Подписал: Полковник Воронцов-Вельяминов.
Верно: Старший адъютант штаба 46 т.ч. дивизии, Генерального штаба капитан

 

Приложение 7
 

Приказ по XXV корпусу от 3 мая №2787
 

3 грен, дивизия нанесла сильный удар по группе противника, наступавшего на Опатов, и остановилась на линии Буковяны – Опатов. На завтра, 4 мая, приказываю: 3 грен. дивизии, оставив заслон у д. Яловенсы для обеспечения себя слева, с рассветом быстро выдвинуться на дд. Хыбице – Слупя Н. и, заняв последнюю, выпустить конницу на Лагов в тыл опатовской группе. 46 дивизии, удерживаясь 183 полком на занятой позиции, 184 полком перейти в наступление на Варшувек – Хыбице, сообразуясь с 3 грен. дивизией. 182 полк остается в моем распоряжении.
 

Ген. Рагоза. -140-

 

Приложение 8
 

Приказание начальника штаба 3 гренадерской дивизии из д. Садова от 4 мая 8 час. 15 мин. веч. за №28
 

Вследствие окончания выполнения возложенной на дивизию задачи по содействию XXXI корпусу к разбитию находящейся против его правого фланга опатовской группы противника и приказания комкора по выполнении этой задачи начать наступление на фронт Хыбице – Слупя Нова с целью разбить противника, сгруппировавшегося против 46 дивизии и частью правого фланга 3 грен. дивизии, начдив приказал с наступлением сумерек частям 3 грен, дивизии начать сосредоточение в районе кол. Михалов – Немеиице – Ленжице – Буковяны. Для чего:
1) Фанагорийскому полку – направив два батальона Астраханского полка{2} с 6-й батареей в район Бискупице – Ленжице, самому перейти на ночлег в район кол. Михалов – Буковяны; выставить сторожевые охранения на линии от дороги, идущей по хребту с запада к Буковянам (вкл.), обратив на эту дорогу особое внимание, до Голошице Гурне (вкл.).
2) Малороссийскому полку – с 5 батареей, пропустив вперед астраханские батальоны, направляемые из Фанагорийского полка в район Бискупице – Ленжице, от Голошице перейти в Неменице.
3) Астраханскому полку – с 4 легкой и 2 морт. батареями перейти в район Бискупице – Ленжице, выставив сторожевое охранение на линии Голошице Гурне (искл.), где войти в связь с охранением Фанагорийского полка до Братков, (вкл.).
4) Уральской бригаде, обеспечивая левый фланг дивизии и оставаясь ядром в Голошице, вести разведку на фронте Покрживница – Лагов – Вшахов – Иваниска и наблюдать перевалы через горный кряж от высоты 258,8 до дороги из Крашкова в Нескуржев Стар. вкл.).
5) Частям дивизии по достижении указанных им ночлегов немедленно сообщать в штаб дивизии.
6) Частям дивизии, находящимся севернее горного кряжа, продолжать выполнение ранее поставленных задач. -141-
 

Примечания
 

1. В деле ошибочно поставлено «мая».
2. Эти батальоны, направленные Киселевским на поддержку Фанагорийского полка, не успели принять участия в бою полка.

 

Источники
 

А. Литература
 

1. В.Ф. Новицкий, Мировая война 1914-1918 гг., т. II, ГИЗ, 1928.
2. А. Безруков, Руководство прикладной тактики. ГИЗ, 1914.
3. Клаузевиц, Учение о войне. Перевод с немецкого.
4. А. Зайончковский. Маневренный Период мировой войны.
5. В. Балк, Развитие тактики в мировую войну. 1923.
6. Сборник главного управления Генерального штаба. 1911, 1912.
7. А. Бернай, Служба связи в дивизии в маневренной войне. 1927.
8. Полевой устав РККА (ПУ-36).
9. Военно-исторический (сборник, вып. 2, 1919. Статья Гришинского. Наступательный маневр XXV корп. в мае 1915 г.

 

Б. Архивные документы
 

10. Общий обзор действий 25-го арм. корпуса с 2 по 9 мая 1915 г., д. 50/05.
11. Действия 46-й пех. дивизии со 2 по 12 мая, д. 193/801.
12. Действия 1-й батареи 46-й арт. бригады, д. 43/919.
13. Сведения о противнике за период с 29 апреля по 11 мая 1915 г., д. 42/890.
14. Приказ по XXV арм. корпусу № 2650 с 1 мая 1915 г., д. 42/851.
15. Полевые записки ген. Рагозы 1 мая в 3 ч. 15 м., д. 42.

 

В. Документы по 4-й армии 25-го арм. корпуса, оставшиеся после покойного Н.Я. Капустина, бывшего старшим адъютантом 46-й пех. дивизии
 

16. Секретный приказ войскам 4-й армии № 668 от 18 апр. 1915 г.
17. Приказ 46-й пех. дивизии № 5 от 2 мая 1915 г.
18. Приказания командира Варшавского пех. полка № 1 от 2 мая 1915 г.
19. Схема расположения противника.
20. Кроки расположения частей 46-й пех. дивизии 6 мая.
21. Документы по действиям отряда ген. Веселовского. -142-



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU