УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Алфавит

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Первый период (1817-1831).
Глава I.

 

По окончании в 1814 г. славной для русского оружия Отечественной войны и затем войны за независимость Германии победоносные русские войска возвращались из Франции на родину. В числе их возвращался и Л. гв. Финляндский полк. Не доходя до Берлина, полк получил приказание отделить от себя 1-й батальон, добавить его числительность чинами других батальонов, снабдить всем необходимым и направить в Варшаву. Батальону этому не суждено уже было соединиться с своим полком. Спустя три года он рассчитан на два батальона, пополненных нижними чинами, выбранными из всех гвардейских полков, и переименован в Л. гв Волынский полк.
Бак видно будет дальше, в основание Л. гв. Волынского полка поступила почти половина боевого состава Л. гв. Финляндского, во внимание в чему и на боевых отличиях полка значатся года, предшествующие его сформированию, те года, в течение которых отличался Л. гв. Финляндский полк, давший Волынскому кадры. Эти обстоятельства ясно указывают, что свою историю мы должны начать рассказом о происхождении Л. гв. Финляндского полка и его истории до отделения 1-го батальона.
Но в настоящее время существует уже весьма подробная история этого полка, составленная полковником Ростковским. Поэтому нам остается только ограничиться здесь указанием, для полноты нашего изложения, на наиболее существенные факты из этой истории и затем прямо перейти к цели командирования 1-го батальона Л. гв. Финляндского полка в г. Варшаву и в формированию из него Л. гв. Волынского полка. -7-

Начало Л. гв. Финляндскому полку положено в 1806 г. В это время Император Александр I-й деятельно готовился в борьбе и противодействию честолюбивым замыслам Наполеона и, между прочим, для увеличения вооруженных сил России повелел собрать с некоторых губерний ополчение. Во главе этого ополчения стал батальон ратников, набранных из крестьян, принадлежавших лично Государю Императору и членам Императорской фамилии. Вследствие этого он получил название батальона Императорской милиции. Днем основания его считается 10 Декабря 1806 г. В следующем 1807 г. батальон отличался уже в бою под Фридландом и за подвиги, оказанные им в этом сражении, по окончании кампании 1807 г., зачислен был в состав постоянных войск с пожалованием ему прав и преимуществ войск гвардии. Это совершилось 22 Января 1808 г., а через год, 21 Января 1809 года батальон назван был Л- гв. Финляндским. Вместе с тем утвержден был и штат батальона в 5 рот: одной гренадерской и 4-х егерских (до тех пор он находился в четырехротном составе).
В 1811 г. политические обстоятельства заставили Россию еще увеличить свои вооруженные силы. Несколько полков сформировано было вновь, многие бывшие до того батальоны развернуты в полки. В том числе развернулся в 3-х батальонный полк и Л. гв. Финляндский батальон, который с 7 Октября 1811 г. именуется уже Л. гв. Финляндским полном. На пополнение его офицеры и нижние чины выбраны были из 1-го, 2-го и 3-го морских полков. ’ Каждый батальон состоял уже из четырех рот, тоже 1 гренадерской и 3 егерских.
Вскоре после своего сформирования полк выступил в поход и за тем совершил кампании 1812, 1813 и 1814 гг., участвуя со славою во всех главных сражениях: под Бородиным, Красным, Малоярославцем (1812), под Лейпцигом (1813).
Подвиги полка, оказанные им в Отечественную войну, награждены были пожалованием ему георгиевских знамен, славным же участием своим в сражении под Лейпцигом 4 Октября 1813 года он заслужил серебряные трубы.
И те, и другие вместе с своим 1-м батальоном Л. гв. Финляндский полк передал во вновь сформированный из него Л. гв. Волынский полк, перелив таким образом на него и свою боевую славу. -8-

Командирование в Варшаву 1-го батальона Л. гв. Финляндского полка, в числе других гвардейских частей *), имело тесную связь с судьбой и положением в то время герцогства Варшавского. Бак создание Наполеона, с низвержением последняго, и оно должно было трепетать за свою участь и ожидать, подобно многим другим, созданным Наполеоном мелким владениям, своего раздела. Великодушие Русского Государя спасло их однако от этой участи. Он не только присоединил герцогство нераздельным к России, но, даровавши полякам самоуправление на самых широких началах, позволил иметь им и свое собственное войско. Б герцогству Варшавскому Император Александр присоединил Белостокскую область, отошедшую к России по Парижскому трактату, и составил из этих земель Царство Польское, под управлением польского наместника. Командование же польской армией вручил своему брату Цесаревичу Константину Павловичу.
Такое устройство Царства Польского решено было твердо и бесповоротно в уме Императора Александра задолго еще до Венского конгресса, на котором в числе вопросов, подлежавших его обсуждению, должен был выступить вопрос о судьбе Герцогства Варшавского. По крайней мере, принимая в Париже, по. заключении мира, депутацию от польских наполеоновских легионов, Государь тогда еще успокоил поляков относительно будущего политического устройства Польши и категорически объявил депутации об оставлении полякам собственного войска и о назначении Цесаревича Главнокомандующим польской армией *).
Эти последние обещания Императора Александра начали приводиться в исполнение немедленно же по заключении мира. Цесаревич Константин Павлович, получив новое назначение, энергично принялся за подготовку к будущему устройству польского войска. В то время войска польского, если не считать печальных обломков наполеоновских легионов, совсем не существовало. Приходилось, следовательно, создавать его вновь. Но для того, чтобы создать и устроить войско, необходимо в сырой материал, доставляемый населением, влить элемент хорошо обученный, с хорошей закваской, дать созидаемой армии хороших учителей и поставить в глазах ея образец, -9-



*) Смит ч. I, стр. 7.
*) Вместе с Финляндским батальоном в Варшаву командированы были также один б-н Л. гв. Литовского полка, дивизион Л. гв. Уланского и 4 орудия Л. гв. конной артиллерии.


с которого молодое войско могло бы брать пример и у которого могло бы позаимствовать и порядок службы, и порядок внутренний.
Таким образцом для польских войск предстояло быть и тому гвардейскому отряду, который был командирован в Варшаву. Эта цель командирования его и это назначение ясно видны из первых-распоряжений Цесаревича по этому поводу. Так, уведомление об этом гр. Аракчеева оканчивается следующими заключительными словами: „сии гвардейские войска назначаются для содержания караула „Его Императорского Величества, когда изволит прибыть, в Варшаву; также будут они состоять под особым начальством Его Императорского Высочества, служа для образца польским искам при новом их ныне образований*).


*) Москов. отд. Арх. Главного Штаба Дела Цесаревича. Опись 161, связка 14, дело № 34, лист 19-ый.



В таком же почти духе намекается об этом назначении и в предписании Цесаревича командиру 2 гв. пехотной дивизии ген. м. Желтухину об отправлении батальонов в Варшаву. Предписание это, весьма интересное по своему содержанию вообще и по своим подробностям в отношении командирования батальонов в Варшаву в особенности, мы приводим здесь целиком.
"По Высочайшему Его Императорского Величества повелению", пишет Цесаревич, "предлагаю вам с получения сего сделать тотчас следующее распоряжение: Лейб - гвардии Литовского п. 3-ий батальон и Лейб - гвардии Финляндского 1-ый батальон добавить каждый в своем полку отличнейшими из всего полка офицерами и нижними чинами - сии батальоны должны быть каждый в 4 роты и в каждой роте непременно по 200 человек. Впрочем, я прилагаю здесь особую ведомость, из которой видно в первой графе, сколько следует быть в тех батальонах гг. офицеров и нижних чинов; — а в случае сего исполнить не будет возможности, то уже непременно составить батальоны числом офицеров и нижних чинов, во второй графе в сей же ведомости означенных*). При батальоне Л. гв. Литовского полка назначить полковника -10-


*) Т. е. (в Финляндский батальон)
Полковников - 2.
Обер-офицеров - 13.
Унтер-офицеров - 60.
Барабанщиков - 11.
Флейщиков - 2.
Рядовых - 800.


Кишкина, а Финляндского полковников Ушакова и Ралля; с оными всех музыкантов Л. гв. Литовского полка, а Финляндскому оставить при полку. Исполнивши сие, отправить сии два батальона немедленно в Варшаву, для чего и снабдить их маршрутом и приказать им, не доходя Варшавы трех маршей, остановиться на кантонир-квартирах, и сие непременно к 18 Августа, где и ожидать повеления. Сии батальоны поручаются в начальство генерал-маиору Андреевскому, которому о сем от меня предписало. Впрочем я подтверждаю вам, чтобы как п. офицеры и нижние чины в тех батальонах были отличнейшие и знающие совершенно фронтовую службу, а л. гв. в Финляндском полку и егерские эволюции, так чтобы могли служить образцовыми, равномерно и в чистоте одежды. Точное исполнение сего я возлагаю на вашу ответственность и буду ожидать вашего в скорости донесения, что вами будет по сему исполнено. За отправлением же сих батальонов, полки Л. гв. Литовский и Финляндский расчесть каждый на два батальона. Мыза Стрельна, Июля 16 дня 1814 г."3.
Это предписание застало ген. Желтухина, как доносит он о том Цесаревичу4, при выступлении полков 2 гв. дивизии 27 Июля из м. Дессау к м. Косвигу. Б тот же день произведен был выбор в назначенные батальоны офицеров и нижних чинов, м на следующий, 28 Июля в 6 час. пополудни, оба батальона, под командою Л. гв. Финляндского полка полк. Ушакова, как старшого. отправлены в месту нового назначения.
Числительный состав людей, лошадей и обоза 1-го батальона, при отделении его от полка, был следующий.


 

-11-


3) Ib. л. 6—8.

4) Рапорт Желтухина Ц-чу от 28 Июля за № 76. Ib. л. 65.



Десятидневный сухарный провиант выдан сполна но наличному числу людей. Обоз батальона составляли 4 фуры ори 16-ти казенных лошадях5.
Людям выданы однообразные ружья, русских заводов, для чего пришлось собирать их по всему полку6.
Из офицеров от 1-го батальона назначены: полк. Ушаков, кап. Вельяминов, шт.-капитаны: Линден и Аклечеев; поручики: Бреземан-фон-Нетинг, Крекшин, Де-Лазари, Ступишин 1-ый; подпоручики: кн. Дулов и Трофимов и прапорщик: Цемиров 2-ой; от 2-го батальона: полк. Ралль 4-ый и подпоручик Ступишин 2-ой; от 3-го батальона: поручик Байков 1-ый и прапорщик Малевинский.
При отправлении полк. Ушаков снабжен был всеми бумагами, необходимыми для скорейшего обмундирования, и следующим маршрутом.



 

Следующее распоряжение полк. Ушаков получил уже от Начальника Главного Штаба Бн. Волконского. По приходе в Пневиц, -12-


5) Ив. приложение к рапорту Г. Желтухина л. 67 и рапорт полковника Ушакова 29 Июля № 3, л. 41. В этом последнем нестр. показано только 17.
6) Ростк. Ист. Л. гв. Финл. полк. ч. I, стр. 257.

7) Прил. к рапорту г. Желтухина.


согласно предписания последнего8, полк. Ушаков направил один батальон в м. Болимов, другой в м. Вискитки, Здесь они должны были оставаться впредь до распоряжений.
В этом расположении батальоны пробыли целый месяц, отдыхая от продолжительного похода и приготовляясь е вступлению в Варшаву. Сюда же, ко времени их прихода, был доставлен из Бреславля полный комплект совершенно нового обмундирования и снаряжения.
Наконец 17-го Сентября гвардейский отряд, под предводительством самого Цесаревича, в 12-м часу дня „парадом“ вступил в Варшаву9. Своим молодецким видом, порядком и чистотой в одежде отряд привел в восхищение главнокомандующего резервною армиею гр. Барклая де Толли. По поводу вступления гв. отряда в Варшаву он отдал приказ по армии, в котором, вспоминая „об „отличной храбрости и беспримерном мужестве, с каким сии самые войска, вместе с товарищами своими, сражались на поле чести „и увековечили славу Государя и отечества своего" и „о тех величайших и долговременных трудах, какие они в войне переносить „должны были," граф прибавляет, что он не может „не удивляться, что после всего того войска сии возвращаются с такою исправностью и устройством во всех генерально частях, которые превзошли всякое чаяние и ожидание. Бодрость и веселый вид людей доказывают наилучшее попечение об них их начальников, чистота „и единообразие в одеянии, в оружии и в оружейной амуниции „и содержание лошадей в хорошем теле удостоверяют в строгом „наблюдении порядка службы."
Одновременно с русским гв. отрядом вступили в Варшаву и польские легионы, возвратившиеся, с позволения Императора Александра, из Франции10.
По приходе в Варшаву Л. гв. Финляндский батальон расположился в казармах, называвшихся тогда артиллерийскими*, а впоследствии принявших название Волынских11. В этих же казармах


8) От 10 Августа за № 1694 Воен. Уч. Арх. Гл. Шт. Отд. I, № 355. Исх. журн. Нач. Главного Штаба.
9) Моск. Арх. Дела Цесаревича Он. 161, св. 14, д. № 94, л. 94.
10) Карнович: Цесаревич Конст. Павл. (истор.-биогр. оч.). Русская Стар. Авг. 1877, стр. 554.

11) Сообщил генерал лейтенант Довбышев.
*) На улице Дикой J6 19. Ныне в них помещается Варш, военная тюрьма. Примеч. автора. -13-


и сформированный из батальона Л. гв. Волынский полк оставался до 17-го Ноября 1830 г.
С прибытием в Варшаву, оба батальона Л. гв. Литовского и Финляндского полков подчинены были ген. м. Веревкину 1г).
В Сентябре же батальон пополнился прибывшими в Варшаву и зачисленными, по приказанию Цесаревича, нижними чинами Л. гк. Финляндского полка, которые, по выздоровлении из различных заграничных госпиталей, проходили через Царство Польское. Таких нижних чинов зачислено в батальон 117 строевых и 6 нестроевых 12 13).
Не успел еще батальон порядком устроиться на своем новоселье. как в начале 1815 г. был потревожен распоряжениями о новом походе, вызванными бегством Наполеона с острова Эльбы. Сборы однако были напрасны, батальону не пришлось и выступить из Варшавы.
Это была последняя тревога, последний отголосок не вполне еще затихнувшей военной грозы, так долго гремевшей над Европой. С удалением из нея Наполеона — этой грозовой тучи, мир и спокойствие снова начали мало по малу возстановляться и каждый принялся за свое обычное дело.
Крепко принялся за дело и Цесаревич Константин Павлович, в тишине мира приготовляя материал для будущей войны, создавая и совершенствуя новое польское войско, усиленно занимаясь и его образцом, — войсками русского гвардейского отряда.
В чем заключались занятия войск и какова вообще была служба варшавская, об этом мы будем иметь случай говорить в последствии, при описании службы и жизни в Варшаве Л. гв. Волынского полка. Теперь же пока ограничимся перечнем выдающихся событий из жизни батальона.
В 1816 году Варшаву посетил Государь Император — и на смотрах, произведенных им русским и польским войскам обнаружились блестящие результаты и плоды деятельности Цесаревича по части усовершенствования войск во всех отношениях. Вот как, по крайней мере, говорит об этом сам Цесаревич в своих письмах. „21 Сентября был развод от Л. гв. Финляндского батальона. Развод был так чисто одет, что „Государь изволил заметить,
12) Предписание Цесаревича Полк. Ушакову 18 Сент. Jte 2383. Моек. Арх. Дела Ц-ча Оп. 161 теже св. и № дела, л. 102.
**) Рапорты Веревкипа Цесаревичу ИЬ. лл. 114,126, 131, 138 и 143.
Digitized by foozle
16
что ни у одного человека во всем разводе не было Ни пятнышка даже на штиблетах у летних панталон и изволил сказать, что это только здесь умеют делать, чтобы иметь людей так опрятно.“ 14). 24 Сентября был церковный парад всем войскам. Когда пехота проходила в колоннах мимо Государя, то „Его Императорское Величество изволил обернуться и с приятною улыбкою сказать, что это точно так, как польские графленые в клеточках рапорты*' 1#).
По отезде Государя из Варшавы Цесаревич представлял свои войска, по Высочайшему повелению, на смоир и удивление кн. Михаила Андреевича <?). Описывая эти смотры, Цесаревич, в восхищении войсками, сам не знает, кому отдать предпочтение. Разсказавши о разводных ученьях польских гвардейских батальонов, Цесаревич продолжает 1 ®): „На другой день Литовский батальон „дал развод и учился на два батальона. Ученье сие происходило „столь совершенно во всех отношениях, что удивило всех жителей, „а захождение плечом целыми батальонами, марширование рядами „и полуоборотом целым фронтом столь было совершенно и тако-„вая соблюдалась осанка, что я с сердечным удовольствием отдал „им в полной мере справедливость в том, что сего превзойтить „невозможно: вообразите, какое должно быть мое удивление, что при „таковом славном ученье, от которого все были в восторге, возникла в перемене дирекции сомкнутой колонны ошибка, а именно „от самого славного нашего Василия Кишкина, который поставил „адютанта на точке примыкания колонны (по совершении перемены „дирекции, как было прежде, вместо унтер-офицера из замыкаю-„щих фланг, коим колонна должна идтить). Вы можете вообразить, что во мгновение ока „подлежащим окриком“ сие было поправлено, а Василию Михайловичу дано заметить (в прочем одна „только дистракция произошла от вкоренившогося навыка прежняго „правила и также и от того, что, во время перемены оного, он был „в отпуску или лучше сказать вне занятия службою). В целом „ученьи ошибка сия была единственная и бедный Шилкин был неуказанно растревожен, так что всем было жалко.
и) Переписка Цесаревича. Воен. Уч. Архив Гл. Шт. Отд. I, № 410; Г. Ад. Сипягину 25 Сент. 15) Ив.
16) Ив. Сипягину 23 Октября. Так как вся переписка Цесаревича, по крайней мере, та, на которую мы будем делать ссылки, находится в указанном выше деле, то далее мы и не делаем отдельных на него ссылок, отмечая только месяц, число и год а также, кому адресовано письмо.
Digitized by LjOOQle

16
„После сего на другой опять день был развод Финляндского „батальона и ученье на два батальона и должно признаться, что не „токмо ни» в чем не уступил Литовским, но совершенно чудо, необычайная тишина, осанка, верность и точность безпримерны, маршировка целым фронтом и рядами удивительны, а в перемене фрон-„та взводы держали ногу и шли параллельно столь славно, что должно „уподоблять движущим стенам и вообще должно сказать, что не „маршируют, но плывут и словом черезчур хорошо и право слав-„ные ребята и истинныя чада Российской Лейб-гвардии.
Несмотря однако на такое совершенство, восхищавшее даже самого Цесаревича, и несмотря на полное удовольствие и лестныя похвалы, выраженныя Государем всем войскам, служебныя требования Цесаревича от войск сделались еще строже. Это, впрочем, была обыкновенная метода Цесаревича, после всех самых лучших похвал войскам за смотры свои или в чьем либо присутствии— чтобы не распустились. Вот как говорит он в том же письме Сипягину об этих строгостях: „но дабы не возмечтали (польския войска), что уже дошли до совершенства и от того не опустились, у нас страшная пошла строгость, малейшая вина виновата — и за малейшую ошибку по ефрейторской службе арестами отвечают.а Хотя Цесаревич говорит тут о польских войсках, но, конечно, в подобных случаях и русским поблажки не было. Общий же вывод о том, как служил батальон в Варшаве, делает сам Цесаревич в своем письме к Сипягину 8 Апреля 1816 г., в котором, в ответ на то, что конная гвардия пользуется честью и отличием, так что ее показывают главнокомандующему, Великий Князь говорит, что это не мудрено, что она всегда отличалась усердием и исправностью и была достойна внимания, а в заключение прибавляет: „по всему видно, что таковыми на хвастовство показываньями „выезжают у вас кажется на одной гвардии и удивляют 1-го и 2-го „главнокомандующих, и я в свою очередь могу сказать, что и у пас „здешняго края два гвардейские батальона не только что удивят почтенных и вышеупомянутых главнокомандующих, но и из на-„ших братьев христолюбивого православного воинсгва кажется уди-„вили бы.“
Из внутренней жизни батальона нам известен только один факт, факт хотя печальный по своим последствиям, но тем не менее весьма интересный для характеристики как отношений между собой офицеров батальона, так и личности Цесаревича. Факт этот—дуэль между командиром батальона полковником Ушако-
I
j
Digitized by LjOOQie
- 17
вым и старшим в батальоне полковником Раллем, окончившаяся смертью последняго. Некоторыя подробности дела мы заимствуем между прочим из разсказа об этом Н. Макарова, служившого в 20-х годах в Л. гв. Литовском полку 17).
Дело происходило в середине 1817 г. Полковник Ушаков, уезжая в отпуск, сдал батальон старшему по себе полковнику Раллю. По возвращении Ушакова во время приема батальона, между ними произошел крупный разговор, окончившийся вызовом на дуэль. Но офицеры вступились в это дело и, так как тут не было кровной обиды, а только одно более или менее оскорбленное самолюбие, то им удалось помирить поссоривпшхся. Однако об этом узнает Цесаревич и, пославши в обоим своего адютанта, а с ним и пару своих пистолетов, приказывает передать им, что военная честь шуток не допускает, когда кто кого вызвал на поединок и вызов принят, то следует стреляться, а не мириться. По* этому Ушаков и Ралль должны или стреляться, или выходить в отставку. Таким образом дуэль обязательно должна была состояться. Но так как у Ралля было большое семейство, то он просил две недели отсрочки, чтобы устроить свои дела. Эта отсрочка была гибельна для Ралля. Он стрелял превосходно, Ушаков же очень плохо. По в течение этих двух недель последний, занимаясь ежедневно стрельбой из пистолета, набил себе руку и — Ралль был убит на повал.
Этим однако не кончилось. Па сколько видно из дела о дуэли 18), Ушакова не особенно любили как Финляндцы, так и Литовцы. Б тому же Финляндцы были огорчены смертью любимого товарища. Бак бы то ни было, но некоторые офицеры позволили себе несколько неприличныя выходки относительно Ушакова. Результатом всего этого, по доведении о сем до сведения Государя Императора, был Высочайший рескрипт 19) на имя Цесаревича, которым вопервых сделан был строгий выговор всем вообще офицерам батальона, а затем старший полковник арестован на месяц на гауптвахте и один из наиболее виновных поручиков посажен в Биево-Печерскую крепость, с переводом в армию тем же чином. Относительно же наказания двух старших
Макаров. „Мои 70 летния воспоминания41 Ч. 4 стр. 78.
18) Москок. Арх. Д. Ц-ча Он. 161, св. 42 д. Л» 249.
19) Выс. рескр. 27 Июня 1817 года Москов. Арх. Д. Ц-ча Оп. 161, св. 534 без № дела.
Опыт истории. 3
Digitized by foozle
18 — —
капитанов, Государем Императором, как сказано в рескрипте, дано Цесаревичу изустное повеление 1#). В чем заключалось это изустное повеление, видно из письма Цесаревича гс), бывшого в это время в Петербурге, к своему Начальнику Штаба Ген. Куруте. Посылая с рескриптом частное письмо, Цесаревич, упоминая в нем о заключительных словах рескрипта, т. е. об изустном повелении Государя, обясняет его значение „что от „сих штабс-капитанов, равномерно и от полковника Офросимова „4-го, до тех пор, пока они не загладят своего преступления и не „заслужат ревностною службою прежней Ёго Императорского Величества милости повелено ни об отпуске, ни об увольнении от службы „прошения от них не принимать, но сего им не обявлять, равно „как и последних слов в Высочайшем рескрипте не читать/1
Бак ни грустны сами по себе описанные сейчас факты, тем не менее и в них мы находим весьма отрадныя и желательныя в каждой военной семье явления. Явления эти — сплоченность общества офицеров, замечательное единомыслие и единодушие. Не оправдывая, конечно, непозволительных поступков, сделанных по легкомыслию молодым офицером, тем не менее нельзя не заметить того общого волнения, охватившого после печального исхода дуэли всех без исключения офицеров батальона, начиная со старшого полковника, и кончая младшими членами общества, в легкомысленных поступках которых отразились крайния мнения офицеров. Это общее волнение указывает на одинаковость чувств и мнений офицеров, которыя в настоящем случае выразились, как мы видели, в общем их вмешательстве в ссору между полковниками Раллем и Ушаковым, которого не смотря на его положение, они всетаки по прежнему в частных делах считали своим товарищем. Мы видели также, на сколько товарищеския убеждения офицеров имели влияние на того и другого. Словом сказать, этот случай дает нам весьма веское доказательство того, на сколько дух товарищества крепко царил в обществе офицеров батальона.
Блогодаря таким прекрасным качествам, которыми отличался и весь Л. гв. Финляндский полк, качествам, зародившимся вместе с зарождением полка, развивавшимся и укреплявшимся при самых блогоприятных условиях, во время общих трудов и опасностей, 1-ый батальон сохранял неразрывную и тесную связь со своими товарищами в остальных батальонах, находившихся в Петербурге.
,0) От 16 Июля 1817 г.
Digitized by v^ooQie
Связь эта не ослабла и тогда, когда батальон переменил свое название, преобразившись сам в полк — Л. гв. Волынский. Переценив свое название, батальон не переменил своих родственных чувств. Напротив, передав по наследству свои душевныя качества, принеся с собой в полк славныя боевыя воспоминания, общия обоим полкам, батальон закрепил между ними чувства дружбы и родства, которыя соединяют их п по настоящее время. Наилучшим доказательством этого служит по истине братское свидание, после долгой разлуки обоих полков, на поле брани в минувшую кампанию, когда они, памятуя завет своих предков и с честью исполнив свой долг, сошлись после блистательной кампании под стенами Константинополя.
Но об этом речь будет еще впереди. Теперь же займемся самым преобразованием Л. гв. Финляндского батальона в Л гв. Волынский полк.
Спустя три года по приходе русских гвардейских частей в Варшаву все оне были развернуты в полки, пехотные — двухба-тальонного, а кавалерийские четырехэсвадроного состава.
Когда собственно получилось разрешение развернуть эти части — об этом никаких оффициальных документов отыскать мы не могли. Да таких по всей вероятности и не было, а все разрешения давались изустно и тотчас же приводились в исполнение. В этом убеждают нас все документы, собранные нами по части переформирования варшавского отряда. Наконец у нас под руками находятся документы, довольно ясно указывающие вопервых, что до 7 Декабря не было никаких положительных повелений по этому поводу, а во вторых и на то положение дел, при котором совершалось переформирование. Документы эти *) исходят из таких оффициальных сфер, которым не могло быть неизвестно о переформировании варшавского отряда, и действительно, как видно из самых документов, это было известно, но вот при каких обстоятельствах.
Канцелярия Дежурного Генерала Главного Штаба запискою от 17-to Декабря за Jfs 118 81) на имя Вице Директора Инспекторского Департамента просит его, по требованию канцелярии Начальника Главного Штаба „доставить сведение, почему именно не
20
был извещен Министр Финансов о вновь формируемых в Царстве Польском войсках и дано ли было анать об оном крайней мере Военному Министру!“ На эту записку Инспекторский Департамент отвечает в тот же день, за ЛЬ 8000, что „Военному „Министру неоднократно было писано по резолюции Начальника Главного Штаба о разных предметах, относящихся до формируемых в Царстве Польском войск и упоминалась, для какого „рода войск и сколько вещей следует отпустить. Министру „же Финансов о формировании оных войск не было сообщено потому, что на сие не было приказания. При том же отделение „сие, до обявления приказа 7 сего Декабря о составлении полков из „батальонов и эскадронов, в Варшаве находящихся, не имело в „виду никакою положительного .повпо сему предмету и все
„бумаги зоготовляемы были не иначе, как по резолюции Начальника „Главною Штаба Ею Императорского Величества.и
Одного этого ответа Инспекторского Департамента вполне достаточно, чтобы уяснить те условия, при которых формировались варшавския части. В нем об этом формировании говорится как о факте уже известном, а на основании каких данных оно производилось, про то известно „вышнему начальствуй, делавшему свои'распоряжения. И никому не приходило и в голову доискаться этих данных, пока дело не дошло до Министра Финансов.
Видимое дело, что, заручившись словесным разрешением Государя, Цесаревич, как командир гвардейского корпуса и бывши в это время сам в Петербурге, отдавал необходимыя распоряжения по корпусу, а по предметам, выходящим из круга его деятельности, сносился с другими власть имущими лицами, которым также не безизвестно было Высочайшей разрешение.
Оффициальная перемена названия 1-го батальона Л. гв. Финляндского полка последовала 7 Декабря 1817 г. В этот день, во время пребывания Государя Императора в Москве, состоялся Высочайший приказ следующого содержания: „Находящемуся в Варшаве батальону Л. гв. Финляндского полна именоваться Л. гв. Волынским полком“ *).
*) Тем же приказом были пѳременованы также дививионы Л. гв. Уланского в Л. гв. Ул. Его Имя. Высоч. Ц-ча полк и Л> гв. Кирасирского в Л. гв. Подольский Кирасирский.
Об именовании полком бна Л. гв. Литовского полка Высоч. приказ, точно та* кого же содержания, состоялся еще 12 Октября того же года. — Считаем при атом не лищним сказать, что во многих изданиях, иапр. даже в хронике Российской Имп. Гвардии и сформирование Л. гв. Волынского полка приурочено к атому же време-
Digitized by L:. здие
*
' 21 -----
Однако вместе с этим новым названием не последовало еще ни утверждения штата, ни назначения командира полка. Боман дир батальона полк. Ушаков, хотя и был произведен в генерал-маиоры еще 6 Октября 1817 г. *2), однако назначение его командиром полка состоялось лишь 22 Января 1818 г. *2). Утверждение же штата полка, в составе двух батальонов, воспоследовало только 16 Апреля того же 1818 г. 28).
Первыя же распоряжения, приготовления и вообще усиленная деятельность по формированию варшавских гвардейских частей, а в том числе и Л. гв. Волынского полка, начались еще с Августа 1817 года. ,
Распоряжения и приготовления эти состояли в следующем: для пополнения числительности в нижних чинах варшавского отряда из всех полков гвардии выбраны были уроженцы 6 губерний запад, края: Виленской, Минской, Гродненской, Волынской, Подольской и Бело-стокской области 24). Все эти нижние чины, в числе 2400 человек, отправлены в 3 отделениях 14, 16 и 18 Августа 25) из Петербурга в Белосток, где они были разбиты по частям варшавского гвардейского отряда лично Цесаревичем 2в), а оттуда в Варшаву, куда 1-ое отделение прибыло 22 Октября *) а6). Через несколько дней, вслед за этими 3 отделениями, были отправлены и остальные польские уроженцы гвардейских полков, бывшие в разных командировках н выздоровевшие из госпиталей, но не успевшие присоединиться в отрядам ранее. С ними же были отправлены и семейства нижних чинов 27).
22) Высот, приказы. 23) Поли. Собр. Зак. Рос. Имп. 1818 г. ст. 27344. *4) Общ. Арх. Гл Шт. (Знамен.) Отд. 2 ст. 1 св. 52 41 3,4.25) 76.26) Письмо Ц-ча к Сипягину 21 Окт. Между прочим в нем сказано, что 22 Окт. в Варшаву выступает 1-й отряд выбранных из гв. полков.
2Т) Пр. по гв. корпусу 16 Авг. jY? 298 и 27 Авг. № 316.
ня. т. е. к 12 Октября, что, в виду приведенного в тексте Высоч. приказа, оказывается ошибочным.
*) Вероятно прибытие этого отряда 22 Окт. и было причиною, что всех переведенных в полк по формулярному списку считали в полку с этого числа. — Ошибка является только в тои, что тогда еще не существовало названия Л. гв. Волынского полка. С другой стороны существованием этого числа в формулярных списках можно обяснить, что полное укомплектование последовало уже 22 Октября, а 7 Декабря получилась уже в Высочайшем приказе оффициальная санкция существования полка.
Digitized by
Google

22
Всех нижних чинов, выбранных из гвардейских полков, в полк поступило 502 человека *8), в том числе 21 унтер офицер, 46 музыкантов, 432 рядовых и 3 нестроевых. Между прочим из Л. гв Финляндского полка прибыло 6 унтер-офицеров, 2 музыканта и 43 рядовых. На пополнение состава офицеров Цесаревичу разрешено выбирать в пехотные гвардейские полки из 27 и 28 дивизий офицеров „как отличнейших по службе, так и с состоянием и притом, чтобы они были происхождения из польских гу-берний“ 89).
Как офицеры, так и нижние чины, переведенные из других, полш^в и состоявшие в 1-м батальоне Финляндского полка, по формулярным спискам значатся переведенными в полк 22 Октября. Эту запись можно обяснить только тем, что в этот день прибыла первая партия переведенных из гвардейских полков польских уроженцев гв). Весьма вероятно, что со дня прибытия этой партии приказано было Цесаревичем считать укомплектование законченным, тем более что и остальныя партии, шедшия следом за первой, были разбиты в Белостоке одновременно с первой и люди уже должны были считаться в своих частях, направляясь в них прямо по прибытии в Варшаву ■•). К сожалению мы не могли отыскать приказов Цесаревича за это время. Но что подобное его распоряжение было, в этом убеждает нас то соображение, что Цесаревич, лично строго следивший за правильностью полковой отчетности и за личным составом подчиненных ему частей, не мог не обратить внимания на то, что зачисление офицеров и нижних чинов в формулярных списках показано неверно *). А произвольно, не спросись никого, написать то или другое число при нем, да и вообще в тс время, никто бы не решился. Во всяком случае для того, чтобы обозначить время перевода всех чинов в полк 22-м Октября, а не каким либо другим, необходимо было какое нибудь основание.
а8) Общ. Арх. (Знам.) 2 отд. 1 ст. Оп. 1817 г. св. 52, № 4. 38) Рая. Ц-чу Нач-ка Гл. Шт. от 7 Дек. 1817 г. № 4179. Общ. Арх. Гл. Шт. 2 отд. 1 ст. св. 52, № 27.
*) Доказательство тому, что Цесаревич лично следил и поверял формулярные списки, мы находим в биографическом очерке великого князя, составленном Кариовачем, который говорит, что Цесаревич в начале каждого года более месяца употреблял на подписку и проверку паспортов нижних чинов, увольняемых от службы. (Русск. Стар. 1878 г. кн. 1, стр. 2). Недумаем поэтому, чтобы великий княвь беэ проверки отправлял формул, списки полков в Инспекторский Департамент.
Digitized by ^ooQle
. т •
А для такового мы должны признать прежде всего существование на это распоряжения Цесаревича.
Единственно, что может смущать нас в этом случае, это— что все чины были зачислены в полк в то время, когда полка еще оффициально не существовало. Но стоит только припомнить приведенный выше ответ Инспекторского Департамента Дежурному генералу Главного Штаба, ответ, ясно указывающий, что существование полка признавалось уже фактом и фактом известным. Поэтому и из этой записи в формулярных списках нужно вывести только то заключение, что формирование полка завершилось именно в этот день, 22 Октября, что с этого дня полк уже фактически существовал, но существовал, так сказать, как новорожденный младенец, которому еще не дали собственного имени. Это имя дано ему 7 Декабря.
С прибытием в батальон укомплектования, он разделен был на две равныя части, составившия каждая отдельный батальон. Разделение финляндского батальона совершено вероятно точно также, как и в батальоне Л. гв. Литовского прлка, т. е. первые ряды (нечетные) рот поступили в первый батальон, вторые в второй *°).
Прежде чем окончательно проститься с названием Л. гв. Финляндского батальона и говорить далее уже о Л. гв. Волынском полке, считаем не лишним сказать здесь о том коренном составе полка, который послужил его основанием. Не лишним потому, что этот состав сам собою устранит всякия недоразумения по поводу существования в полку тех боевых отличий, которыя даны ему как бы ранее его происхождения, что и кажется с первого взгляда. Так как боевыя отличия естественно заслужены не названием полка, а людьми, служившими в нем, то поэтому интересно выяснить, на сколько Л. гв- Волынский полк имеет право считать эти боевыя отличия заслуженными им. Из предыдущого мы уже знаем численность 1-го батальона Л. гв. Финляндского полка, командированного в Варшаву, именно 888 челов. По сведениям же, почерпнутым нами из истории Л. гв. Финляндского полка полк. Ростковского, численность оставшихся двух батальонов равнялась 1138 ч. Или, другими словами, 56 % боевого состава полка осталось при своем прежнем названии, а 44 % его получили новое, что конечно не меняет сущности дела. Говоря же в частности об офицерах, поступивших в основание Л. гв. Волынского полка, мы увидим, что 58%
30) Полк. Арх. дело 1838 г. № 2 и Журп. Исх. бум. 1838 г. ЗѴ? 2133.
Digitized by
Google
24 —
общого их числа, перешедшого из Л. гв. Финляндского полка, участвовало с последним почти во всех походах и делах против неприятеля (были даже участники фрпдландского сражения).
Отсюда ясно, следовательно, что Л. гв. Волынский полк имеет такое же право сказать, что он заслужил свои знамена и трубы, как и Л. гв. Финляндский. По этому же на страницах боевой хроники полка должны быть зааисаны и все те сражения, в которых у-частвовал и Л. гв. Финляндский полк.
Фактически это признано и освящено грамотами Государя Императора, на основании которых полк имеет георгиевския знамена с надписью: „за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года“ и серебряныя трубы с надписью: „Л. гв. Волынскому полку. В вознаграждение отличной храбрости и мужества, оказанных в сражении при Лейпциге 4-го Октября 1813 г.“
Пожалование полку георгиевских знамен совершилось значительно раньше Высочайшого приказа 7-го Декабря. В какой именно день, мы сказать не можем. Но в из имеющихся документов видно, что 13-го Августа 1817 г. были Высочайше утверждены рисунки для знамен S1), а в отношении своем к Начальнику Главного Штаба Князю Волконскому от 19-го Сентября того-жегода, Цесаревич пи-„шет: „Ваше Сиятельство уике изволите быть известны, что из ,,батальонов полков Лейб-гвардии здесь (в Варшаве) находящихся „Литовского и Финляндского имеют формироваться полки, которые „Его Императорское Величество удостаивает Всеиилостивейшим пожалованием теми георгиевскими знаменами, какия вышеозначенные „(Л. гв. Литовский и Финляндский) цолки ныне имеют.“ 32). А если припомнить, что 3-го Августа 1817 года происходило освящение только что полученных Л. гв. Финляндским полком, пожалованных еду еще в 1812 г. георгиевских знамен, то есть вероятность заключить, что в то же время было решено и пожалование таких же знамен и будущему Л. гв. Волынскому полку. Вероятность эта подкрепляется и тем обстоятельством, что 1-ый батальон Л. гв. Финляндского полка, заслуживший георгиевское знамя наравне с прочими батальонами, не получил его однако одновременно с ними. А это служит ясным указанием, что ему уже решено было выдать такое же знамя по сформировании из него полка.
S1) Моек. Арх. Дела Ц-ча. Оп. 161, св. 40, № 215, л. 54. за) 26. л. 106. Далее в этом отношении Ц-ч на тех же основаниях просит исходатайствовать я серебряныя трубы.
Digitized by GooqI(
25 ——
Во всяком случае, за неимением других, более ранних, оффициальных документов, днем пожалования полку георгиевских знамен должно считаться 13-е Августа 1817 г., т. е. день Высочайшого утверждения рисунка знамени *).
По высланным рисункам знамена были изготовлены в Варшаве** 83), кроме кистей, копий и наконечников, которые приготовлялись в С.-Петербурге. Цесаревич с величайшим нетерпением ожидал их и в Ноябре (12-го) писал к Сипягину, чтобы тот приложил особенное старание о скорейшей высылке этих предметов, так как „за оными теперь только и остановка к освящению ,,для сих полков (Литовского и Волынского] знамен.а Однако все эти предметы получены были только в Декабре. Освящение знамен совершено было 1-го Января 1818 г. 34). А 7-го Декабря того-же года, в первую годовщину своего существования, полк удостоился получить и Высочайшую грамоту на пожалованныя ему георгиевския знамена следующого содержания ®5):
„Нашему Лейб гвардии Волынскому полку.
„По сформировании полка сего из батальона Л. гв. Финляндского полка, участвовавшого в достославной кампании 1812 года ,Ли приобретшого, за знаменитые его подвиги, храбрость и мужество, „знамена с изображением знака Ордена, Святого Великомученика „и Победоносца Георгия, признали Мы справедливым и сему полку
88) 1. л. 65. 84) 16. л. 83, рапорт Ц-ча Государю от 1-го Января 1818 года, №1.
8и) Полк. Арх. Документы, хранящиеся в ковчеге
*) Считаем но этому необходимым исправить эдесь ошибку, встретившуюся вам в Хронике Имп. Российск. Армии (Гвард. Kopn.J, составленной но Высоч. повел, в 1852 году и других подобных же изданиях, где днем пожалования полку эна-мен значится 24-е Октября 1818 года, т. е. день подписания Высочайшей грамоты. Подписание спустя долгое время после пожалования энамен доказывает только, как и все обстоятельства, сопровождавшия формирование полка, что факты опережали свою оффициальную санкцию, в которой, как в одной формальности, не видели особенной важности для дела. Это еще рельефнее выразилось в пожаловании полку серебряных труб, Высоч. грамота на которыя была получена полком лишь спустя 9 лет. Однако это не значило, что только черев 9 лет пожалованы и трубы; в хрониках оне значатся пожалованными 13-го Октября 1817 г., т. с с того дня, в который послано об этом уведомление от Нач. Гл. Шт. Ц-чу.
**) Вероятно для скорейшого их иэготовления, до получения на это денег ив Петербурга Цесаревич все расходы на этот предмет производил на собственный «чет, впоследствии впрочем у плоченный из кавны. (Моек. Арх. Дела Ц-ча. Оп. 161, ев 40, № 215).
Опыт Истории.
Google
„пожаловать таковыя же знамена с надписью: „за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года."
. „Препровождая у сего оные, повелеваем, сообразно с воинским „уставом, освятить их при прочтении перед всем полком сей „грамоты и употребить на службу Нам и отечеству с верностью, „усердием и храбростию, толико Российскому воинству свойственными.
„Пребываем к Вам Императорскою Нашею милостью блого-„склонны
АЛЕКСАНДР"
Ахен
24-го Октября t818 года.и
Грамота ѳта прислана в полк при следующем рескрипте Цесаревича 8в):
„Доставленную ко мне от дежурного генерала Главного Штаба „Его Императорского Величества генерал-адютанта Закревского удостоенную Высочайшим подписанием минувшого Октября в 24 день „в г. Ахене грамоту на Всемилоствейше пожалованныя оному полку „георгиевския знамена с надписью „за отличие при поражении и изгнании „неприятеля из пределов России 1812 года," запечатанную в пасет Государственною печатью, при сем препровождая для хранения „в оный полк, надеюсь, что сей знав Монаршого блоговоления послужит вящим поощрением к службе Его Императорского Вели-„чества всех вообще и каждого чинов, дабы и впредь быть в пол-,,ной мере достойными оного. Варшава. Декабря 7-го дня 1818 года. (№4001). На подлинном подписано: Генерал Инспектор всей кавалерии Константин."
Через месяц после освящения знамен в полк получены и пожалованныя ему две серебряныя трубы 87), на тех же основаниях, как и георгиевския знамена, со сказанной выше надписью-
О Высочайшем пожаловании полку, в числе других частей варшавского отряда, серебряных труб уведомление Цесаревича от Начальника Главного Штаба последовало бт 13-го Октября 1817 года 88). Высочайшая же грамота на них препровождена в полк лишь в 1826 году. Грамота ѳта следующого содержания 89): 36
36) ИЬ. А черновой в Моек. Арх. Д. Ц-ча оп. 161, св. 40, № 216, л. 166. •О Моек. Арх. Д. Ц-ча. Оп. 161, ИЬ. л. 118,121. «) ИЬ. л. 107. 89) Полк. Арх. Документы, хранящиеся в ковчеге.
Digitized by foozle
27
„Нашему Лейб гвардии Волынскому полку.
„По сформировании полка сего из батальона Л. гв. Финляндского полка, участвовавшого в минувшую войну против французских „войск, пожалованныя сему полку в Бозе почивающим Государем Императором Александром Павловичем серебряныя трубы, „повелеваем употреблять на службу Нам и отечеству.
„Пребываем в вам Императорскою Пашею милостию блогосклонны
НИКОЛАЙ.
) В Царском Сел
* Июня 4~ио дня 1826 года.еи
Заканчивая этим описание формирования полка, в заключение его постараемся очертить состав в это время офицеров и унтер-офицеров. Основанием для этого очерка послужили нам данвыя, почерпнутыя из полковых формулярных списков, представленных полком 1-го Января 1818 года. Б сожалению нам не удалось отыскать формулярные списки прочих нижних чинов для довершения полной картины состава всего полка при его основании.
К 1-му Января 1818 года в полку состояло по списку и на лицо 31 штаб- и обер-офицер, кроме командира полка, генерал-маиора Ушакова.
Офицеры эти, все коренные Финляндцы, составившие основание полка, были следующие:
Полковник:
Капитаны:
Ш.-капитаны:
Поручики:
ПОДПОРУЧИКИ:
1. Офросимов,
1. Пинабель,
2. Линден,
1. Аклечеев,
2. Бреземан фон Нетинг,
3. Фези,
4. Нелединский-Мелецкий,
1. Крекшин,
2. Ступишин,
3. Кн. Дулов,
4. Гр. Цукато,
5. Веревкин,
6. Бирюля,
7. Козлов,
1. Голенищев-Кутузов,
2. Офросимов 5-ый,
Digitized by LjOOQle
28
Подпоручики: 3. Мельгунов,
4. Малевинский,
5. Цемиров (Александр),
Прапорщики: 1. Лыков,
2. Зубов,
3. Белавин,
4. Семичев,
5. Фокицин,
6. Албертов (Марк),
7. Иванов,
8. Барон Еорф (Франц),
9. Теодорович,
10. Цемиров (Михаил),
11. Албертов (Михаил),
12. Балин.
По сословию все офицеры принадлежали к дворянам, русским и иностранным, за исключением одного только нран. Балина (из крестьян), вскоре впрочем переведенного в инвалидную при полку команду, с назначением ея начальником.. А по своему происхождению большинство офицеров были уроженцами русских губерний. Так из них были уроженцами великорусских губерний 14, малороссийских и южных 6, северозападных 2, иностранцев 2, финляндец 1 *). Относительно остальных 6 человек нам не удалось отыскать подобных же сведений. Но из них пр. Бажин безспорно принадлежит к урЬженцам русских губерний. А за русское происхождение еще трех ручаются их фамилии (Дулов, Голенищев-Кутузов и Белавин).
Таким образом, из всего основного состава офицеров 24 (77 °/0 слишком) принадлежит к русскому элементу, 2 (6.% слишком) к уроженцам западных губерний; столько же иностранцев и столько же осталось неизвестного происхождения и, наконец, 1 уроженец Финляндии.
*) Собственно по губерниям мы распределяли эти группы так: к североза-ладным губерниям отнесли Белостокскую область и губернии ВАленскую, Витебскую, Гродненскую, Ковенскую,‘Минскую, Могилевскую; к Малороссии и южным: Киевскую, Черниговскую, Полтавскую, Харьковскую, Бессарабскую обл., Екатеринославскую, Ставропольскую, Таврическую, Херсонскую, 3. В. Донского; к русским причислены все остальныя губ, России,
Digitized by
Google
— 29
Хотя для более точного руководства в определении происхождения могло бы служить вероисповедание, но, к сожалению, оно стало вноситься в формулярные списки лишь в позднейшие (30-е) года ■ по крайней мере ѳто верно для Л. гв. Волынского полка.
Относительно образования тогдашних офицеров хотя и имеются сведения и в формулярных и в так называемых кондуитных списках, но по этим сведениям трудно составить какое либо определенное понятие. Кондуитные списки видимо имели главнейшею своею целью доставить сведения более о нравственных качествах офицера с прибавлением краткого перечня о служебном положении, извлеченного из формулярных списков, в роде того, с которого времени офицер состоит в настоящем чине, не был ли в отставке и т- п. Для определения нравственных качеств офицера кондуитный список разделен на множество граф, в которых рукой самого командира части проставляется ответ на зоголовки их. Тут есть напр., графа, спрашивающая, „каков офицер в своем хозяйстве," — и командир полка пишет „бережлив," „нерадив," „изряден" и т. п. Есть графа, озаглавленная: „не предан ли пьянству и картежной игре," в которой ответ командира полка обыкновенно отрицательный. Есть и такая вопрошающая графа: „каковых- способностей ума" — ответ: „здравого" довольно обыкновенный *), ^усерден ли по службе" и т. п. На все такия нравственныя графы отвечает командир полка собственноручно **;. В остальных вписывание соответствующих ответов предоставляется писарю. К числу последних граф принадлежат и две, относящияся к научному образованию, под заглавием: „какие знает иностранные языки“ и „в каких науках имеет познание.с< Трудно сказать, как вообще составлялись эти сведения, но повидпмому в них писалось, что и как Бог писарю на душу положит и вероятно даже в зависимости от времени, имевшогося в его распоряжении. По крайней мере, при сравнении кондуитных с формулярными списками, приходилось встречать большия противоречия. В кондуитном списке отмечается напр., что офицер „российской грамоте читать и писать
*) Хотя нам пришлось встретить и такие отвывы кондуитного списка: в графе „каково ведет себя по службе**—„яхидно и скрытно/* в графе о способности ума— „ума коварного и лукавого.*"
**) Эти отметки имели, конечно, большое влияние на службу офицера. Так например, нам встретилась в одном из кондуитных списков полка (ва 1818 г.) в графе „достоин ли к повышению в следующий чин** такая отметка командира полка: „к повышению чином не аттестуется, потому что худо ведет свое хозяйство.**
Digitized by foozle
. зо
и ариѳметику знает' 1 и больше ничего. В формулярном же списке против его фамилии стоит чуть ли не целый университетский курс Броме того, в графу о науках, за неимением других, попадают напр. такия: „верховую езду, фехтование и танцование знает и умеет/'
Вот общая характеристика того источника, из которого приходится почерпать сведения о состоянии образования офицеров тогдашняго времени. Тем не менее понытаемся на основании хотя и подобных, шатких и не точных, сведений определить приблизительный уровень этого образования. И если результаты получатся скудные и далекие от истины, то даже и это доставит нам некоторую пользу. И именно из подробного изучения графы кондуитного и формулярного списков мы ясно увидим, на сколько действительно в то время обращалось внимание на эту графу или вернее на образование офицера.
Представляем здесь ряд наук, которым, согласно кондуитного и формулярного списков, обучались, основные 31 офицер полка, с проставлением против каждой количества знающих ее офицеров.
1. Тактика 1 оф.
2. Фортификация. . 11 Я
3. Артиллерия. . . . 9 Я
4. Политическое право 1 Я
5. Естественное право . 1 7)
6. Народное право . . 1 ТУ
7. Механика . . . . 1 Я
8. Математика. . . . 22 Я
$ 9 История...........17 оф
\ 10. Естественная история 1 „
11. Физика . . . . 4 „
12. География. . . . 17 *
; 13. Ариѳметика . . . 17 „
< 14. Закон Божий . . 2 „
s 15. Российской грамоте
$ читать и писать 5
На сколько такия показания справедливы, предоставляем судить читателям. Мы же с своей стороны в дополнение к этому можем только прибавить, что по восиитанию и образованию 357»% состава офицеров принадлежат к кадетским корпусам (Пажескому, 1-му и 2-му). Остальные же затем были произведены в офицеры из: 1) вольноопределяющихся — 29 %, 2) по экзамену из обучавшихся при 2 кадетском корпусе — 22 7* % *)> 3) 1 из нижних чинов (3% с небольшим) и 1 поступил из иностранной службы, 4) два офицера (67*%) произведены неизвестно откуда.

*) При 2 кадет, кори, или, вернее, в находившемся при нем Дворянском полку молодые люди обучались преимущественно фронтовой службе. („Дворянский полк в царствование Импер. Александра И,“—Русск. Стар. 1880 г. Август.).
Digitized by foozle
31 ----
Что касается знаний офицерами иностранных языков, то, судя по кондуитным и формулярным спискам, которые в атом случае более согласны между собою, большинство офицеров владело двумя, а некоторые даже и 4-мя языками. Следующая таблица наглядно показывает эти познания офицеров:
Знающих:
4 иностр. языка 1 оф. или 3% < S s фраццузск. яз. 22 оф. или 71%
3 9 ° Я Я Я Я 67.7. S S S немецкий я 17 я Я 55%
^ Я Я 14 „ 7) 45% \ S английский 1 я А я Я з%
1 я я ® я Я 19% S S S s польский я 3 „ я 6Ѵ.%
0 7 ѵ я я 1 я * 22 7,°/о S S S латинский я 2 я я 6 7.7.
Об одном офицере сведений не имеется.
В числе других вопросов, при разсмотрении состава офицеров, не менее интересен вопрос о их возрасте. Из формулярных списков основных офицеров полка мы видим, что самому старшему из них и притом единственному всего только 30 лет. Почти столько же (32 г.) имел в то время даже сам командир полка генерал-маиор Ушаков. Младшему было 17 лет. Разбирая возраст по чинам, мы находим, что средний возраст был:
прап. *) подпор, поруч. шт.-к. капит. полк.
20 лет 23 25 25 29 28
средний же возраст офицеров всего полка 24 года!
Нечего удивляться поэтому, что из числа всех офицеров нашлось только двое семейных:
За то, несмотря на такой молодой возраст, большая часть офицеров (18 или 58 /0> была уже украшена знаками отличия и орденами, заслуженными на полях Бородинских, под Красным, Лейпцигом и в прочих сражениях недавно минувшей славной кампании в составе доблестного Л. гв. Финляндского полка.
Обращаясь к составу унтер-офицеров, поступивших в полк при его сформировании, прежде всего мы должны сказать, что почти все они, за весьма небольшим исключением, перешли из Лейб гвардии Финляндского полка. Всего унтер-офицеров об-
*) За исключением Бажина, который, как произведенный из нижних чинов, составляет редкое исключение.

~ 32 <•-
щого срока службы' переведено в полк 22 Октября 1817 г. *)— 114 чел., из которых 98 (86%) из Л. гв. Финляндского полка и только 16 (14%) выбранных из других гвардейских полков. Разсматривая же формулярные списки первых находим что из них самая значительная часть (38 или 39%) поступила в Л. гв. Финлявд-ский полк при его сформировании в 1811 г., затем 20 (20%) в батальон Императорской милиции в 1806 г. при учреждении батальона, 14 (14%) в состав Л. гв. батальона Императорской милиции, батальона Финляндской гвардии и Л. гв Финляндского батальона, 13 (13%) в Л гв. Финляндский полк в течение кампании 1812—1813 гг. и наконец 13* (13%) по окончании камиании, с Мая 1814 по Май 1817 г.
По срокам службы большинство унтер-офицеров было 1805 и 1806 годов (20 и 28), остальные преимущественно принадлежат к 1807 и 1808, но есть между прочим представители и конца прошлого столетия. Так четверо поступило на службу еще в 1797 г. и по одному в 1798 и 1799 годах.
Коснувшись срока службы унтер офицеров, уместно будет вслед за сим сказать и о возрасте их. Из сведений по формулярным спискам мы находим, что средний возраст унтер-офицеров полка был 32 года, (предельные от 21 года до 45 лет), при чем главная масса унтер-офицеров находилась в возрасте от 26 до 34 лет.
Затем, разбирая состав унтер офицеров по таким же категориям, как и офицеров, мы находим, что по своему происхождению большинство из них принадлежали в крестьянскому сословию (82 или 72%)* затем следуют: из солдатских детей (14 или 12%’, остальные 18 чел. (16%) были: из мещан и церковников, из дворовых людей, из однодворцев и из поселян и евреев.
По месту рождения за исключением 18 человек из северозападных губерний, остальные 96 (84%) принадлежат к уроженцам русских (87 чел.), малороссийских и южных (3 чел.) и югозападных (Волынской и Подольской.губерний)—(6). Таким образом и в среде унтер-офицеров, как и офицеров, в полку преобладал в значительной степени элемент русский.
#) Как значатся по формулярным спискам.
Digitized by foozle

33
О грамотности унтер-офицеров того времени приходится связать очень немного: их было всего 30 человек <26%), что впрочем и весьма понятно, так как значительное число унтер-офицеров произведено было в вто звание за военныя заслуги в недавно оконченных кампаниях.
Женатых унтер-офицеров в полк поступило всего 15 (13%).



return_links();?>
 

2004-2022 ©РегиментЪ.RU