УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Вернигоров А.М. Верхнеуральцы-«очаковцы» — герои Первой мировой войны

// Гороховские чтения : материалы пятой региональной музейной конференции / сост., науч. ред. Н. А. Антипин. — Челябинск, 2014.

 

В России высшей и самой уважаемой наградой для солдат и унтер-офицеров за боевые заслуги и храбрость, проявленную против неприятеля, являлся знак отличия Военного ордена. С 1913 года он стал официально называться Георгиевским крестом. Имел четыре степени. Была еще Георгиевская медаль с надписью «За храбрость», учрежденная 10 августа 1913 года. Медаль также имела четыре степени, предназначалась для награждения нижних чинов (рядовых и унтер-офицеров) за боевые заслуги в мирное и военное время, по статуту не подходящие для награждения Георгиевским крестом.
С 1914 до 1917 год было вручено (в основном за подвиги в Первой мировой войне) около 33 тысяч Георгиевских крестов первой степени. Кавалерам первой степени жаловалось также звание подпрапорщика1. Стать георгиевским кавалером, особенно полным, было мечтой сотен тысяч солдат и унтер-офицеров царской армии: помимо всеобщего уважения обладатели таких наград получали достойные денежные выплаты и пользовались широким спектром льгот.
В СССР аналогом Георгиевских наград был орден Славы, а в настоящее время огромную популярность имеет георгиевская ленточка.
 

Очаковцы
 

В этом году исполняется сто лет со дня начала Первой мировой войны. Такое название утвердилось за ней после Второй мировой войны. Ее называли также «Великой», «Большой», «Второй Отечественной», «Великой Отечественной», а в народе — «германской». В СССР Первая мировая война считалась «империалистической», а по сути была предана и забыта, победа в ней была «украдена» у России. А ведь эта война определила ход всей истории XX века.
С первых ее дней 190-й Очаковский полк (названый в честь взятия Суворовым в 1788 году турецкой крепости Очаков) принял участие в боевых действиях на австрийском фронте в составе 48-й пехотной дивизии. Почетными наименованиями дивизии были «Суворовская» и «Железная». Армией, в состав которой она входила, командовал прославленный генерал Алексей Алексеевич Брусилов. 12 августа 1914 года Очаковский полк принял боевое крещение на реке Золотая Липа. 26 августа 1914 года в командование 48-й Суворовской дивизией вступил генерал-майор Лавр Георгиевич Корнилов. По словам командарма Брусилова, Корнилов пользовался исключительным уважением среди солдат и офицеров вверенной ему дивизии. Под его командованием Очаковский полк в составе своей дивизии вел боевые действия на австрийском фронте в районе реки -26-  Гнилая Липа, овладел городом Самбор и отбивал атаки противника в верховьях реки Сан. В течение января, февраля и марта 1915 года полк вместе с дивизией принимал участие в Карпатской операции. Близ местечка Танево дивизия атаковала противника через реку (солдаты сражались по грудь в воде), после этого в строю в Очаковском полку осталось всего 60 штыков. В результате боев офицерский состав полка пришлось «обновлять» на 70 процентов, а рядовой — на 90. Некоторые роты воссоздавались полностью из новобранцев. Вместе с дивизией полк дважды попадал в полное окружение, но прорывался с боями, сохраняя при этом знамя2.
Среди славных «очаковцев» были и верхнеуральцы И. В. Погорельский, Н. Н. Фролов, И. Д. Игонин.
 

Иван Погорельский

Иван Васильевич Погорельский

Иван Васильевич Погорельский (иногда упоминается как Погорельских) — полный георгиевский кавалер3. Родился в 1890 году в семье крестьянина, окончил три класса церковно-приходской школы. Мещанин города Верхнеуральска Оренбургской губернии. Был женат, имел двух сыновей — Николая и Федора. В 1911 году был призван в царскую армию. Награжден Георгиевским крестом четвертой степени с присвоением звания ефрейтора и назначением командиром отделения за то, что «в бою 31 октября 1914 года у д. Жердяницы, будучи ординарцем, для связи между штабом дивизии и отдельной колонной, под сильным артиллерийским огнем противника, с явной опасностью для жизни, своевременно доставил донесение начальнику 48-й дивизии». Георгиевский крест третьей степени получил за то, что «во время боя 4 ноября 1914 года, будучи в разведке, был окружен противником, с явной опасностью для жизни пробился сквозь их цепи и присоединился к своей части». Ему было присвоено звание старшего унтер-офицера и назначено командовать взводом. Георгиевский крест второй степени получил за участие в боях на Дуклинском перевале 23-24 апреля 1915 года4. Есть сведения, что эту награду ему вручил лично государь Николай II5. Георгиевского креста первой степени удостоен за то, что «во время боя 1 июня 1915 года, будучи послан из штаба дивизии в 192-й Рымникский полк с донесением, где за убылью из строя всех офицеров в 9-й роте, по собственному почину принял командование ротой и в продолжение 3-х суток отбивал ожесточенные атаки противника»4. С 1915 года подпрапорщик 190-го пехотного Очаковского полка. Переведен в военно-полицейскую роту при штабе дивизии (приказ № 48 по пехотной дивизии № 72 от 26 марта 1916 года).
П осле Февральской революции 1917 года в своей воинской части И. В. Погорельский выступал против ведения войны. А после Октябрьской революции оставил часть и вернулся в родной город, где примкнул к группе фронтовиков-большевиков и стал одним из активных ее членов. Выполнял добросовестно все поручения верхнеуральского совдепа, а 20 марта 1918 года был кооптирован в его состав. Принимал активное участие в организации боевых дружин (на диораме челябинского художника В. А. Неясова «Штурм Извоз-горы» в Верхне-уральском музее в центре изображен И. В. Погорельский).
13 августа 1918 года был назначен командиром Верхнеуральского пехотного полка в составе отряда братьев Кашириных. Проявил себя в ходе рейда по тылам белых Уральской партизанской армии Блюхера — Каширина.
Командовал 264-м Верхнеуральским стрелковым полком 30-й стрелковой дивизии.
В сентябре 1919 года заболел туберкулезом легких и уволился из Красной Армии6. Жил, занимался хлебопашеством. Умер 12 апреля 1924 года на хуторе Богодак7.
В Магнитогорском архиве есть протокол заседания Богодакского сельского Совета от 16 апреля 1924 года с записью:
«Слушали о смерти т. Погорельского Ивана Васильевича, -27- командира Верхнеуральского пехотного полка 30-й стрелковой дивизии им. ВЦИК... Порядок похорон. Товарища Погорельского как имеющего революционные заслуги похоронить на Братской площади, поскольку тело т. Погорельского находится на хуторе Богодакском, тело перевести в гор. Верхнеуральск к 14 часам 17 апреля сего года»8.
Семья Погорельского (жена Анна Филипповна и два его сына) вынуждена была выживать на 18-рублевую пенсию9. Старший сын Николай умер в молодости, младший Федор (1911 г. р.) был во время Великой Отечественной войны стрелком в составе 21-й армии, погиб 29 марта 1943 года в ходе прорыва Ленинградской блокады в районе Синявинских высот. Похоронен на дивизионном кладбище в Мгинском районе Ленинградской области10. Таким образом, у И. В. Погорельского прямых потомков не осталось.
 

Николай Фролов

Николай Николаевич Фролов

Николай Николаевич Фролов — полный георгиевский кавалер3. Родился в 1892 году в семье крестьянина. Окончил одноклассную приходскую школу. Мещанин города Верхнеуральска Оренбургской губернии. Был женат, имел дочь. В 1911 и 1912 годах работал в Новониколаевске грузчиком на баржах и железной дороге. С 1912 года служил в царской армии. С 1913 года — в составе 190-го пехотного Очаковского полка. Был помощником и начальником команды разведчиков. Получил ранение6.
Первым Георгиевским крестом — четвертой степени — был награжден 14 октября 1914 года за то, что, находясь в разведке при деревне Стржельбицы, под сильным огнем противника доставил командованию ценные сведения. Георгиевский крест третьей степени получил за то, что во время боя 9 ноября 1914 года у деревни Дара, будучи старшим в секрете, окруженном противником, с явной опасностью для жизни провел его сквозь цепи и присоединился к своей части. Георгиевского креста второй степени удостоен за действия в качестве старшего отдельной заставы: под сильным огнем неприятеля удержал позицию, отбив противника силою не менее роты. 10 декабря 1914 года у деревни Ясло (ныне город в Польше), являясь старшим в разведке, выбил неприятельский караул, находящийся в деревне, и занял ее. А ведь ему тогда было всего 22 года! В августе 1915 года в честь годовщины войны государь император вручил Н. Н. Фролову Георгиевскую медаль4.
Подпрапорщик с 10 декабря 1914 года. После Февральской революции за участие в заговоре в убийстве командира полка был арестован. Вместе с И. В. Погорельским вел агитацию за окончание войны. В мае 1917 года был направлен на лечение в Москву, в июле отбыл в Верхнеуральск, где непродолжительное время служил в должности старшего милиционера. Затем находился в запасном полку в Самаре, в октябре участвовал во взятии власти в городе большевиками. В конце 1917 года избран в состав Верхнеуральского совдепа. После захвата города армией А. И. Дутова в начале 1918 года вынужден был уйти на станцию Тирлян, где организовал партизанский отряд численностью до 120 человек. В марте 1918 года вступил в ряды ВКП(б). Возглавлял созданное совдепом в Верхнеуральске комендантское управление. В мае 1918 года воевал против атамана А. И. Дутова под Оренбургом. Был помощником командира партизанского отряда братьев Кашириных, участвовал в рейде по тылам белых Уральской партизанской армии Блюхера — Каширина. С августа 1919 по май 1920 года занимался организацией советских учреждений в Верхнеуральске, возглавлял местную милицию. В мае 1920 года мобилизован на польский фронт, был помощником командира эскадрона в составе 1-й конной армии под командованием С. М. Буденного, затем начальником команды разведчиков. Получил ранение, вернулся в Верхнеуральск. В сентябре — октябре -28- бре 1920 года участвовал в подавлении крестьянских восстаний. Добровольцем ушел на фронт в Крым, где участвовал в боях против армии П. Н. Врангеля и отрядов Н. И. Махно.
Вернувшись на родину, возглавил 2-й районный отдел милиции. В июне 1921 года из-за интриг был смещен с должности, но позднее оправдан. В ноябре 1922 года совместно с И. В. Погорельским организовал городское сельскохозяйственное товарищество, в котором стал председателем. В сентябре 1924 года поступил на рабфак Московского института инженеров транспорта, однако через несколько месяцев прервал обучение по состоянию здоровья. В 1928 году был награжден Почетной грамотой РВС СССР6.
Умер 23 сентября 1934 года7 в Верхнеуральске, похоронен на Братской площади (ныне сквер у собора).
 

Иван Игонин

Иван Данилович Игонин

Иван Данилович Игонин (1892-1930) — полный георгиевский кавалер3, из мещан города Верхнеуральска Оренбургской губернии. С 1914 года служил в 190-м пехотном Очаковском полку.
Георгиевскую медаль четвертой степени получил 13 февраля 1915 года за уничтожение вражеского поста. 5 июля 1915 года за трехдневный бой у Войсловицы награжден Георгиевской медалью третьей степени. Медаль второй степени получил за бой 17 сентября 1915 года на реке Шар, во время которого попал в окружение, но сумел пробиться к своим. В декабре 1914 года, находясь в разведке, взял в плен телефониста, добыв ценные сведения о противнике. За этот подвиг был награжден Георгиевским крестом четвертой степени. 18 января 1915 года отличился в бою у реки Длуги, за что награжден Георгиевским крестом третьей степени. 20 января 1915 года за захват неприятельского поста и получение важных сведений награжден крестом второй степени. В июне 1915 года, командуя взводом, под кинжальным огнем удерживал занимаемую позицию до конца боя, проявив при этом необыкновенное мужество, за что удостоен Георгиевского креста первой степени11. Подпрапорщик с 14 июня 1915 года.
В 1917 году полк был расформирован. Иван Данилович вернулся домой, но служба для него не закончилась. Он участвовал в формировании боевых дружин красных, занимался с новобранцами боевой подготовкой. В июле 1918 года в бою на горе Извоз был ранен в ногу (пуля попала в кость, ранение долго причиняло страдания И. Д. Игонину). После боя красные вынуждены были покинуть Верхнеуральск и уйти на Белорецк, преследуемые белогвардейцами. Верхнеуральск с августа 1918-го по июль 1919 года находился под властью белых. По семейным преданиям, Ивана в это время вывезли в деревню, чтобы сохранить ему жизнь (бояться было чего: белые зарубили друга Игонина на глазах у его семьи). Впоследствии он вернулся в родные края. Во время коллективизации одним из первых вступил в колхоз, занимался сельским хозяйством.
24 мая 1930 года умер от туберкулеза легких7. Похоронен в Верхнеуральске на старом кладбище. Здесь же похоронена жена его Ксения Захаровна Игонина (1894-1978).
Благодаря ей в семье сохранялась память о георгиевском кавалере. Она тщательно прятала награды мужа, но в трудные годы вынуждена была продать, чтобы купить продукты. До наших дней дошли лишь фотографии героя.
У Игониных родилось пятеро детей — Мария, Петр, Зинаида, Иван, Михаил. Сейчас уже подрастают праправнуки. Значит, род Игониных продолжается... -29-

 

К судьбе героев

Удивительно, что в казачьем Верхнеуральске, в котором в 1913 году проживали 15 636 человек12, нашлись три городских жителя (мещанина), почти ровесники, которые были призваны в один пехотный полк. Все они геройски воевали на полях Первой мировой войны и за свои подвиги стали полными георгиевскими кавалерами.
Солдат или унтер-офицер, награжденный крестом, получал жалованье на треть больше обычного. За каждый дополнительный знак жалованье прибавлялось на треть, пока оклад не увеличивался вдвое. Прибавочное жалованье сохранялось пожизненно после увольнения в отставку, его могли получать вдовы еще год после смерти мужа. Так, за четвертую степень выплачивали 36 рублей, за третью — 60, за вторую — 96, за первую — 120 рублей в год (для сравнения: зарплата промышленных рабочих в 1913 году составляла около 200 рублей в год)1.
Но даже такое денежное содержание не сделало лояльными к властям в 1917 году И. В. Погорельского, Н. Н. Фролова и И. Д. Игонина. Они выступали за прекращение Первой мировой войны, а затем участвовали в Гражданской войне на стороне красных.
А вот в мирное время георгиевские кавалеры — верхнеуральцы жили небогато и вследствие обострения болезней и ранений умерли рано. Возможно, они избежали репрессий 1930-х годов, так как были соратниками Кашириных и Блюхера. Иначе их ждала незавидная судьба. Так, в материалах уголовного дела первого председателя верхнеуральского совдепа С. П. Попова было записано, что якобы контрреволюционная повстанческая организация действовала уже в 1920 году, в списках ее членов был и Погорельский... Сам Попов провел в лагерях 17 лет. Уже после смерти И. Д. Игонина его семья спаслась от репрессий только благодаря вмешательству высокопоставленного родственника — брата жены.
И. В. Погорельский и Н. Н. Фролов похоронены на Братской площади (ныне сквер у Николаевского собора). Получилось так, что здесь упокоились не только красные партизаны, но и георгиевские кавалеры. Сквер у церкви, как никакое другое место в Верхнеуральске, отражает противоречивость и трагизм нашей истории. В мае 1918 года в ограде собора были захоронены в братской могиле первые красные партизаны. Тогда на могилах еще ставили кресты и вели службу священники. В том же году в числе 17 именитых горожан был расстрелян настоятель храма протоирей Михаил Громогласов, позже канонизированный Русской православной церковью за границей. Могила его неизвестна до настоящего времени. А красных партизан продолжали здесь хоронить еще в 1950-е годы. Сохранились фамилии 13 человек, но известны биографии только некоторых из них. В 1930-е годы начинали рушить Николаевский собор. В 1990-е годы маятник истории качнулся в другую сторону — и с памятника на братской могиле исчезла мемориальная доска. Он стал неизвестным и забытым.
И вот 1 августа 2014 года в Верхнеуральске, в парке у Никольского собора, прошло торжественное мероприятие, посвященное столетию со дня начала Первой мировой войны. Жители города увидели восстановленную доску в память бывших красных партизан, а также две новые мемориальные доски на памятнике — в честь полных георгиевских кавалеров Ивана Васильевича Погорельского и Николая Николаевича Фролова. Еще одна доска была передана родственникам полного георгиевского кавалера Ивана Даниловича Игонина. На мероприятии собрались его потомки, среди которых внуки Александр -30- Петрович Игонин (Чебаркуль), Людмила Петровна Лопухова (Чебаркуль), Валентина Петровна Манакова (село Александровское Ставропольского края) и верхнеуральцы Галина Ивановна Ширяева, Валентина Николаевна Горелова, Виктор Николаевич Мухин. Мемориальная доска в честь И. Д. Игонина, похороненного на городском кладбище, будет позже установлена на его могиле и торжественно открыта.
Так получилось, что трое однополчан снова «встретились» в одном месте в один день, и присутствующие могли увидеть их портреты на досках, стоящих рядом.
В тот же день был открыт памятный знак «Георгиевская аллея», изготовленный магнитогорской фирмой «РИФ» по заказу страховой компании «Энергогарант». В оформление монумента включены Георгиевский крест с лентой, а также маки (красный мак) — символ памяти жертв Первой мировой войны, а впоследствии — жертв всех военных и гражданских вооруженных конфликтов начиная с 1914 года.
На формирующейся Георгиевской аллее участниками мероприятия была произведена посадка деревца — ясеня. Осенью посадка деревьев продолжится. Собираются развивать Георгиевскую аллею и местные казаки. Хорошо бы, чтобы и приход Никольского собора обратил внимание на этот парк. Общими усилиями это место может обрести новую жизнь.
1 августа 2014 года к верхнеуральцам вернулась утраченная часть истории, вернулись забытые имена и была отдана дань уважения настоящим героям Первой мировой войны.
Мероприятие показало, что исторический Верхнеуральск очень достойно подошел к памятной дате. Теперь появилось памятное место, связанное с этим событием. Редкий город в России в настоящее время имеет что-то подобное. Начало положено, теперь есть куда двигаться далее...
При подготовке статьи использованы материалы из фондов Верхнеуральского районного музея, отдела ЗАГС Верхнеуральского муниципального района, воспоминания и фотографии из семейного архива В. Н. Гореловой и А. П. Игонина, А. Ширяева, И. А. Филипповой.
 

Примечания


1 Георгиевский крест [Электронный ресурс] // Википедия : сайт. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%C3%E5%EE%F0%E3%E8%E5%E2%F1%EA%E8%E9_%EA%F0%E5%F1%F2
2 Шушпанов С. Забытая дивизия [Электронный ресурс] // Бельские просторы. URL: http:// www.bp01.ru/public.php?public=1780
3 Списки нижних чинов — георгиевских кавалеров [Электронный ресурс] // Георгиевский архив. Екатеринбург, 2004. URL: http://kdkv.narod.ru/92/GK-WW1.html
4 Казачество Верхнеуралья: страницы истории. Магнитогорск, 2006.
5 Апрелков А. В., Попов Л. А. Судьбы казацкие. Челябинск, 2002.
6 Архив Верхнеуральского районного краеведческого музея.
7 Архив отдела ЗАГС администрации Верхнеуральского муниципального района Челябинской области.
8 Городской архив Магнитогорска. Ф. 91. Оп. 1. Д. 4. Л. 171 об. — 172.
9 Волкова О. Судьба командира // Красный уралец. 1990. 7 нояб.
10 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.
11 Пестрякова Г. Жалую «Георгия» // Красный уралец. 1999. 7 дек.
12 Старый Верхнеуральск в слове современников / сост. В. С. Боже, И. В. Купцов. Челябинск, 2009. -31-



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU