УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Алфавит

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Александровский К. Очерк истории лейб-гвардии Уланского Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка.

СПб., 1897

 

1. Слободские полки. Их история. Сформирование Одесского Гусарского полка из Сумского, Ахтырского, Изюмского и Мариупольского полков, бывших Слободских Украинских.
II. Переименование Одесского Гусарского полка в Лейб-Уланский Его Высочества Цесаревича Константина Павловича полк. Происхождение слова «Улан». Ревизия и состояние полка. Состав.

III. Кампания 1805 г. Бой под Аустерлицем 15 Ноября. Атака полка на дивизию Келлермана. Отдание чести всеми войсками остаткам Лейб-Уланского Цесаревича Константина Павловича полка. Следование полка в Петербург вместе с гвардией.

IV. Кампания 1807 г. Следование к прусской границе. Занятие Уланским полком города Фридланда. Подвиг корнета Старжинекого. Возвращение из похода.

V. Финляндская кампания 1808 года. Геройская смерть корнета Лопатинского. Эскадрон Улан своими атаками очищает от шведов несколько селений.

VI. Дарование Лейб - Уланскому Цесаревича Константина Павловича полку прав и преимуществ Старой Гвардии. Кампания 1812 г. Пять дней боя под Красным. Захват полком маршальского жезла Даву. Основание Краснинского капитала.

VII. Кампания 1813 г. Сражение под Кульмом. Переход через Рейн. Кампания 1814 г. Фершанпенуаз. Пожалование Георгиевских крестов на Серебряные трубы.

VIII. Первый дивизион полка остается в Варшаве. Движение полка к границе в 1815 г. Поход в город Люцин в 1821 г. Турецкая кампания 1828 г. и дело при Куртенэ.

IX. Участие полка в усмирении польского мятежа 1830-1831 г. Л.-Гв. Уланский полк защищает переправу Гвардии через Ручь. Сражение под Остроленкой. Уничтожение четвертого польского полка. Переправа через Нарев на защиту пехотной бригады. Падение Варшавы.

 

 

 

1. Слободские полки. Их история. Сформирование Одесского Гусарского полка из Сумского, Ахтырского, Изюмского и Мариупольского полков, бывших Слободских Украинских

 

Малороссия в XVII столетии представляла собой бедственную картину; постоянные войны и междоусобия довели ее до крайнего предела истощения. В 1648 году гетман Богдан Хмельницкий поднял Украйну и пошел на поляков, угнетателей его родины; разбив вначале польские полки и освободив страну от ненавистного ига, он на некоторое время остановил грабежи и убийства, производимые поляками. Но всего лишь около трех лет Малороссия могла свободно дышать. Уже в 1651 году польский король Ян Казимир объявил «посполитое рушенье», т. е. поголовное вооружение шляхты, и двинулся на Украйну; на этот раз Хмельницкий потерпел поражение; 17 Сентября 1651 года был заключен под Белою Церковью договор, в силу которого Украйна вновь подпала под гнет Польши. Народ, не будучи в состоянии долее терпеть зверства поляков, целыми толпами бежал на рубежи России—в нынешнюю Харьковскую и частью Воронежскую и -1- Полтавскую губернии. Здесь, по берегам рек Выри, Ворсклы, Псёла и др., строили слободы первые украинские выходцы.
В конце 1652 г. образовались слободы Ахтырка и Сумы, а в 1653 году — Харьков. Приняв слободское устройство, малороссийские выходцы разделились на полки: Острогожский, Сумский, Ахтырский и Харьковский, каждый с выборным старшиной. Спустя некоторое время, полковники просили царя Алексея Михайловича принять полки «под свою Высокую Руку», что и было милостиво исполнено; при этом полкам дано было наименование «Слободских Украинских», и занятый ими край получил название «Слободской Украйны».
Льготы, данные Московским Государством полкам, привлекли массу новых пришельцев, так что в 1688 году оказалось необходимым учредить пятый Слободской полк — Изюмский.
Таким образом появились на Руси Слободские полки, бывшие в продолжение 113 лет сторожевым русским воинством. Они участвовали во всех походах и войнах, пережитых Россией, начиная с Турецкой войны 1681 года в царствование Царя Феодора Алексеевича; особенно же они отличились в царствование Императора Петра I в борьбе со шведами, во время Польской кампании 1733-1735 годов и в Прусской войне 1737 г., в делах при Гросс-Эгерсдорфе и Велаве.
Со вступлением на Престол Императрицы Екатерины II, Слободские Украинские полки были переформированы в Гусарские, а край подчинен общему управлению, наравне с прочими частями Империи.
За свою верную службу Слободская Украйна была неоднократно жалуема грамотами и разными льготами, начиная со времени Царя Алексея Михайловича и кончая Императрицей Екатериной II, которая Манифестом даровала новые льготы одновременно с преобразованием края и полков.
С этого момента новые Гусарские полки стали жить каждый своей особой жизнью, так что общая история их здесь прекращается и для каждого полка начинается его отдельная история.
От этих боевых частей ведет свое начало Лейб-Гвардии Уланский полк. -2-
Высочайшим указом Государя Императора Александра I, от 16 Мая 1803 года, был сформирован Одесский Гусарский полк, из Сумского, Ахтырского, Изюмского и Мариупольского полков, выделением по два эскадрона из каждого. Сформирование было возложено на Генерал-адъютанта барона Винценгероде в Украинской Инспекции, в городах Махновке и Сквире; к концу Мая части означенных полков прибыли к месту сформирования в полном составе и со штандартами. Шефом нового полка был назначен Генерал-Адъютант барон Винценгероде, а временно исправляющим должность командира — полковник граф Мантейфель.
Лишь только полк собрался в Махновке и Сквире, немедленно было приступлено к его обмундированию и укомплектованию рекрутами до 10-ти-эскадронного состава. -3-

 

II. Переименование Одесского Гусарского полка в Лейб-Уланский Его Высочества Цесаревича Константина Павловича полк. Происхождение слова «Улан». Ревизия и состояние полка. Состав.


Только-что сформированный и даже не доведенный до полного комплекта Одесский Гусарский полк, Высочайшим указом 11 Сентября 1803 года, переименовывается в Лейб-Уланский Его Высочества Цесаревича Константина Павловича полк, который является первым в России Уланским полком, положившим начало существованию в нашей армии Улан.
Слово «Улан» — азиатское; по-татарски оно означает «молодец». Татары, поселившиеся в Литве и Польше и составлявшие конно-иррегулярные ополчения на службе у польских королей, сохранили свое прежнее название «Улан», которое затем у них было позаимствовано поляками, по примеру их, формировавшими под тем же названием боевые части.
По преданию, в 1803 году был прикомандирован к австрийской миссии в Петербурге австрийский уланский офицер граф Пальфи; обмундирование его очень понравилось Инспектору Кавалерии, Цесаревичу Константину Павловичу, которому и дан был Императором Александром I в распоряжение Одесский Гусарский полк, для переформирования в Уланский.
Попытки основания полков, подобных Уланскому, были и раньше: в
1764 году Императрица Екатерина II, при образовании Новороссийской губернии, -4- основала Елизаветградский Пикинерный полк, имевший пики, сходные с австрийскими, но без флюгеров; в 1797 г. Император Павел I поручил генералу Домбровскому основать полк совершенно по образцу польских Улан и дал ему название «Конно - Польский Товарищеский полк». Таким образом, первым в России полком, получившим название «Уланского», был Лейб-Уланский Его Высочества Цесаревича Константина Павловича полк.
При переименовании Одесского Гусарского полка в Уланский, Генерал-Адъютант барон Винценгероде был отчислен в Свиту; новым Шефом назначен Цесаревич Константин Павлович, а полковым командиром — генерал-майор барон Егор Иванович Меллер-Закомельский. Из Австрии были выписаны образцы формы, а также и мастера, для обмундирования полка; атаман Донского войска граф Платов прислал с Дона большую часть лошадей, потребных для полка, так что к началу 1804 года весь полк был окончательно сформирован и обмундирован.
Вскоре после этого Цесаревич выписал в Петербург, для осмотра новой формы, одного штаб-офицера, двух обер-офицеров и трех унтер-офицеров, о которых затем писал командиру полка барону Меллер-Закомельскому, 19 Марта 1804 года, следующее: «Messieurs les officiers de mon regiment sont arrives, il у a de cela me semaine, ainsi, que les sous-officiers. Ils sont bien bans, beaux et zeles pour le service....»
10 Сентября 1804 года Цесаревич, ревизуя Украинскую Инспекцию, заехал и в Махновку, где в течение 7 дней смотрел полк и, оставшись вполне доволен блестящим состоянием его, отдал приказ, в котором благодарил за ревностную службу всех — от генерала до улана.
4 Октября, вследствие донесения Его Высочества Государю Императору, Его Величество в Высочайшем приказе изъявил Свою благодарность полковому и эскадронным командирам Лейб-Уланского Цесаревича Константина Павловича полка за старание их в доведении частей до надлежащей исправности, в которой они были найдены при осмотре Его Императорским Высочеством Генерал-Инспектором Кавалерии.
Лейб-Уланский Цесаревича Константина Павловича полк состоял из 10 эскадронов, разделенных на два пяти-эскадронных батальона; в состав их входило офицеров 69, вахмистров и унтер - офицеров 141, улан 1320 (название «рядовой» не существовало, а нижних чинов полка называли «уланами») и нестроевых чинов 209; следовательно, весь численный состав полка равнялся 1739 челов.-5-
11 Января 1804 года, по Высочайшему повелению, сформирован 11-й запасный эскадрон в составе 150 улан.
Полк квартировал в Киевской губернии, в городах Махновке и Сквире и их окрестностях. Штаб полка и первый эскадрон стояли в Махновке. За отсутствием казарм, люди и лошади были расквартированы по дворам обывателей.
Отпуск на содержание полка был определен в 195.770 рублей ассигнациями в год.-6-

 

III. Кампания 1805 г. Бой под Аустерлицем 15 Ноября. Атака полка на дивизию Келлермана. Отдание чести всеми войсками остаткам Лейб-Уланского Цесаревича Константина Павловича полка. Следование полка в Петербург вместе с гвардией.
 

5 Июля 1805 года, по заключении конвенции с Австрией против Наполеона, Император Александр I повелел образовать на западной границе две армии: первую — под начальством генерала-от-кавалерии Михельсона, численностью в 90.000 человек, и вторую — под начальством генерала-от-инфантерии Голенищева-Кутузова, в 50.000 человек.
Уланский полк вошел в состав первой армии и, под начальством генерал-майора барона Меллер-Закомельского, выступил 3 Августа в поход из Махновки на соединение с корпусом графа Буксгевдена, находившимся в Радоме. Корпусу этому, 4 Октября, предписано было идти в пределы Австрии и там присоединиться к армии Голенищева-Кутузова, сражавшейся с французами. 6 Ноября соединение состоялось в австрийском городке Вишау. Через пять дней после того в гор. Ольмюце, где находились в то время союзные Монархи, Государь Император произвел смотр войскам.
По обоюдному соглашению Императоров Александра и Франца, Главнокомандующим австрийских и русских войск был назначен Голенищев - Кутузов, которому предстояло вступить в бой с французской армией, бывшей под личным начальством Наполеона и расположенной лагерем в 70 верстах от Ольмюца.
15 Ноября, союзная армия, разделенная на пять колонн, выступила против неприятеля. Лейб - Уланский Цесаревича Константина Павловича полк следовал в пятой колонне князя Лихтенштейна, вместе с тремя русскими кавалерийскими полками, с присоединением тридцати двух слабых австрийских эскадронов. -8-

 

IV. Кампания 1807 г. Следование к прусской границе. Занятие Уланским полком города Фридланда. Подвиг корнета Старжинекого. Возвращение из похода.


Окончив кампанию 1805 года, Наполеон обратил свое внимание на Пруссию. Быстро уничтожив ее войска, он занял почти всю территорию королевства. Король обратился за помощью к Императору Александру, который ее обещал, и действительно, 16 Ноября 1806 г., издал Манифест с объявлением войны Франции. Гвардия, двумя колоннами, была двинута к границе. В составе первой колонны, 17 Февраля 1807 года, выступил из Стрельны Лейб-Уланский Цесаревича Константина Павловича полк и пошел по Рижскому тракту.
Во все время похода до границы Цесаревич следовал верхом перед 1-м эскадроном Улан, несмотря на то, что командовал всем гвардейским корпусом. Войска шли форсированными маршами в 30 — 35 верст в сутки, делая дневки лишь через 5 — 6 дней.
20 Марта колонна пришла в пограничный пункт России Юрбург, куда 27 числа прибыл и Император Александр; на другой день после произведенного Его Величеством смотра, вся гвардия перешла границу и двинулась на соединение с армией Бенингсена, но, благодаря всякого рода естественным препятствиям, к 10 Апреля она достигла лишь Шипенбейля, где и расположилась на квартирах. Штаб-квартира Уланского полка была назначена в местечке Гросс-Шванфельде, а эскадроны разместились по окрестным селениям.
С этого времени прекратилось разделение гвардии на колонны; кавалерия поступила под начальство генерал-лейтенанта Кологривова, а пехота — генерал-лейтенанта Малютина.-10-
Но вскоре мирная стоянка окончилась: вышел приказ о выступлении в Гейльсберг, где войска ожидали сразиться с неприятелем.
Место, где должна была произойти встреча двух враждебных армий, находилось между реками Алле и Пассаргою. В первой линии, у реки Пассарги, стояли Корпуса Нея, Даву, Бернадота и Сульта — всего около 80.000 человек.
Пользуясь отдельным положением Нея у Гуштадта, Бенингсен атаковал его и 25 числа оттеснил за реку Пассаргу; в этом деле Уланский полк принимал участие, неся лишь аванпостную и разъездную службу.
Узнав об отступлении Нея, Наполеон прибыл лично и двинул корпуса Даву и Лана на Гуштадт и Вольсдорф; для защиты переправ через Алле у Фридланда были посланы Бенингсеном, под начальством князя Голицына, полки: Уланский Цесаревича, Орденский Кирасирский и 4 конных орудия.
Голицын шел всю ночь, без отдыха, и на рассвете, будучи всего в 3-х верстах от Фридланда, узнал, что французский Гусарский и саксонский Драгунский полки ночью заняли город и захватили весь наш обоз. Тогда князь Голицын приказал Уланскому полку немедленно выгнать неприятеля из города.
Каждый из эскадронов жаждал попасть в голову полка, чтобы раньше других ворваться в город; но, по брошенному жребию, эта честь выпала на долю эскадрона Его Высочества, под командою полковника Володимерова.
По прибытии к реке первого взвода, под командою корнета Старжинского, оказалось, что мост был на-скоро разобран. Сойдя с лошади и вызвав несколько человек охотников, Старжинский бросился с ними на мост и, несмотря на убийственный огонь спешенных саксонских драгун, быстро собрал разбросанные доски, уложил их и восстановил переправу. Эскадрон Его Высочества, а за ним весь полк — бросились через мост и ворвались в город, где тотчас начался рукопашный бой; саксонцы не выдержали натиска и, в совершенном расстройстве, преследуемые Уланами, ускакали из города. В это время из-за леса появились французские Гусары и готовились атаковать Уланский Цесаревича полк. Уланы быстро построились в боевой порядок, чтобы встретить врага. В тот момент, когда французы перешли в карьер, фронт их сразу был расстроен меткими выстрелами 4-х наших орудий с противоположного берега реки; Уланы воспользовались моментом, с громким «ура» пошли на неприятеля в атаку, опрокинули его, обратили в бегство и преследовали на протяжении 2-х верст.
В 3 часа пополудни Уланский полк вернулся в город; затем туда прибыл и генерал Кологривов с гвардейской кавалерией, а к вечеру вся русская армия заняла позиции на Фридландских полях.
Трофеями Уланского полка в этот день были взятые в плен неприятельские: начальник отряда, 16 офицеров и 244 рядовых.
На следующий день, с рассветом, под Фридландом началась перестрелка на передовых постах. Три эскадрона Улан и эскадрон лейб-гвардии -11- Казачьего полка пошли в атаку, но должны были отступить перед несравненно более сильным неприятелем. Когда же, при отступлении, два -французских Драгунских полка сделали -попытку преградить дорогу, то храбрецы решили или умереть, или пробиться. Благодаря отчаянным усилиям, им удалось прорваться.
Вскоре Уланы и Александрийские Гусары были посланы, под начальством графа Ламберта, в рекогносцировку на правый фланг неприятельской армии; у селения Гейнрихсдорф отряд Ламберта атаковал французскую кавалерию и смял ее; затем, когда, вследствие поражения Багратиона на левом фланге, пришлось отступить перед напором 50 эскадронов корпусов Мортье и Лана, Уланский Цесаревича полк, вместе с другими кавалерийскими полками, с успехом отбивал яростные атаки французов.
В течение одного дня, 2 Июня, полк потерял до 100 человек убитыми и ранеными и в том числе корнета графа Ожаровского, пропавшего без вести.
Битвою под Фридландом окончился ряд сражений между русскими и французами, после чего вскоре был заключен Тильзитский договор, давший Европе мир, хотя и кратковременный.
Уланский полк направился в Шавли, для отдыха.
Затем 29 Июня он выступил в Петербург, куда и прибыл 9 Августа.
Государь Император, делая смотр в Красном Селе частям, вернувшимся из похода, и, удостоив их Высочайшей благодарности, приказал выдать всем чинам не в зачет третной оклад жалованья. Кроме того, офицерам были пожалованы 54 награды, а нижним чинам — на каждый эскадрон — по 15 знаков отличия Военного Ордена. -12-

 

V. Финляндская кампания 1808 года. Геройская смерть корнета Лопатинского. Эскадрон Улан своими атаками очищает от шведов несколько селений.
 

В начале 1808 года возникла война со шведами в Финляндии. В первые месяцы кампании наша действующая армия, под начальством генерала Буксгевдена, испытала немало неудач, отчасти благодаря ее малочисленности, отчасти вследствие недоступной местности и малого знакомства с нею. Тем не менее, неприступный Свеаборг принужден был сдаться и соседние с ним провинции были заняты русскими войсками.
Желая нанести решительный удар шведам, Император Александр I по просьбе Буксгевдена, приказал послать в помощь ему свежие войска -13- численностью до 11.000 человек. В составе этих войск был и 2-й батальон Улан Цесаревича Константина Павловича.
7 Мая, батальон Улан, под начальством полковника графа Гудовича выступил в поход из Петербурга через Выборг и в С.-Михеле соединился с отрядом Барклая-де-Толли.
Ровно через два месяца, после трудных и сопряженных со всевозможными препятствиями переходов, Барклай-де-Толли подошел к неприятельской позиции близ Куопио и, после упорного пятичасового боя, овладел городом.
На другой день, по взятии Куопио, Барклай-де-Толли, для обеспечения безопасности сообщения отряда с нашей границей, послал батальон пехоты и три эскадрона Улан Цесаревича, чтобы занять посты до Нейшлота, через три дня вновь присоединил их к своему отряду, и, затем, взяв часть его, в том числе четыре эскадрона Улан Цесаревича, пошел на присоединение к Раевскому. Оставленный Барклаем-де-Толли с остальной частью его отряда в Куопио, генерал Рахманов получил приказание защищать город, а при удобном случае переплыть озеро и атаковать шведские войска, сосредоточенные у Тайволы.
11 числа, генерал Рахманов, желая ознакомиться с положением неприятеля у Тайволы, послал для этого взвод Улан, под начальством корнета Лопатинского, который через час после выступления занял селение Каскюле и расположился там, не приняв никаких мер предосторожности.
Между тем, шведы окружили деревню, и несколько шведских офицеров и солдат ворвались в дом, где находился Лопатинский, и предложили ему сдаться; вместо ответа, храбрый корнет выстрелом положил на месте одного из офицеров, а с остальными вступил в рукопашный бой. Шведы хотели непременно взять живым русского офицера, дабы иметь первого пленного, но, обладавший огромной силой, Лопатинский, хотя и обезоруженный, защищался с беспредельным геройством и предпочел пасть убитым.
Взвод Улан, узнав о трагической смерти своего доблестного и любимого молодого начальника, геройски пробился через ряды неприятеля и, потеряв более половины из строя, к вечеру вернулся в Куопио.
20 числа, отряд Раевского атаковал левый фланг графа Клингспора. Видя, что шведы с большой стойкостью и упорством удерживают свою позицию, граф Каменский послал на подмогу Раевскому эскадрон Улан Цесаревича и эскадрон Гусар. Обоим эскадронам пришлось проходить по узкой тропинке в густом лесу, наполненном неприятелем; несмотря на это, лихие эскадроны промчались по тропинке справа по одному, под выстрелами неприятеля, и соединились с отрядом Раевского, а затем, во время сражения, Уланы все время производили рассыпные атаки и мешали выходу шведов из шанцев.
В то же время эскадрон Улан, под начальством ротмистра Керцели, -14- очистил от шведов три деревни и своими стремительными атаками навел такой ужас на неприятеля, что тот без сопротивления покинул четвертое селение.
Затем эскадрон ротмистра Керцели принимал самое деятельное участие в атаке против войск шведского генерала Гриппенберга, располагавшего втрое большими силами, чем наши.
Необходимо пояснить, что только два эскадрона Уланского Цесаревича полка, а именно ротмистров Керцели и князя Манвелова, находившиеся в корпусе графа Каменского, испытали вначале все трудности финляндского похода и своим участием во многих делах покрыли новой славой штандарты полка; остальные же эскадроны, в силу сложившихся военных обстоятельств, были обречены на тягостное для них бездействие и только 15 октября приняли участие в атаке против шведского военачальника Сандельса у Инденсальми.
7 Ноября, генерал Тучков, заместитель Барклая-де-Толли, занял Пулкило и тем окончил кампанию, вследствие чего батальону Уланского Цесаревича полка предписано было возвратиться в Стрельну, куда полк и прибыл 27 Августа 1809 года.
Главная трудность этого похода для кавалерии заключалась не в решительных и опасных боях, а в непрерывной борьбе с естественными препятствиями, с особенностями местности, усеянной скалами, покрытой лесом и изрытой оврагами.
Частям кавалерии, при исполнении аванпостной и разведочной службы, приходилось удаляться на значительное расстояние от своего отряда, проходить по узким лесным тропинкам, проноситься через овраги, скалы и т. п., что постоянно вело к чрезмерному утомлению людей и порче лошадей. Насколько велики были потери лошадьми — видно из того, что батальон вышел в поход из Петербурга в составе 630 строевых лошадей, а пришел обратно в составе лишь четырех сот восьмидесяти двух. -15-

 

VI. Дарование Лейб - Уланскому Цесаревича Константина Павловича полку прав и преимуществ Старой Гвардии. Кампания 1812 г. Пять дней боя под Красным. Захват полком маршальского жезла Даву. Основание Краснинского капитала.


За подвиги, совершенные в течение предыдущих трех кампаний, Император Александр I даровал Лейб-Уланскому Цесаревича Константина Павловича полку права и преимущества Старой Гвардии. Эта Высочайшая милость
была объявлена словесно Императором в день рождения Шефа, 12 Декабря 1809 г., Цесаревичу, который в тот же день особым приказом оповестил об этом полк. Вместе с повелением о даровании полку Высочайшей милости последовал приказ о разделении его на 2 полка: Лейб-Гвардии Уланский и Лейб-Гвардии Драгунский, ныне Конно-Гренадерский. Разделение -16- это было произведено в виду того, что гвардейские полки были 5-эскадронного состава, с одним запасным полуэскадроном, между тем как Лейб-Уланский, как армейский полк, был 10-эскадронный. Первый дивизион пошел на формирование Лейб-Гвардии Уланского полка, второй — на формирование Лейб-Гвардии Драгунского полка.
Слово «Лейб» находилось в наименовании полка потому, что Шефом его было лицо, принадлежащее к Императорской Фамилии. Полковым Командиром оставлен генерал-майор Чаликов.
Два с половиною года протекли мирно, пока новая война с Наполеоном не возгорелась в 1812 г. В этот период времени, до 1814 г., полку пришлось участвовать в 55 боевых эпизодах; из всей же полусотни дел самыми блестящими следует считать сражения под Красным, Кульмом, Санпюи и Фершанпенуазом.
Прежде описания дела под Красным, следует сказать несколько слов о подвиге улана Косого. При отступлении русской армии к Дрисскому укрепленному лагерю, около местечка Давигонь, французские войска настигли русскую армию. Завязалось кавалерийское дело, в котором штабс-ротмистр Колчевский, увлеченный схваткой, удалился слишком далеко от полка. Набросившиеся на него французские гусары убили бы его, если бы не улан Косой, который, издали увидев своего взводного командира в опасности, с криком «спасайтесь, ваше благородие!» — бросился на неприятеля.
Тем временем, видя невозможность спасти своего товарища, Колчевский ускакал. Улан Косой был взят в плен, но в ту же ночь бежал и присоединился к полку.
2 Ноября 1812 г. Наполеон выступил из Смоленска к Красному; генерал Милорадович с авангардом главных сил преследовал Наполеона, не решаясь, однако, вступить в бой за малочисленностью своих войск. Когда же главная часть Наполеоновской армии прошла по дороге, он решил атаковать последнюю неприятельскую колонну, для чего послал легкую гвардейскую дивизию. Лейб-Гвардии Драгунский полк был послан в обход, а Лейб-Гусары с Лейб-Уланами бросились на неприятеля, заставили его положить оружие и захватили 6 орудий; это было 3 ноября; на следующий же день, Милорадович атаковал корпус Вице-Короля и в жарком деле опрокинул его, преследовал и отбил всю артиллерию корпуса. Сражение прекратилось вследствие наступления ночи.
5 ноября, Наполеон, продолжая свой марш, выступал из Красного; в это время Уланский полк ворвался в город, лихо атаковал французов и, несмотря на отчаянное сопротивление, отбил 300 русских пленных, 6 неприятельских орудий, весь обоз, все экипажи маршала Даву, корпусную канцелярию и казну в количестве 31.000 рублей.
Эти деньги пошли на формирование особого «Краснинского капитала», -17- из которого каждый нижний чин, участвовавший в деле 5 ноября, при уходе из полка, награждался 50 рублями. Но главным трофеем дня был захват маршальского жезла Даву, ныне хранимого в Казанском соборе в С.-Петербурге.
На следующий день, 6 Ноября, Уланы, находясь на позиции позади 26 пехотной дивизии Паскевича, атаковали колонну маршала Нея; войска, находившиеся в колонне, доставшейся Уланам для атаки, почти все были истреблены на месте; едва полк успел собраться, как свежие войска неприятеля стали вновь нападать; и8-й неприятельский Иллирийский полк двигался вперед с особым ожесточением. Видя опасность, генерал Милорадович подскакал к Лейб-Уланам и к Павловским гренадерам, стоявшим рядом, и сказал: «Ребята! после завтра я именинник и мне нечего подарить Вам.... Ребята! дарю Вам эту колонну!»... Покрыв голос начальника кликами «ура», Уланы на измученных лошадях вновь бросились в бой.
Корнет Корочаров, зарубив знаменосца, овладел Императорским Орлом, а Штабс-Ротмистр Мейер 2-й, со взводом 4-го эскадрона, кинувшись на батарею, овладел шестью орудиями. Маршал Ней, отбитый с огромными потерями, быстро отступил по направлению к Днепру. Тогда полковник Гундиус с тремя эскадронами, отрезав путь к отступлению одной из колонн Нея, заставил ее сдаться и привел к ночи 2,500 человек пленных неприятелей.
Посылая донесение Главнокомандующему Кутузову, Милорадович писал: «Известный храбростью Лейб-Гвардии Уланский полк, отличавшийся во всех делах, превзошел себя в сей день; равномерно отличился Орловский пехотный полк. Действия сих двух полков заставили меня на месте сражения обещать им исходатайствовать у Вашей Светлости — первому Георгиевские штандарты, а второму — Серебряные трубы».
И действительно, 13 апреля 1813 г.; Государь Император пожаловал Лейб-Гвардии Уланскому полку Георгиевские штандарты, с надписью: «За взятие под Красным неприятельского знамени, за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 г.». -18-

 

VII. Кампания 1813 г. Сражение под Кульмом. Переход через Рейн. Кампания 1814 г. Фершанпенуаз. Пожалование Георгиевских крестов на Серебряные трубы.


В 1813 г. союзные армии дрались за освобождение Европы. После перемирия с Наполеоном, кончившегося в августе, снова начались военные действия. В это время Лейб-Гвардии Уланский полк, следуя в голове резервов, шел по гористой, трудной дороге в Богемии. Цесаревич почти все время следовал при своем полку; 17 августа вдруг подскакал к колонне генерал Дибич с личным приказанием Государя Императора — поспешить как можно скорее в Теплицкую долину на дорогу, ведущую к деревне Кульм. Там наши войска дрались со вдвое сильнейшим неприятелем, напрягая все усилия удержать боевые позиции. К 5 часам дня все русские резервы были введены в дело; положение становилось критическим; к этому моменту прискакали на поле битвы полки: Лейб-Гвардии Уланский и Лейб-Гвардии Драгунский, под предводительством Дибича. Великий Князь Константин Павлович, завидев Улан, подъехал к ним и сказал: «Ну, ребята, не выдавай! Я всегда надеялся на вас!». — «Рады постоять за Царя» — было ответом.
Генерал-майор Дибич, видя важность минуты, без приказания развернул оба полка и пошел в атаку. «То была самая блистательная минута битвы»,— замечает Михайловский-Данилевский, в своей истории.
А генерал Ермолов, описывая бой под Кульмом, говорит: «Лейб-Гвардии Уланский и Драгунский полки с невероятным стремлением ударили на колонны».
Захватив 300 человек в плен, Уланы вернулись.
«Память Кульмского сражения не умрет в веках» — замечает справедливо историк. Прусский король, чтобы -19- ознаменовать битву, наградил все русские войска, участвовавшие в деле 17 августа, особыми крестами для ношения на груди.
1 Января 1814 г., под звуки музыки, Лейб-Гвардии Уланский полк перешел Рейн и вступил в пределы Франции, а и Марта, в деле под Санпюи, успел уже вновь отличиться. Будучи послан графом Ожаровским на артиллерию маршала Макдональда, Лейб-Гвардии Уланский полк врубился в каре, уничтожил на месте всю артиллерийскую прислугу противника, захватил 23 орудия и 300 человек пленных.
В этой атаке полк лишился храброго штабс-ротмистра Корочарова, который погиб, врезавшись одним из первых в ряды неприятеля.
13 Марта маршалы Мармон и Мортье, соединившись, образовали корпус войск силой в 22 тысячи человек, задачею которого было прикрытие столицы, в виду чего они медленно отступали по дороге в Париж. Наш авангард 13 числа стал наседать на французов.
Тогда маршал Мармон занял боевую позицию около местечка Сомессу. Завязалась перестрелка в авангарде, услышав которую, Барклай-де-Толли немедленно направил графа Ожаровского с полками Лейб-Гвардии Уланским и Лейб-Гвардии Драгунским на пушечные выстрелы. Между тем, французы, снявшись с позиции, продолжали отступление, поставив свою конницу в арьергарде.
Граф Пален сбил кавалерию противника и отбросил ее за пехоту, которая, образовав каре, отходила к селению Конатре, лежащему впереди Фершанпенуаза. К этому времени неожиданно поднялась страшная снежная буря, так что на поле битвы ничего нельзя было различить. Воспользовавшись этим моментом, граф Ожаровский подошел к неприятелю, открыл огонь из конной батареи, а затем, развернув свои полки, пустил их в атаку. Имея впереди себя своего Шефа Цесаревича Константина Павловича, Лейб-Гвардии Уланский полк ударил во фланг неприятеля, который не выдержал натиска и бежал к Фершанпенуазу, оставив на месте поражения 24 орудия, обоз и более 6о зарядных ящиков. Преследуя французов, Уланы взяли с боя еще 6 орудий.
Тем временем остальные русские войска довершили полное поражение армии Наполеона. Победителям досталось 10 тысяч пленных, 8о пушек, 200 зарядных ящиков и весь неприятельский обоз.
За это дело Лейб-Гвардии Уланский полк получил Георгиевские кресты на Серебряные трубы, 30 знаков отличия Военного Ордена и много других наград для -20- офицеров и улан от Императора Александра I, равно как и от союзных Монархов — Императора Австрийского, Короля Прусского, Короля Баварского, и з креста Почетного Легиона от Короля Людовика XVIII.
Результатом блестящего дела под Фершанпенуазом было торжественное вступление русских войск в Париж. -21-

 

VIII. Первый дивизион полка остается в Варшаве. Движение полка к границе в 1815 г. Поход в город Люцин в 1821 г. Турецкая кампания 1828 г. и дело при Куртенэ.
 

После Венского конгресса управлять Польшею был назначен Цесаревич Константин Павлович. Для охраны его особы был сформирован отряд из частей Гвардии, в состав которого вошел 1 дивизион Лейб-Гвардии Уланского полка, под командою полковника Заборинского, в составе и штаб- и 15 обер-офицеров и 294 улан.
17 сентября 1814 г. этот отряд, под предводительством самого Цесаревича Константина Павловича, торжественно вступил в Варшаву. Уланскому дивизиону для стоянки были назначены Мировские казармы.
20 марта 1817 г. Уланский дивизион был разделен на четыре эскадрона, а 7 декабря того же года последовал Высочайший указ, в силу которого этим эскадронам дано имя «Лейб-Гвардии Уланского Его Императорского Высочества Цесаревича Константина Павловича полка». Этим указом Лейб-Гвардии Уланский полк вторично разделился, образовав новый полк, форма которому была дана по образцу Лейб-Гвардии Уланского, но с тем различием, что прибор был назначен серебряный, шапка желтая, этишкет и эполеты белые, пики на черных древках с флюгерами из желтой с красным китайки.
В 1815 г. Лейб-Гвардии Уланский полк выступил из Стрельны в поход к границе.
Наполеон, бежав с острова Эльбы, поднял Францию и вновь шел против союзных государств. Тогда, повелением Государя Императора, Гвардия была двинута в поход, а в ее составе и Лейб-Гвардии Уланский полк, который тронулся из Стрельны 4 июля и, следуя через города Лугу, Полоцк и Вильну, прибыл в Новые Троки, где, 6 августа, было получено известие о поражении Наполеона, почему войска были отправлены к своим стоянкам.
19 августа полк выступил в обратный поход, а через два месяца, 19 октября, вступил в Стрельну. -22--
В 1819 г. Лейб-Гвардии Уланский полк в первый раз пошел в лагерь для приучения к полевой службе. В 1819 г. Государь Император решил, что для практики полки Гвардии будут отбывать лагерные сборы. Местом для этого было избрано Красное Село.
В 1821 г., в виду политических осложнений, войска были двинуты к границам. Лейб-Гвардии Уланский полк, выступив 4 Мая, прибыл в Люпин 13 Июля и поступил в состав I армии генерала-от-инфантерии барона Сакена. 24 Августа полк выступил из Люцина, тут-же Сентября Государь Император произвел смотр всем войскам. 9 Октября Уланы расположились на кантонир-квартирах в Игумене, откуда выступили обратно 23 Мая 1822 г. и прибыли в Петербург и Июля, после годового похода.
В 1823 г., при введении в полках гвардейской кавалерии одношерстных лошадей, Лейб-Гвардии Уланскому полку повелено иметь их рыжей масти. До этого в полку, по желанию Цесаревича, лошади были преимущественно темных мастей.
28 Марта 1826 г. первый дивизион Лейб-Гвардии Уланского полка был отправлен в Москву для присутствования на Священном Короновании Государя Императора Николая I, откуда возвратился 15 Ноября. Двое же нижних чинов были посланы в составе образцовой команды в Берлин, для показания там правил русской кавалерийской службы.
28 Февраля 1828 г. Высочайшим приказом было повелено выступить всем первым двум дивизионам Гвардейской Кавалерии в поход против турок.
Дивизион Лейб-Гвардии Уланского полка, после напутственного молебствия в присутствии Государя Императора, выступил 13 Апреля и пошел, через Лугу, Псков. Житомир и Могилев, в Лиово, а оттуда, переправившись 10 Августа через Дунай у Сатунова, расположился близ крепости Исакчи. Тотчас по вступлении Великого Князя Михаила Павловича в командование корпусом, отряд был двинут к крепости Кюстенджи.
Переход этот был крайне труден; движение по узкому дефиле, а затем по пескам, на протяжении 180 верст, в жару, без воды, среди массы палых, разлагавшихся животных по сторонам дороги,—породило болезни среди войска.
От Кюстенджи Лейб-Гвардии Уланский полк пошел через Каварну и 11 Сентября прибыл к крепости Варне.
С Июля месяца наши войска осаждали крепость, но, вследствие своей малочисленности, ничего не могли сделать.
Прибытие подкреплений дало возможность обложить Варну со всех сторон, что и было поручено генерал-адъютанту Головину, который занял высоты мыса Галаты и укрепился.
Уланский полк имел в этот период времени несколько стычек с неприятелем. -23-
Между тем, стало известно о движении турецкого отряда Омер-Врионе-паши, в 20,000 человек, на помощь осажденному гарнизону. Одновременно с этим двинулся Верховный Визирь с главными силами.
Положение осаждающего корпуса стало критическим, несмотря на подкрепления, присланные Главнокомандующим, графом Витгенштейном.
13 Сентября Омер-Врионе-паша подошел к Варне и занял позиции при Куртенэ.
Тогда отряду генерала Сухозанета, усиленному двумя пехотными, четырьмя кавалерийскими полками, в том числе Лейб-Гвардии Уланским, и 22 орудиями, предписано было выяснить расположение неприятеля со стороны реки Каменки. 14 Сентября Лейб-Гвардии Уланский полк присоединился к рекогносцировочному отряду.
На следующий день, 15 Сентября, генерал Сухозанет атаковал передовые посты неприятеля у Гаджи-Гасан-Лара. Турки, не выдержав натиска, в беспорядке отступили. 16 Сентября присоединился к отряду Принц Евгений Виртембергский и, приняв командование, выбрал позицию для боя между селениями Кюкледжи и Минисофларом и 18 числа двумя колоннами атаковал Омер-Врионе-пашу.
Лейб-Гвардии Уланский полк был разделен по-дивизионно.
В 11 часов утра войска были двинуты из Гаджи-Гасан-Лара по Варнской дороге.
Открылась канонада и начался бой. Дивизионы Лейб-Гвардии Уланского полка под сильным огнем неприятеля прикрывали пехоту отряда генерала Ностица и поддерживали наши войска во время атаки.
После Куртенэского сражения турки оставались спокойно на месте до известия о сдаче Варны, после чего, 29 Сентября, Омер-Врионе-паша быстро отступил.
Принц Евгений Виртембергский энергично преследовал неприятеля; 3 Октября преследование окончилось и через два дня Уланы вернулись к Варне, откуда 11 Октября двинулись в обратный поход. 27 Ноября полк прибыл к Сквиру, где стал на зимние квартиры. Летом 1829 г. Лейб-Гвардии Уланский полк отбыл в лагерь под Тульчином, после чего выступил в Стрельну, куда прибыл 4 Января 1830 года. -24-
 

IX. Участие полка в усмирении польского мятежа 1830-1831 г. Л.-Гв. Уланский полк защищает переправу Гвардии через Ручь. Сражение под Остроленкой. Уничтожение четвертого польского полка. Переправа через Нарев на защиту пехотной бригады. Падение Варшавы.
 

Недолго пришлось Уланскому полку стоять на мирном положении. Вспыхнувший польский мятеж поднял войска гвардии, которые были двинуты в Царство Польское под начальством Великого князя Михаила Павловича. Утром 30 Декабря 1830 г. Лейб-Гвардии Уланский полк тронулся из Стрельны в поход под начальством своего командира, генерал-майора Олферьева, в составе и штаб-, 30 обер-офицеров и 876 улан.
Путь следования пролегал через Гатчину, Псков, Вильну и Белосток. К и2 Марта 1831 г. полк стоял уже под Остроленкой на кантонир-квартирах, содержа разъезды около Шумова и Остроленки. 24 Марта он вошел в состав отряда генерал-адъютанта Бистрома и вместе с этим отрядом делал рекогносцировку.
Между тем, главнокомандующий повстанцев Скрженецкий, следуя плану генерал-квартирмейстера Пронзинского нанести решительный удар русской гвардии, снялся с позиции между Минском и Калушином и пошел к Сиероцку.
Лишь только Великий князь Михаил Павлович узнал об этом движении, тотчас же сосредоточил свой корпус у Земброва, выслав вперед отряд генерала Бистрома для наблюдения за неприятелем. Тем временем поляки, числом до 8ооо, стали наступать на наш авангард генерала Полешко. Построив отряд к бою, генерал Полешко ожидал атаки, но, продержавшись несколько -25-
— 2 6 —
часов, должен был отступить к Вонсеву, вследствие предписания не вступать в решительный бой.
Главные силы поляков, тем временем, сосредоточились и направились на Гвардейский корпус. Великий Князь решил встретить противника и вступить в бой, для чего стянул свой отряд к Снядову. Между тем, генерал Бистром, покинув ночью позицию у Вонсева, пошел к местечку Соколову, куда прибыл и Лейб-Гвардии Уланский полк.
После утомительного перехода, предполагалось дать отдых войскам, но в 4 часа пополудни поляки стали наседать и завязалась перестрелка. Опасаясь за переход через плотину у Якаца, генерал Бистром перевел пехоту и артиллерию по ту сторону ручья Ручь, оставив в арьергарде левую гвардейскую кавалерийскую дивизию под начальством графа Ностица. Поляки быстро наступали, так что оставшемуся последним для защиты переправы Лейб-Гвардии Уланскому полку пришлось все время удерживать неприятеля атаками и таким образом дать возможность всему отряду сосредоточиться у Якаца, после чего, произведя лихую атаку, полк присоединился к остальным войскам отряда.
6-го Мая гвардия отступила к Белостоку. 7-го Мая наши главные силы, пройдя Гач, направились на Менженин. В составе арьергарда был Лейб-Гвардии Уланский полк.
8-го Мая поляки настигли отступающий отряд у Рудок, так что Лейб-Гвардии Уланскому полку вновь пришлось рядом атак удерживать неприятеля.
На пути следования, гвардия остановилась у Жолтков, где была атакована польскими войсками, но отбросила их. После этого сражения поляки стали отступать и пошли к Остроленке. Наши авангарды их преследовали.
13-го Мая произошло соединение отряда Великого Князя Михаила Павловича с главными силами Дибича. На следующий же день наши войска начали наступление. Тем временем Скрженепкий приготовился к бою.
Наш авангард с графом Ностицем во главе, отбросив передов ые посты неприятеля, двинулся на Лавы, где был встречен сильной канонадой. Граф Ностиц собирался с Лейб-Гвардии Уланским полком броситься в атаку, но поляки, не приняв ее, отошли к Остроленке.
В 10 часов утра уже все русские войска прибыли к Остроленке, которую, после ожесточенной, но недолгой защиты, поляки покинули, отступив за Нарев.
В это время, воспользовавшись удобным моментом, первый и второй эскадроны Лейб-Гвардии Уланского полка внезапно атаковали лучшие польские силы, прикрывавшие Ломжинскую дорогу. Почти весь польский № 4 полк и баталион ветеран легли на месте, остальная же часть их, оттиснутая к Нареву, потонула в нем. .
В это же время Астраханский и Суворовский гренадерские полки, пройдя полуразрушенный мост, завладели 2 орудиями и заняли позицию на шоссе.
- 27
По приказанию генерал-адъютанта Бистрома, Лейб-Гвардии Уланский полк со своим командиром, генералом Олферьевым, бросился на помощь этим полкам, но проскакать успели лишь первые два эскадрона, так как мост окончательно рухнул и этим не дал возможности остальной части полка переправиться через Нарев.
Очутившись на противоположном берегу, ротмистр Корсаков I со своим эскадроном № 2, несмотря на сильный огонь поляков, бросается на них в атаку, пять раз возобновляет ее и обращает неприятеля в полное бегство. Этим лихим кавалерийским делом Лейб-Гвардии Уланский полк избавил пехотную бригаду от опасности.
Вечером в тот же день, Лейб-Гвардии Уланский полк пошел в экспедицию против предводителя повстанцев Гелгуда и вернулся лишь 24-го Июля, два с половиной месяца спустя.
27-го Июля 1831 года полк был осчастливлен назначением ему Шефом Великого Князя Николая Николаевича. До кончины Своей Великий Князь носил мундир полка.
25-го Августа, во время штурма Варшавы, полк в составе легкой Гвардейской Кавалерийской дивизии поддерживал отряды Муравьева и Штрандмана.
Когда польский генерал Уминский стал теснить отряд Штрандмана, то дивизия атаковала во фланге поляков и отбросила их. Ночь с 25-го на 26-ое Августа полк провел на поле сражения, а днем 26-го Августа, когда штурм был возобновлен, дивизия, став у деревни Виглендово, поддерживала наступление Муравьева. Положение это, угрожая флангу и тылу польской артиллерии, заставило ее сняться с позиции и отступить.
В ио ч. вечера на стенах Варшавы вновь развился русский флаг.
27-го Августа Лейб-Гвардии Уланский полк торжественно вступил в Варшаву, а 16-го октября пошел на зимние квартиры в Лифляндскую губернию, в город Крейцберг, откуда вернулся в Петербург 13-го Марта 1832 г.
В награду за сражение под Остроленкой командир полка, генерал-майор Олферьев, получил орден Св. Великомученика Георгия 3 степени, а ротмистр Корсаков—4 степени, равно как весь полк щедро был награжден за свою лихую службу.






 

 



return_links();?>
 

2004-2022 ©РегиментЪ.RU