УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Служба Конвоя при Высочайшем Дворе
 

Каждое лето Царская Семья совершала свое обычное плавание в Финские шхеры на Императорской яхте «Штандарт». От Собственного Конвоя сопровождали Августейшее семейство только командир Конвоя и урядник-ординарец Его Величества. Службу ординарца при Государе Императоре сотни Конвоя несли по очереди. Назначался на этот, особо почетный и ответственный путь лучший урядник сотни, сроком на 6 месяцев. Выбор Царского ординарца производил командир Конвоя, по совету его помощника по строевой части и командиров сотен, но утверждал выбор ординарца министр Императорского Двора. Ординарец постоянно находился при Государе Императоре, всюду его сопровождал. При выездах Государя, ординарец сидел рядом с кучером или с шофером. В Императорском поезде он имел свое купе в вагоне, находившемся непосредственно за Царском вагоном. Ординарец Государя жил во дворце, где и получал довольствие. По окончании 6-месячного срока службы, Государь Император жаловал своего ординарца золотыми часами с государственным гербом. Так же в Императорских дворцах находились и камер-казаки Их Величеств Государынь Императриц, конвойцы: старший урядник Ящик - кубанец, и терец - старший урядник Орел.
Во время пребывания Царской Семьи в Финских шхерах все три сотни Конвоя, несшие службу в Петергофе, вели усиленные строевые занятия. Это было единственное время, когда казаки -126- Конвоя не занимали в Императорских дворцах постов и караулов, а потому сотни могли вести занятия в полном своем составе.
Одновременно с конными и пешими сотенными учениями, сотни Конвоя проходили положенный курс учебной стрельбы на Ораниенбаумском стрельбище, куда конвойцы отправлялись по железной дороге с вокзала Новый Петергоф. Лучшим стрелкам выдавались призы. Получившие первые призы награждались серебряными часами, с золотой пластинкой на верхней крышке часов. На пластинке изображение двух перекрещивающихся винтовок, вокруг которых надпись: «За отличную стрельбу». За отличную стрельбу из револьвера приз не выдавался, а в приказе по Конвою объявлялись фамилии лучших стрелков из револьвера с указанием, к какой сотне они принадлежат. Это указание вызвало естественное соревнование сотен. Дабы приказом по Конвою получить звание лучшего стрелка из револьвера, надо было стрелять три раза по семи патронов, и все 21 пуля должны были попасть в цель.
В Конвое при строевом обучении особенное внимание было обращено на лихую джигитовку, для чего также были установлены призы: шашки, кинжалы, седла, револьверы и часы. Младший урядник Рева, казак станицы Дядьковской, за все время своей службы получил за джигитовку 12 первых призов.
В 1899 году на Кавказе в Аббас-Тумане в Бозе почил, в возрасте 28 лет, брат Государя, Наследник Цесаревич Великий Князь Георгий Александрович. По желанию Государыни Императрицы Марии Федоровны, все чины команды от 1-го Хоперского Е.И.В. Великой Княгини Анастасии Михайловны полка184, находившейся на службе при почившем Наследнике Русского Престола во время его пребывания в Аббас-Тумане - сотник Жуков185, сотник Шапринский186 и 22 казака, были зачислены в Конвой Его Величества.
Также, как исключение из общих правил о приеме офицеров в Конвой, по высочайшему повелению были приняты в Государев Конвой персидский принц Риза Кули Мирза и Терского Войска сотник Панкратов187. Принц - как крестный сын Государя Императора Александра III, при переходе его из мусульманской религии в православие. Принц был сверхштатным офицером и за время его службы в Конвое строевой должности не занимал.
Сотник Панкратов во время Японской войны был тяжело ранен и находился на излечении в одном из госпиталей в Царском Селе. Состояние здоровья сотника Панкратова было критическое, и персонал госпиталя считал, что дни его сочтены.Постоянно посещавшей военные госпиталя Государыне Императрице Александре Федоровне доложили о том, что сотник Панкратов находится при смерти. Государыня сейчас же подошла к нему, милостиво с ним беседовала и, с присущей ей любовью и Царским вниманием -127- ко всем раненым русским воинам, спросила его, имеет ли он какое-либо желание, она с радостью хотела бы ему помочь. Сотник Панкратов ответил: «Хочу служить Его Величеству!»
Сотнику Панкратову было оказано исключительное внимание, и он, действительно только по милости Божьей и заботами самой Государыни, был спасен от смерти, а по Высочайшему повелению зачислен в Конвой, где впоследствии командовал Л.Гв. 3-й Терской сотней.
Служба в Конвое требовала от всех чинов его строжайшей дисциплины и усиленного напряжения в исполнении своих служебных обязанностей, в особенности во время пребывания Августейшей Семьи в Царском Селе.
Город Царское Село, где Императорская Семья проводила обычно зиму, находился в 20 верстах к югу от Петербурга. Над всем городом возвышался «Большой Дворец» - Екатерининский дворец. Недалеко от Большого дворца в парке, прорезанном озерами, была главная резиденция Августейшей Семьи Государя Императора Николая II - Александровский дворец. В этом дворце Царская Семья занимала один флигель. Государь и Государыня имели свои покои в нижнем этаже, а их дети - в верхнем, в так называемой «Детской половине». В среднем корпусе помещались парадные покои, а противоположный флигель был занят некоторыми лицами Свиты Государевой.
Приемный кабинет Государя и гостиная Государыни между собой были соединены особым коридором. Обстановка кабинета Государя была проста и скромна, как и вся личная жизнь Царской Семьи. Большой письменный стол. У окна другой стол, с книгами, журналами и газетами. За письменным столом висел портрет Государя Императора Александра III. На стенах несколько картин русских художников. Перед кабинетом Государя была приемная комната. Посередине ее стоял стол с альбомами. На одной из стен приемной комнаты находился портрет во весь рост Государыни Императрицы Александры Федоровны.
В Царском Селе каждая сотня Конвоя несла наряд в течение почти двух суток подряд, и только на третьи сутки была свободна. Кроме того, это напряжение усиливалось еще и тем, что Конвой, неся службу при Высочайшем Дворе и занимая своими постами и караулами Императорский дворец, имел свои, только для него присвоенные, правила и инструкции. Эти правила резко отличались от требований воинского устава гарнизонной службы, утвержденного для всей Русской Императорской Армии. Согласно этому уставу, всем часовым положено стоять на посту 2 часа. Казаки Конвоя стояли на посту 4 часа!
Устав гласит: «Часовой - воинский чин, поставленный на пост с огнестрельным или обнаженным холодным оружием в руках». -128- Часовой от Конвоя имел винтовку за плечами, шашку в ножнах, только кобура от револьвера была отстегнута. Офицер Конвоя, назначенный в ночной караул и находясь во дворце, ничьих приказаний, кроме личного повеления самого Государя Императора, не исполнял.
Из трех сотен Конвоя, находившихся в Царском Селе, одна, приказом по Конвою, назначалась дежурной сотней. На другие сутки эта же сотня несла наряд, как «поддежурная сотня». И только на третьи сутки считалась свободной. Но после небольшого отдыха (только до обеда) и необходимой чистки оружия, так как при любой погоде конвойцы круглые сутки несли службу постов вокруг решетки Императорского дворца, эта сотня была обязана вести строевые занятия, ибо другого времени для занятий совершенно не было. Конное учение происходило на Софийском плацу, а пешее в сотенном дворе; во время плохой погоды - в большом гимнастическом зале казарм Конвоя.
Дежурная сотня несла следующие наряды:
1.Александровский дворец. Дневной караул до 12 часов ночи. Караул имел два поста парных часовых, с одним урядником - начальником караула и одним запасным часовым; и один одиночный пост, так называемый «пропускной пост». Всего в карауле - 21 человек.
Парный пост № 1 - у главного подъезда внутри коридора дворца (казаки стояли на небольших коврах, специально предназначенных для часовых). Парный пост № 2 у Собственного Его Величества подъезда. Одиночный пост № 3 - пропускной пост, находился в «туннели» дворца. На этот пост назначались три урядника; и они занимали его в течение суток, служа на посту по 4 часа.
Все посты имели 3 смены. Первая смена несла службу от 8 часов утра и до 12 часов дня. Вторая - от 12 до 4 часов дня. Третья - от 4 часов дня до 8 часов вечера и далее до 12 часов ночи первая, до 4 утра вторая и до 8 часов утра третья.
Днем, отстояв 4 часа на посту, часовые отправлялись в казарму своей сотни, где находилась и отдыхающая очередная смена. Вторая смена, служившая от 12 до 4 часов дня, должна была присутствовать на вечерней уборке лошадей. Все чины дневного дворцового караула довольствие получали в сотне.
Ночной караул. К 8 часам вечера первая смена - шесть человек, из казармы своей сотни прибывала во дворец на службу. К 11 часам ночи перед офицерским собранием выстраивались 13 конвойцев, входивших в состав ночного караула. А именно: 2-я и 3-я дневные смены - 8 казаков. Три запасных, один трубач и один урядник разводящий (всего в ночном карауле 1 офицер и с пропускным постом 21 казак). Посыльный при офицерском собрании докладывал дежурному офицеру по Конвою о прибытии ночного караула, -129- и дежурный офицер «по первой встрече», осмотрев исправность караула, вел его в Александровский дворец.
Во дворце караул помещался в «подвальном» этаже. Для дежурного офицера была отдельная комната, куда дворцовый лакей приносил офицеру холодный ужин. До тех пор пока Государь Император не удалялся в свои личные покои, прибывшие в ночной караул казаки и офицер оставались в караульном помещении. Внутри дворца службу продолжала нести первая дневная смена. В 12 часов ночи, а иногда и позже, к дежурному офицеру Конвоя приходил камер-лакей Государя и докладывал: «Ваше Высокоблагородие, Его Величество изволил лечь опочивать». Офицер со второй сменой поднимался наверх, и вторая смена вступала в службу. Третья очередная смена оставалась отдыхать в караульном помещении. Сменная же первая смена отдыхала, сидя в проходной комнате у Собственного Его Величества подъезда. В этой же комнате в течение всей ночи находились офицер - начальник караула, урядник разводящий, три запасных часовых и трубач.
Ночной караул выставлял пять постов. В главном подъезде Александровского дворца, на том месте, где днем стояли парные часовые. У Собственного подъезда Государя. В розовой угловой гостиной Государыни Императрицы. В библиотеке Государя, рядом с комнатой, где находилась детская горка, и у винтовой лестницы, ведшей в «Детскую половину».
Караул нес службу до 8 часов утра, когда обычно Государь изволил вставать, и во дворце ночные посты сменялись дневными парными часовыми от нового караула. Ночью во дворце, кроме часовых конвойцев, несколько внутренних постов занимали солдаты Сводного полка, но дежурный офицер был только от Конвоя. В течение ночи офицер несколько раз обходил все посты и проверял исправность несения службы. В полуосвещенном Александровском дворце была полная тишина. Едва были слышны шаги сменявшихся часовых - все конвойцы ночного караула имели кавказские чевяки. (При следовании во дворец, поверх чевяк надевались неглубокие кожаные галоши).
Об этой ночной службе конвойцев Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна вспоминает: «...Сколько лиц я вспоминаю с детства в Гатчинском Дворце - и слышится мягкий звук их ног в чувяках, топая (в ногу) ночью по коридорам при смене... В особенности приятно ночью знать, что около нас - наши любимые казаки...»188
В 5 часов утра, через «пропускной пост» приходили во дворец полотеры и служащие дворцовой оранжереи с корзинами свежих цветов. Несмотря на то, что они были известны в лицо уряднику конвоя, находившемуся на пропускном посту, его обязанностью -130- было у каждого дворцового служащего проверить его личное удостоверение с фотографической карточкой и подписью коменданта Императорского дворца. При приходе этих служащих наверх дворца и перед исполнением ими своих обязанностей, их самих и приносимые ими корзины с цветами вторично осматривал и проверял урядник ночного караула.
После смены ночного караула дворцовый лакей приносил дежурному офицеру Конвоя кофе и утренний завтрак.
2.Конные посты вокруг решетки Царскосельского Александровского дворца. На эту службу от дежурной сотни назначалось 54 конвойца, из коих 48 казаков и 6 урядников. Всего постов было 16 и на каждые 8 постов, 1 урядник разводящий. Посты несли службу круглые сутки по 4 часа. Район службы постов: от главных ворот дворца, мимо «Слонового дома» по Баболовскому шоссе и до «Малого каприза», у Китайского павильона. Там, где решетка дворца прилегала к городу, ее занимали своими постами солдаты Сводного полка.
Служба конных постов - напряженная служба, в особенности ночью, при больших морозах. Разведя свои 8 постов, урядник разводящий все время их объезжал и проверял. В случае, если кто из находящихся на посту казаков сильно замерзал, разводящий становился на его место, а часовой, с разрешения своего разводящего, слезал с коня и для того, чтобы размяться и согреться, бегал вдоль решетки, держа коня в поводу.
З.Наряд в дворцовый телеграф - 2 конвойца. Их обязанность - доставлять все телеграммы, получаемые на Высочайшее Имя, а также на имя министра Императорского Двора, в распоряжение которого от дежурной сотни высылался еще один конвоец. Казаки, служившие на телеграфе и у коменданта дворца, получали довольствие во дворце и денежную награду от коменданта дворца.
Кроме этих нарядов от дежурной сотни назначался особый наряд Конвоя «Встреча» в составе 2 офицеров, 2 урядников и 6 казаков. Первой «Встречей» именовался наряд, который был предназначен для встречи Их Величеств при прибытии Государя Императора и Государыни Императрицы к какому-либо определенному месту. Вторая «Встреча» назначалась для той же цели, если после первой «Встречи» непосредственно следовало Высочайшее прибытие в другое место.
Всего в день дежурства сотни, в караулы, конные и другие посты назначалось 92 человека, что с домашним нарядом составляло почти весь наличный состав сотни.
Поддежурная сотня. На эту сотню возлагалась охрана дворцовых парков, во исполнение чего сотня занимала их своими конными постами. А именно: в Баболовском парке - 4 поста, в Нижне-Царскосельском -131- - 4 поста и в Павловском парке - 6 постов. В каждый парк, к постам его, назначался один урядник разводящий. Служба была только дневная, и неслась она с 1 часа дня до б часов вечера. От этой сотни назначались также в офицерское Собрание 2 телефониста, 1 посыльный, 3 дневальных и 3 дневальных у Кузьминских ворот казарм Конвоя.
Каждый день в 7 часов утра в Царском Селе происходил развод караулов. Для развода весь наряд выстраивался в коридоре казарм дежурной сотни. На правом фланге караул в Александровский дворец, левее его остальной наряд в следующем порядке: посты у решетки дворца, назначенные на службу к дворцовому телеграфу, посыльный к дворцовому коменданту, телефонисты и дневальные в офицерское Собрание, дневальные к Кузьминским воротам и, на левом фланге, домашний суточный наряд дежурных и дневальных по сотням и конюшням.
Для встречи дежурного офицера весь наряд выстраивал дежурный по сотне урядник, который и докладывал рунду что развод готов.
Рунд назначался тоже от дежурной сотни, обычно им был взводный урядник. Проверив наряд, рунд звонил по телефону в офицерское Собрание, где находился дежурный офицер, и ставил его об этом в известность. Дежурный офицер здоровался со всем нарядом, проверял правильность его, исправность снаряжения и вооружения, а затем проверял знание правил службы. Обходя фронт наряда, задавал вопросы, как полагается часовым стоять во дворце, как надо вступающему на пост у решетки дворца принять пост, то есть осмотреть все мостики, кусты, канавы и прочие предметы, которые находятся в районе его поста. Проверял, точно ли назначенные на конные посты знают, где начинается и кончается их пост. А затем, напомнив всем назначенным в наряд о том, какая на них лежит ответственность, подавал команду: «Развод зарядить револьверы!». Когда команда была исполнена, дежурный офицер приказывал всему наряду занять свои места.
В других местах резиденций Их Величеств в царствование Государя Императора Николая II порядок службы Конвоя был несколько изменен. Петергоф: дворец «Александрия». Александрия - небольшой Императорский дворец, вернее дача Августейшей Семьи, на самом берегу Финского залива. Внутренний караул днем имел два парных поста и один одиночный пост. Парный пост № 1 - у главного подъезда дворца. Парный пост № 2 - у «Малого подъезда». Одиночный - пропускной пост у дворцовых ворот. Ночной караул выставлял 3 одиночных поста, по одному часовому у подъездов и один пост наверху, около «переходного моста». Караул вступал на службу в 12 часов ночи. Сменившаяся смена сидела с -132- офицером - начальником караула в комнате около второго дворцового подъезда.
Наружные посты:
1.Три конных поста вокруг решетки дворца. Служба постов круглые сутки. Смена через 4 часа.
2.Английский парк - 4 конных поста.
3.Озерки - 5 конных постов, от «Самсона», что у «Розового павильона» с прудом, по Павловскому водопроводу и Озеркам, от дворцовой мельницы, мимо колонны «Бельведера» и до Бельведерского павильона на возвышенности и до деревни «Бабьи Ганы».
4.Ропшинское шоссе - 3 конных поста. На все эти 15 постов назначалось 4 урядника разводящих. В Петергофе конные посты, кроме постов вокруг решетки дворца, несли службу от 1 часа дня до 5 часов вечера. Выставлялись они только во время пребывания Высочайших Особ в Петергофе.
Когда Царская Семья отбывала в Крым, в Ливадию, туда заранее отправлялись две сотни Конвоя, из коих дежурная сотня несла внутренний караул во дворце, и от нее же назначались конные посты вокруг дворца. Внутренний караул имел 1 парный пост у главного подъезда и 1 одиночный - пропускной пост. Ночной караул - три одиночных поста. Начальник караула - урядник. Несение службы внутренним караулом проверял днем и ночью дежурный офицер Конвоя. Наружная охрана - 5 конных постов. Посты служили круглые сутки и сменялись через 4 часа. По шоссе, ведущему ко дворцу, были конные посты и от Крымского конного дивизиона, впоследствии полка Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны.
Новый Ливадийский дворец - красивое и светлое здание. Кабинет Государя имел большой балкон, с видом на море. Мраморные ступеньки дворца соединяли его с морским берегом. Весь дворец и постройки, к нему принадлежащие, окружал прекрасный парк.
Красное Село. Пребывание Государя в Красном Селе бывало обыкновенно осенью, во время маневров и Высочайшего смотра всем войскам Красносельского лагерного сбора. Днем во дворец от Конвоя назначалось два поста. Парный пост у главного подъезда и одиночный у Собственного Его Величества выхода в сад. Ночной караул имел три одиночных поста. Один у подъезда, второй у выхода в сад и третий у спальни Государя Императора. Наружная охрана дворца - три конных поста, вокруг ограды парка. Остальные конные посты назначались от полков Гвардейской кавалерии.
Гатчина. Ее Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Алексанлдровна указывала, что в Гатчинском дворце конвойцы занимали следующие посты: «На «Медвежьей» площадке у винтовой лестницы (где жили брат М.А. и я) - 1 пост, у столовой - парный пост, у дверей в спальной - 1 пост, внизу винтовой лестницы -133- - 1 пост и немного дальше у подъезда - 1 пост; через «арсенал», на главный подъезд - 1 пост. Всего 6 постов»189.
Гатчинский дворец служил летней резиденцией вдовствующей Государыне Императрице Марии Федоровне. Зимой Государыня отбывала в Петербург в Аничков дворец, а иногда уезжала в Данию. С Ее Величеством жили ее младшие дети - Великий Князь Михаил Александрович и Великая Княгиня Ольга Александровна. Часто к Государыне приезжала ее старшая дочь Великая Княгиня Ксения Александровна со своими детьми и супругом, Великим Князем Александром Михайловичем.
Во время пребывания Государя в Петербурге, в Аничков дворец высылался караул Конвоя от сотни, находившейся в Петербурге. Караул, с начальником караула - урядником являлся во дворец к 8 часам утра и оставался там до смены, получая довольствие во дворце. Караул выставлял 3 поста. Пост № 1 - парные часовые в главном подъезде дворца. Пост № 2 одиночный - у Собственного Ее Величества подъезда и № 3 - у лестницы, ведущей к покоям Великого Князя Михаила Александровича. Службу караула проверял дежурный офицер по Аничкову дворцу.
Кроме Аничкова дворца, от сотни, служившей в Петербурге, высылался офицерский караул и в Зимний дворец. Караул этот выставлялся только на Собственной Их Величеств половине и только во время пребывания Государя и Государыни в Зимнем дворце. Караул имел 3 поста. Днем у Собственного подъезда стояли парные часовые. Комната дежурного офицера - начальника караула находилась в бывшей бане Императора Александра III, недалеко от Собственного подъезда. Караул помещался этажом ниже. Службу караул нес круглые сутки.
Ежедневно приказом по Конвою назначался офицерский наряд:
1.Дежурный командир сотни.
2.Дежурный офицер по Конвою.
З.Дежурный офицер по «Первой Встрече».
4.Дежурный офицер по «Второй Встрече».
5.Дежурный офицер по Аничкову дворцу.
К 12 часам дня Государю Императору приносилась от Конвоя проба. В присутствии дежурного офицера кашевар дежурной сотни наливал борщ и клал порцию мяса, каши и хлеб в специальные судки. Судки эти запирались на замок, второй ключ от которого был во дворце. Пробу для Государя во дворец нес конвоец от дежурной сотни. Судки покрывались суконным чехлом. Из дворца приносились они всегда пустыми и передавались в следующую сотню, которая на другой день была дежурной.
По воскресеньям и праздничным дням офицеры Конвоя по особому наряду прибывали в Императорский дворец к Высочайшему -134- выходу, а затем имели честь присутствовать за Высочайшим столом. В Царском Селе Высочайшие выходы в обычные праздничные дни бывали после церковной службы, которую вся Царская Семья неизменно посещала.
Придворные чины, генералитет и все приглашенные офицеры, а также представлявшиеся Государю по делам службы генералы, командиры полков и полковые делегации ожидали Его Величество в особом зале.
Государь Император обходил всех присутствующих и со спокойным достоинством и царственной простотой милостиво со всеми беседовал. А затем следовало приглашение к Высочайшему завтраку. Завтраки сервировались за отдельными столами. За столом Государя сидели Высочайшие Особы, лица Царской Свиты и приглашенные высшие военные и гражданские чины.
В Гатчинском и Аничковом дворцах, выход Ее Величества вдовствующей Государыни Императрицы происходил до церковной службы. Государыня выходила из внутренних покоев и следовала в придворную церковь к Божественной Литургии. Чины Двора Ее Величества, приглашенные лица, в числе коих и дежурный офицер Конвоя, ожидали выхода Государыни и приветствовали ее глубоким поклоном.
По окончании церковной службы происходило обратное шествие Ее Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны. В эти дни дежурные по Гатчинскому или Аничкову дворцам офицеры Конвоя имели честь быть приглашенными к Высочайшему столу, за которым почти всегда присутствовали Великий Князь Михаил Александрович и Великие Княгини Ксения Александровна и Ольга Александровна.
В ночь на 27 января 1904 года Япония, без объявления войны, своим флотом атаковала внезапно русскую эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура. Хотя эта атака застала русскую эскадру врасплох, все же огнем русских военных судов японцы были отброшены.
Известие о нападении японского флота и о начале войны своей неожиданностью поразило всех. Россия принуждена была вступить в войну. С первых же дней войны Государь Император постоянно выезжал к войскам, предназначенным для отправления на фронт. Кроме положенного наряда при Императорских поездах, во все города, куда Государь изволили прибывать, для встречи его заранее командировались офицеры Конвоя с командой казаков.
В наступившей войне чины Конвоя не были на фронте, кроме подъесаула В.Логвинова190, который с разрешения Государя отбыл в Действующую Армию и, по окончании войны, вновь был принят в Конвой. -135-
Во время этой войны, несмотря на ряд военных неудач на суше и на море, Русской Армией и Флотом было проявлено исключительное мужество и доблесть, в особенности при геройской защите Порт-Артура, в боях у Цусимы и в Маньчжурии. Русская армия, пережив тяжелые бои, сохранила на достойной высоте свой боевой дух, способность маневрировать и готовность продолжать упорное сопротивление, с глубокой верой в свое решительное наступление на зарвавшегося коварного врага. В результате, положение на фронте сложилось так, что после своих больших первоначальных успехов, японская армия была не способна к дальнейшим активным действием, в то время как Русская армия с каждым днем укрепляла свои силы. Япония поняла несокрушимость России продолжать войну до конца, и ощутила все возрастающую мощь русской армии. Этот факт был засвидетельствован главнокомандующим японской армией Ояма, заявившим, что «после целого года, победоносно завершившегося для нас Мукденом, японская армия в течение пяти с половиной месяцев не решалась перейти в наступление...»
Русско-Японская война была закончена мирной конференцией в США, в Портсмуте. Инициатива созыва конференции не принадлежала России. Президент США Рузвельт предписал своему послу в Петербурге предложить Государю Императору свое посредничество, дабы между Россией и Японией был заключен мир. Государь изъявил свое согласие на переговоры (желая узнать условия Японии), но при непременном условии предварительного соглашения со стороны Японии, дабы никоим образом не было представления о том, что Россия просит мира.
26 мая 1905 года Америка обратилась одновременно к России и Японии: «В интересах человечества сойтись для переговоров, чтобы положить предел ужасающей и прискорбной борьбе». Портсмутская конференция началась 27 июля. Япония представила свои условия:
1.Признание японского преобладания в Корее.
2.Возвращение Маньчжурии Китаю и увод из нее русских войск.
3.Уступка Японии Порт-Артура и Ляодунского полуострова.
4.Уступка южной ветки Китайской Восточной железной дороги.
5.Уступка Сахалина и прилегающих островов.
6.Возмещение всех военных расходов Японии.
7.Выдача русских военных судов, укрывшихся в нейтральных портах.
8.Ограничение права России держать флот на Дальнем Востоке.
9.Срытие укреплений Владивостока.
Государь Император, соглашаясь на переговоры, поставил свои условия. Они были кратки: «Ни гроша контрибуции, ни пяди земли!..».
При таком требовании Государя Императора мирная конференция зашла в тупик. Президент США и германский император просили Государя принять японские условия мира. Государь оставался -136- непреклонен и, защищая честь России, готов был дальше продолжать войну, заявив: «Россия контрибуцию ни в какой форме платить не будет! Россия - не побежденная нация и не находится в положении Франции в 1870 году».
Президент Рузвельт, желая добиться соглашения и на основании того, что Россия владела южной частью Сахалина всего несколько лет, предложил компромисс: «пусть Япония возьмет себе южную половину Сахалина, а Россия уплатит ей значительную сумму за возвращение северной части». Государь Император, желая показать свою готовность пойти навстречу президенту Америки, согласился «в виде крайней уступки» на отдачу южной части Сахалина, но с условием: «японцы обязаны не укреплять ее, а северную половину вернуть без всякого вознаграждения».
16 августа 1905 года, на заседании мирной конференции русская делегация огласила свои условия, следуя указаниям Государя Императора:
1.Россия категорически отказывается платить какую-либо контрибуцию, соглашаясь уплатить только содержание своих пленных в Японии.
2.Соглашалась уступить южную часть Сахалина, но при условии безвозмездного возвращения северной его части.
3.Соглашалась эвакуировать Маньчжурию, но при условии, что Маньчжурия должна быть одновременно оставлена и японскими войсками.
4.Соглашалась передать Порт-Артур, но при условии такого же согласия и со стороны Китая.
5.Выдачу русских военных судов, находящихся в нейтральных портах, и какое-либо ограничение в праве держать свой боевой флот на Дальнем Востоке - Россия категорически отвергает.
Российские уполномоченные заявили, что по повелению Государя Императора, это - «последняя уступка!»
После заявления представителей России, среди членов мирной конференции воцарилась мертвая тишина. Всем было ясно, что после этих требований России, дальнейших переговоров быть не может.
Однако произошло то, чего никто не ожидал, и члены конференции были ошеломлены, услышав неожиданное сообщение главного японского делегата Комура: «Японское правительство, в целях восстановления мира, принимает эти условия!» Главой российской делегации С.Витте была послана Государю телеграмма: «Япония приняла Ваши требования относительно мирных условий и, таким образом, мир будет восстановлен благодаря мудрым и твердым решениям Вашим и в точности согласно предначертаниям -137- Вашего Величества. Россия остается на Дальнем Востоке великой державой, каковой она была до днес и останется вовеки!».
Государь, желая продолжать борьбу с верой в конечную победу, не допускал возможности мира, ибо поставленные им условия для Японии должны были быть неприемлемы. Внезапное решение японской делегации доказывало, насколько Япония была истощена войною. Мир ей был необходим; боясь разрыва переговоров, она принуждена была отказаться от контрибуций и от всех своих требований.
К такому результату мирной конференции привела только единоличная твердость Государя, несмотря на то, что президент Рузвельт, император Вильгельм и сам русский уполномоченный Витте - все «требовали» уступок Японии. Сам Государь сделал все от него зависящее для доведения войны до конца, но когда Япония приняла все русские условия, ничего не оставалось, как заключить мир не дождавшись победы. Не такого мира хотела Россия, но не такого мира ожидала и Япония. Когда условия мира были опубликованы, в Японии разразились сильнейшие волнения и города покрылись не национальными, а траурными флагами191.
Во время войны с Японией и возникшей в России смуты, единственным утешением для Государя Императора и Государыни Императрицы было долгожданное радостное событие - рождение Наследника Цесаревича и Великого Князя Алексея Николаевича. Наследник Престола родился 30 июля 1904 года. До рождения Наследника Цесаревича у Августейших родителей были четыре дочери, родившиеся: Великая Княжна Ольга Николаевна в 1895 году, Великая Княжна Татьяна Николаевна в 1897 году, Великая Княжна Мария Николаевна в 1899 году и Великая Княжна Анастасия Николаевна в 1901 году.
Наследник Цесаревич был крещен в Большом Петергофском дворце. Во время Высочайшего выхода и следования в церковь присутствовали командир Конвоя Свиты Его Величества генерал-майор барон Мейендорф и офицеры сотен Конвоя, находившихся на службе в Петергофе. Наследника Цесаревича несла на подушке обер-гофмейстерина светлейшая княгиня Голицына.
Восприемниками Государя Наследника Цесаревича были Государыня Императрица Мария Федоровна и Великий Князь Алексей Александрович. Когда таинство крещения было совершено, бывший Наследник, Великий Князь Михаил Александрович, представился Государыне Императрице Александре Федоровне и доложил, что Наследник Русского Престола окрещен.
Своим манифестом 1 августа 1904 года Государь Император изволил указать, что в случае его кончины при малолетстве Наследника -138- Престола, правителем назначается брат Государя, Великий Князь Михаил Александрович.
По Высочайшему повелению, Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Алексей Николаевич был зачислен в списки Конвоя Его Величества в чине хорунжего.
Он был «луч солнца» для всей Царской Семьи, светлой радостью не только Августейших родителей, но и для его сестер, которые были исключительно дружны между собой, но брата своего, так же как и Государыня Императрица, просто обожали и любили больше всего.
Для самого же Государя было счастливейшее время его дня, когда он с полным душевным спокойствием мог насладиться своим семейным счастьем. Тогда он старался отстранить от себя все заботы и, хоть на короткое время, быть только отцом горячо любимых своих детей.
Во время первой российской смуты в 1905 году революционно-террористическая организация всячески стремились установить связь с войсковыми частями, с целью создать и организовать и в армии своих единомышленников.
В Конвое произошел случай, о котором старые казаки Конвоя (С.Полупанов и М.Лашук) уверенно говорят, что один казак-конвоец открыл террористическую организацию в Царском Селе и, благодаря примерному исполнению своего долга, вовремя успел разрушить их план.
План этот якобы состоял в том, что банда террористов хотела при помощи этого конвойца проникнуть в Александровский дворец, под видом ночного караула. Было ли в действительности это так, в данное время трудно установить, прежде всего потому, что почти нет живых свидетелей. Однако, установлено и проверено
следующее.
Одной девице, принадлежащей к тайной организации, удалось увлечь одного казака конвоя Р. Он часто стал ходить в отпуск до позднего часа. На это обратил внимание его взводный урядник и доложил вахмистру сотни. Самими же казаками за ним было установлено негласное наблюдение. Оказалось, что Р. вначале ходил на свидания к своей девице. При дальнейших наблюдениях, которые велись уже по приказанию комнадира сотни, выяснилось и то, что к этой девице, одновременно с Р., стали приходить еще несколько подозрительных лиц.
Заметил ли сам Р., что за ним следят, или действительно, как говорят старые казаки-конвойцы, «он исполнил свой долг» - определенно сказать нельзя. Но также нельзя обойти молчанием следующий факт:
1. Р. действительно, сам донес своему командиру сотни о том, что ему известно о существовании в Царском Селе тайной -139- организации, с которой его познакомила заманившая его девица.
2. Р. был исключен из Конвоя. По сведениям старослужащих казаков, Р. после ареста всех лиц, им указанных, принужден был известное время скрываться, а в дальнейшем служил в полиции под другой фамилией.

 

Офицерский состав Конвоя
 

По окончании Русско-Японской войны, на основании правил и традиций, существовавших в обществе господ офицеров Конвоя, были сначала прикомандированы «на предмет испытания», а затем переведены в Конвой сотники Терского Казачьего Войска Б.Макухо192 и Г.Татонов193 и Кубанского Казачьего Войска сотник И.Ветер194. Все они на фронте были ранены и имели боевые награды. Впоследствии есаул Ветер занимал должность адъютанта Конвоя, есаул Макухо - казначея и есаул Татонов - командира Л.Гв. 4-й Терской сотни.
Офицеры Конвоя были как одна родная семья. Главным образом потому, что общество господ офицеров само решало вопрос о приеме новых офицеров, то есть о прикомандировании их и о переводе впоследствии. Вновь принимаемых в свою среду офицеров, почти все офицеры Конвоя задолго до их приема хорошо знали, ибо они были их друзья и однокашники по военному училищу195, или сыновья или ближайшие родственники прежде служивших и находящихся на службе в Конвое офицеров. В последние годы, за исключением барона Унгерн-Штернберга196, светлейшего князя Дадиани197, светлейшего князя Витгенштейна, князя Амилахвари Александра198, окончивших Пажеский Его Величества корпус, артиллеристов Е.Шкуропатского199 и А.Шведова200, все остальные были произведены в первый офицерский чин по окончании «Царской Сотни»201 славной школы - Николаевского кавалерийского училища, что еще больше способствовало их дружбе между собой. Трое из офицеров Конвоя, Ф.Киреев202, В.Савицкий203 и В.Зборовский204, были вахмистрами в Сотне юнкеров Николаевского кавалерийского училища, другие все окончили училище портупей-юнкерами. Получив прекрасное строевое обучение и воинское воспитание в одной и той же славной школе, все офицеры с особой любовью относились к строевой службе, зная ее блестяще. Особенно же выделялись прекрасные спортсмены и джигиты В. Зборовский и К. Зерщиков205, оба с Императорскими призами окончившие Офицерскую гимнастическую фехтовальную школу.
В Конвое не было случаев откомандирования обратно в свой полк прикомандированного на испытание офицера. Один из прикомандированных -140- совершил следующий проступок. На Страстной неделе Государь Император говел в Пещерном храме Государева Феодоровского собора. Вместе с Государем говела команда казаков и один офицер Конвоя. Честь принять Святое Причастие с Государем заносилась в послужные списки чинов Конвоя. В верхнем храме говели остальные конвойцы. Прикомандированный офицер, будучи назначен в наряд «по встрече», из боязни опоздать к назначенному времени, спустился в Пещерный храм и там причастился. Он был отставлен от перевода, и ему продлили срок испытания еще на несколько месяцев.
Командиров Конвоя Государь назначал сам по своему личному усмотрению - тех генералов своей Свиты или флигель-адъютантов полковников, которых он считал достойными на эту должность. По своему положению, находясь всегда в Свите Царской, командиры очень редко имели возможность быть в обществе, офицеров. Фактическим же строевым начальником был помощник командира по строевой части.
Он совместно с другим старшим полковником, помощником командира по хозяйственной части, были не только хранителями старых традиций Конвоя, но и строго следя за выполнением таковых, служили для всех офицеров примером. Строгая дисциплина как на службе, так и вне ее, безукоризненное исполнение своих служебных обязанностей, подчеркнутая субординация и чинопочитание были прежде всего и всегда при всех взаимоотношениях офицеров. Несмотря на то, что все офицеры были между собой на «ты» («Ты, Ваше Превосходительство», или «Ты, господин полковник», было нормальным явлением), это «ты» было только знак общего братства, никогда не нарушавшее уважения к старшему, а этот старший мог быть офицер, окончивший военное училище не только одновременно, но и на год позже младшего, однако обществом господ офицеров принят в Конвой раньше.
Полковники и командиры сотен сами первые предлагали переведенному офицеру перейти на «ты», желая, чтобы вновь принятый офицер сразу же почувствовал себя равноправным членом родной семьи конвойцев, ибо офицерское «ты» обязывало и значило несравненно больше, чем официальное «Вы»!
Офицеру, принятому в Конвой «на испытание», с первых же дней его службы старшими офицерами внушалось то, о чем он был обязан никогда не забывать при всех разговора с Высочайшими Особами:
1.Всегда помнить, с кем говоришь!
2.Отвечать только на вопросы и ни в коем случае самому на задавать таковых и не возбуждать собственных тем.
3.Никогда не обращаться с какими бы то ни было просьбами. -141-
Поддерживая чисто дружеские отношения, старшие офицеры все свои указания и замечания младшим выражали в особо деликатной форме. Этой традиции особенно придерживался помощник командира по строевой части, полковник Ф.Киреев. Его не только за глаза, но и непосредственно в дружеских с ним беседах, в особенности за столом в Собрании, называли «отец»! Как-то по-своему, «по-отцовски», делала он свои замечания. Один из офицеров, принимая дежурство, явился к нему, имея на себе небольшую мелкого курпея папаху. «Послушай, сын мой, - сказал Киреев молодому офицеру, - у тебя замечательная модная шапка, и она мне нравится». Офицер немедленно снял свою папаху и предложил ее полковнику. «Ну, спасибо, дорогой, возьми же и от меня подарок», - сказал Киреев, надев на смущенного офицера свою, установленной формы, большую с крупным курпеем папаху.
Был случай, когда офицеры после ужина задержались в Собрании больше, чем обычно. Дружно сидя своей семьей за стаканом вина, стали петь свои старинные «былинные» казачьи песни. В этот день дежурным телефонистом был казак из хора Конвоя. Одному из офицеров пришла мысль заменить его своим вестовым, а его позвать петь. Затем были позваны и из казарм еще несколько певчих. На другой день полковник Киреев попросил всех этих офицеров прибыть к завтраку в офицерское Собрание. Офицеры ждали, что на этот раз от «папаши» будет большой выговор. Полковник пригласил офицеров к столу, сказав, что он их приветствует. С подчеркнутой любезностью всех угощал вином и, как-то незаметно, сам вполголоса запел: «Как на линии было, на линеюшке...» Офицеры так же тихо ему вторили: «как на славной было на сторонушке...». За этой песней следовали другие. Завтрак был закончен речью полковника: «Благодарю вас, господа, что вы храните и бережете наши старые песни. Видите, дети мои, какой у нас получился хор, когда мы тихо и только для себя поем, а не для других, которые, быть может, и не хотят нас слушать. Я считаю, что если песня поется тихо, то яснее и красивее ее мелодия, а потому вам совершенно не следует усилять свое пение казачьими голосами, что прошу и советую в будущем не делать».
Таков был «отец» Киреев. Такими же были и командиры сотен, от которых младшие офицеры никогда не слыхали замечаний, сделанных в резкой форме.
Своеобразным исключением был «суровый» командир Л.Гв. 3-й Терской сотни Василий Кузьмич Федюшкин206. «Кузьмич», как его называли офицеры, всегда был недоволен, все критиковал и считал себя непогрешимым не только по всем вопросам служебного характера, но и в частной жизни офицеров. Однако, все офицеры знали, что несмотря на чисто внешнюю, кажущуюся суровость, -142- Кузьмич был добрейшей души человек и хороший друг. Его двоюродный брат подъесаул Кулебякин207 описал «Кузьмича» так:
Кузьмич наш «прав всегда»!
И как он не поступит,
Но в споре никогда Другому не уступит.
Кузьмич, молва гласит,
В зубок уставы знает:
«Разведчик», «Инвалид»
С младенчества читает...
Кто б спорить с ним не стал,
Он всех обрежет живо:
«Уж раз, что я сказал,
Так значит справедливо!»
(В Красном Селе, в лагерных бараках Конвоя были небольшие офицерские квартиры. Федюшкин, желая чтобы его сыновья привыкали к лагерной обстановке, жил с ними).
В трех комнатах сидит
С большущей он семьею,
И день, и ночь твердит,
Что нет ему покою.
Ремонт ругает он
И скверное топливо...
Уж раз он обозлен,
Поверьте - «справедливо!»
В собрании буфет
Одобрит всяк охотник:
Хозяйки лучше нет,
Чем славный Панин-сотник208.
Кузьмич туда вошел,
Ворчит: «воняет пиво!»
Уж раз, что он сердит,
Поверьте - справедливо!
Срок службы офицеров Конвоя - 20 лет. По окончании этого срока почти все офицеры выходили в отставку в чине полковника с мундиром Конвоя209. Лишались мундира Конвоя те полковники, которые, продолжая службу, уходили в армейские части, с производством в генерал-майоры.
Женатых офицеров в Конвое было мало. (Из общего числа 28 офицеров 5-6 женатых). -143-
У офицеров Конвоя в разное время были дружеские отношения с другими полками. Это зависело, главным образом, от того, с кем приходилось больше встречаться по службе или «по соседству». Старые конвойцы вспоминают: «В Царском Селе часто у нас бывали Гусары и Кирасиры Его Величества. В Петергофе - Уланы Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны и КонноТренадеры. В Гатчине были приятелями с Кирасирами Ее Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны»210.
«Кроме дружбы с офицерами частей, стоявших в Царском Селе, Петергофе и Гатчине, дружили с Лейб-Казаками. Большая и постоянная дружба была с ближайшими соседями-офицерами Сводного полка, а в Ливадии еще и с «крымскими соседями» - офицерами Крымского конного дивизиона (впоследствии полка) и офицерами 16-го Стрелкового Императора Александра III полка. В Крыму была большая дружба и с моряками. Также кунаками считались Эриванцы»211.
Каждый год, в день 4 октября, в присутствии Государя Императора торжественно отмечался праздник Собственного Его Императорского Величества Конвоя, установленный в память подвига, оказанного Лейб-Казаками и Черноморцами в битве под Лейпцигом в 1813 году.
После молебна, с поминовением павших на поле брани конвойцев, Небесному Покровителю Конвоя Св. Иерофею и парада, командир и все офицеры имели честь быть приглашаемыми к Высочайшему завтраку.
В начале Царствования Государя Императора Николая II, в январе бывали придворные балы. Балы давались в Зимнем дворце в Николаевском зале. После танцев следовало приглашение к столу. Для Государя, Государыни, великих княгинь и великих князей накрывался большой Царский стол, находившийся на особом возвышении. Все приглашенные, а в том числе и офицеры Конвоя, имели свои места за отдельными круглыми столами.
В 1903 году придворные балы в Зимнем дворце были отменены. Один из последних балов был костюмированный. Государь Император имел на себе золотой парчи кафтан Царя Алексея Михайловича, а Государыня Императрица была в наряде Царицы Марии Ильинишны.
В последующие годы был дан большой придворный бал в Аничковом дворце, на котором офицеры Конвоя имели честь танцевать с Великой Княжной Ольгой Николаевной и Великой Княжной Татьяной Николаевной.
Кроме этого большого бала у Государыни Императрицы Марии Федоровны, офицеры присутствовали на балах данных Великой Княгиней Ольгой Александровной, Великой Княгиней Ксенией Александровной, Великой Княгиней Марией Павловной, а также -144- в Крыму в Ливадийском дворце и в Хараксе на балу, данном Великим Князем Георгием Михайловичем.
Великий Князь 1еоргий Михайлович всегда с особым вниманием относился к офицерам Конвоя и часто их приглашал к себе в Харакс. К офицерам был очень внимателен и его гость, принц Христофор Греческий, брат его супруги Великой Княгини Марии Георгиевны. Желая это подчеркнуть, принц Христофор охотно посещал Собрание офицеров Конвоя.
В 1906 году командир Конвоя Свиты Его Величества генерал-майор барон Мейендорф сдал командование Конвоем флигель-адъютанту полковнику князю Трубецкому212. В 1908 году, полковник князь Трубецкой Высочайшим приказом произведен в генерал-майоры, с зачислением в Свиту Его Величества.
Как всегда, на время пребывания Государя Императора в одном из городов России, особенно если предстояли смотры и маневры войск, туда командировались офицеры Конвоя с командой казаков, численность которых определялась важностью командировки.
На торжественном праздновании 200-летия Полтавской победы в 1909 году, от Конвоя, помимо командира, трубачей и ординарца Его Величества, были в командировке с командой казаков сотник И.Ветер и сотник Б.Макухо. В Риге, на открытии памятника Императору Петру Великому, в командировке находились сотник Н.Долгов213 и сотник А.Федюшкин214.
Список офицеров Собственного Его Императорского Величества Конвоя в 1910 году.
Командир - генерал-майор князь Трубецкой Юрий.
Помощник командира - полковник Петин Степан.
Помощник командира - полковник Перепеловский Владимир215.
Командир Л.Гв. 1 сотни - есаул Логвинов Василий.
Командир Л.Гв. 2 сотни - есаул барон Унгерн-Штернберг Михаил.
Командир Л.Гв. 3 сотни - есаул Кулебякин Александр.
Командир Л.Гв. 4 сотни - есаул Киреев Федор.
Адъютант Конвоя - подъесаул Жуков Андрей.
Казначей Конвоя - подъесаул Тускаев Джимо216.
Младшие офицеры:
подъесаул Шапринский Александр
подъесаул Безладнов Михаил
подъесаул Рашпиль Георгий217
подъесаул Свидин Михаил218
подъесаул Токарев Петр219
подъесаул Долгов Николай
подъесаул Абациев Даур
подъесаул князь Амилахвари Александр -145-
подъесаул принц Риза-Кули-Мирза
сотник Савицкий Вячеслав
сотник Макухо Борис
сотник Ветер Иван
сотник Татонов Григорий
сотник Панкратов Константин
сотник Хаджи-Мурат Арацхан220
сотник Гулыга Георгий221
сотник Щербаков Александр222
сотник Федюшкин Анатолий
хорунжий Хоранов Михаил223
хорунжий Скворцов Михаил224

 

далее



return_links();?>
 

2004-2019 ©РегиментЪ.RU