УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Карта сайта

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


Каталог-Молдова - Ranker, Statistics


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Галушкин Н.В. Собственный Его Императорского Величества Конвой, М., 2004

 

Предисловие
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1. Черноморцы
Глава 2. Горцы
Глава 3. Линейцы
Глава 4. Кубанцы и терцы
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Глава 5. Сосредоточение Конвоя в Царском Селе

Командировка Конвоя в Москву
Выбор казаков для службы в Конвое
Служба Конвоя при Высочайшем Дворе
Офицерский состав Конвоя
Глава 6. Столетие Собственного Е.И.В. Конвоя
Годы перед Первой Мировой войной
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Глава 7. Первая Мировая война

Командировка сотен Конвоя в Ставку
Командировка сотен Конвоя на Юго-Западный фронт
Пасха 1916 года
Посещение Государем Императором сотен в Ставке
Праздник Конвоя в Царской Ставке в 1916 году
Глава 8. Роковые дни февраля и марта 1917-го
Русское лихолетье. Начало трагедии России
Служба сотен Конвоя в дни февраля и марта 1917 года
Царское Село
Царская Ставка
Киев
В Петрограде
Последние дни пребывания Конвоя в Царском Селе и в Ставке
Глава 9. Клевета на Конвой
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ (Стрелянов /Калабухов/ П.Н.)

Дивизион Собственного Е.И.В. Конвоя после 1917 года, в Русском Корпусе и эмиграции
Регалии Собственного Е.И.В. Конвоя
Приложение 1. Шефы Собственного Е.И.В. Конвоя
Приложение 2. Казачьи офицеры Собственного Е.И.В. Конвоя с 1811 по 1900 гг.
Приложение 3. Форма и отличия Собственного Е.И.В. Конвоя за 150-летнюю его историю
Комментарии
Иллюстрации

 

Предисловие
 

Живых не много остается
Нас, офицеров Царских дней
Все тише сердце наше бьется...
Н.Михайлов
 

«...Считаю своим священным долгом все касающиеся нашей истории документы, бережно хранимые господами офицерами Конвоя Его Величества, передать тем... в ком бьется русское сердце и для кого память о Царственных Мучениках и прошлое нашей Великой Родины - России святы», - написал в предисловии к своей книге полковник Николай Васильевич Галушкин.
Собственный Его Императорского Величества Конвой занимал исключительное положение и среди гвардейских частей Русской Армии.
С первого появления при Императрице Екатерине Великой, Конвой нес почетную службу, состоящую в непосредственной охране Российских Государей, безупречно оправдывая оказываемое ему высокое доверие.
Сформированная в 1811 году Черноморская Гвардия покрыла себя славой в войне с Наполеоном, не раз французы в превосходных силах отступали перед отчаянной решимостью и смелостью казаков; в битве под Лейпцигом Конвой спас жизнь Императору Александру I и двум союзным монархам; при освобождении Балкан, под Ловчей турки не смогли устоять перед лихой и страшной в своей стремительности атакой терцев; Государев Конвой участвовал во всех кампаниях XIX века и в Великой войне 1914 года.
Три Георгиевских штандарта, 12 серебряных Георгиевских труб, знаки «за отличия» на шапках - свидетельства боевой службы Части.
За более чем 100-летнее его существование до 1917 года, в эскадронах и командах Конвоя разновременно проходили службу горцы-мусульмане Кавказа, грузины, крымские татары, другие народности Российской Империи.
Формирование Конвоя Его Величества происходило в несколько этапов и из различных соединений. Первые, имея историческое прошлое (Черноморские казаки) оставались самостоятельными гвардейскими частями; вторые, после служения при особе Императора -3- от нескольких лет до полувека (отдельные команды Кавказского Горского эскадрона) под влиянием изменившихся условий исчезали совсем; третьи - соединялись вместе (Кубанцы и Терцы) и продолжали службу, охраняя Государя и его Августейшую Семью.
Служить в Собственном Его Императорского Величества Конвое всегда считалось высшей честью для казаков Кубани и Терека.
Выбор казаков для службы в Собственном Конвое был настолько необычен, даже в сравнении с набором солдат в первые полки Русской Гвардии, что о нем следует сказать отдельно.
Новобранцев в гвардейские полки назначали уже на последнем этапе призыва в С.-Петербурге, где их отбирали «по стати», внешнему виду: «блондинов - в Преображенский, шатенов - в Семеновский, брюнетов - в Измайловский, рыжих - в Московский...» и другим признакам.
В Конвое Его Величества действовали особые правила. Они заключались в том, что здесь офицеры и казаки не назначались, а выбирались заранее. Офицеры - из строевых частей, а казаки - из станиц Кубанского и Терского Казачьих Войск (ККВ и ТКВ), куда для этой цели командировались офицеры Конвоя.
Для выбора казаков в Гвардию офицеры объезжали практически все станицы своего Войска. Перед командировкой офицеры опрашивали казаков Конвоя, знают ли они кого из своих станичников, достойных быть принятыми в Конвой Его Величества. Конвойцы, посовещавшись между собой, запрашивали в письмах старых гвардейцев своей станицы (старики заранее намечали и воспитывали тех молодых казаков, которые, по их наблюдению, были достойны для службы в Гвардии), после чего их имена назывались офицерам.
По прибытии офицеров Конвоя в Войско, атаманы станиц представляли в отделы своих кандидатов, закончивших положенный срок строевого обучения в «приготовительном разряде». Из них затем производился довольно сложный, многоступенчатый отбор (с учетом выводов нескольких медицинских комиссий, проверки всего снаряжения и обмундирования и т.п.). Конвойцы обязаны были иметь собственных строевых лошадей - рослых и только гнедой масти. В случае выбраковки коня ветеринарной комиссией - здесь же производилась его замена.
Станицы, посылая в Конвой лучших казаков, не только ими гордились, но в лице атамана и «доверенных», подписывали отдельно для каждого выбранного из их среды казака особый приговор, в котором станица ручалась за своего представителя, что являлось одним из главных требований при выборе конвойцев. .
В последнее царствование, в Великую 2-ю Отечественную войну 1914 года, сотни Конвоя получили согласие Государя, чередуясь, -4- отправляться в Действующую Армию. В тяжелейшем испытании, постигшем нацию и государство, Император Николай II твердо верил в то, что только сильная власть может привести Россию к победе в войне.
«По Его убеждению, только самодержавие, создание веков, дало России силу продержаться так долго наперекор всем бедствиям.
...Изменить строй, отворить ворота нападающим, отказаться хотя бы от доли своей самодержавной власти - в глазах Царя это значило вызвать немедленный развал...» (У.Черчилль «Война на Восточном фронте»).
«Во все моменты Он воплощал народный дух и, как во вне, так и внутри, Он защищал его с непоколебимой верностью, которая вызывает восхищение и внушает уважение!» (Э.Эррио, премьер-министр Франции).
Благодаря неустанным заботам Государя, мощь Русской Армии возросла многократно. Германский генерал Людендорф, в своих воспоминаниях свидетельствовал: «Россия к концу 1916 года создала большой прирост военных сил. Бои показали также очень значительное усиление военного снаряжения. Верховному командованию придется считаться с тем, что неприятель в начале 1917 года будет подавляюще сильнее нас. Наше положение необычайно тяжелое, и выхода из него почти нет!»...
Но выход нашелся. Враги Императорской России, и внутри и вне ее, сознавали, что пока во главе страны стоит Государь Николай II, пока русский народ хранит верность своему Царю, они не добьются желательных им перемен.
У них была общая цель - лишить Россию того, кто являлся символом единства и мощи Российской Империи.
В дни февральской смуты возникла и получила затем распространение, в т.ч. в эмигрантской печати, клевета на Конвой Его Величества. Появление «революционных» сообщений из Петрограда о «явке Конвоя в полном' своем составе в Государственную Думу с выражением покорности...» вызвало недоумение у офицеров дивизиона, несших службу в Царкосельском дворце. Они знали, что в Петрограде не было ни одной сотни Конвоя (еще дивизион состоял при Государе в Ставке и полусотня - в Киеве). Но кроме провокационного значения, измышления становились опасными тем, что, попав каким-либо образом в отрезанную от Царского Села Ставку, могли поставить служившие там две сотни Конвоя в очень тяжелое положение.
Офицеры и казаки пешей полусотни 5-й Сводной сотни, находившиеся при Государыне Императрице Марии Федоровне в Киеве, также возмутились ложью и клеветой на родную часть, вполне представляя, что в столице находились только нестроевая команда -5- и команда 5-й сотни, обслуживающая ими же оставленных в Петрограде лошадей.
О полной уверенности Государя Императора в своем Конвое следует из дневников сотника В.Зборовского. 4 марта, в Царскосельском дворце его вызвала к себе Ее Величество и изволила сказать: «Меня наконец-то соединили с Государем, и Мне удалось Ему передать, что газетная заметка о Конвое лжива. Государь ответил, что Он в этом и не сомневался, и Мы были правы, считая казаков Нашими истинными друзьями. Передайте это казакам и успокойте офицеров».
Конвойцы оставались со своим Государем после отречения, пользовались исключительным доверием, и только выполняя его личное пожелание, не последовали за ним...
«Временные», а затем большевики, прервали всякие отношения офицеров Части с Царской Семьей. Оставались письма. Эти свидетельства милостивого внимания Государыни Императрицы («...Мы в восторге, что Ты видел Нашу сотню!» - из ее письма Государю Императору в Ставку), искренней дружбы Царских детей, писавших офицерам Конвоя во время Великой войны на фронт и продолжавшим писать им из своего заключения; сестер Государя, тепло вспоминавших «дорогих и любимых казаков» спустя десятилетия в эмиграции - приведены в книге. Они напрочь разбивают все домыслы о «предательстве» Конвоя, клевету на него.
Одним из последних в начавшейся гражданской войне было письмо офицерам от Великой Княжны Татьяны Николаевны от 11 января 1918 года из Тобольска.
Переформированные к тому времени в Гвардейские Кубанский и Терский - Дивизионы находились в составе Добровольческой армии. Офицеры Конвоя искали возможность для установления связи с Царской Семьей, ее спасения. Пробраться с Кавказа, через все фронты красных армий в Сибирь, не удалось.
Из Екатеринбурга доходили лишь противоречивые известия. Советская власть скрывала правду, что жизнь Царственных мучеников и их ни в чем не повинных детей была прекращена в ночь на 4/17 июля 1918 года. Все жуткие подробности убийства стали известны только потом.
Но в 1918 году, во время разгоревшейся гражданской войны, на Белом фронте Юга России, удаленном на сотни верст от места преступления, кроме неясных и непроверенных слухов о гибели Государя не было никаких точных сведений.
Почти кругосветное путешествие с Кубани в Сибирь - морем, через Европу, из Лондона во Владивосток, совершил офицер Конвоя А.Грамотин. «Союзники» чинили препятствия. Так, французы, -6- в течение месяцев сначала не давали въехать в свою страну, а затем выехать из нее (?!)
В Сибири есаул Грамотин состоял в распоряжении следователя по особо важным делам Соколова, работавшего над раскрытием Екатеринбургского злодеяния.
После исхода в ноябре 1920 года Русской Армии из Крыма и переброски ее частей в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (СХС), генерал-майор В.Э. Зборовский и полковник Н.В.Галушкин поставили своей целью сохранить единый Дивизион Л.-Гв. Кубанских и Терской сотен. Талантливым организаторам, им, вместе с офицерами Конвоя - эта задача удалась. Дивизион Собственного Е.И.В. Конвоя существовал в эмиграции еще более пятидесяти лет.
 

***
 

В 1899 году, по указанию командира, генерал-майора В.А.Шереметева, полковником С.И.Петиным написана история Конвоя Его Величества в XIX веке (этот труд явился основой книги Н.В.Галушкина). Об участии Гвардейских сотен в Великой войне, событиях февраля-марта 1917 года в Царском Селе, Могилеве и Киеве, борьбе в годы Русского лихолетья с предателями России, как в самой России, так и вне ее - офицеры Конвоя вели личные записи, отмечая в них последовательно все то, чему каждый был свидетелем и участником.
В эмиграции эти исторические документы собирались командиром Дивизиона Л.-гв. Кубанских и Терской сотен полковником К.Ф.Зерщиковым. Дабы претворить в жизнь желание всех господ офицеров увековечить прошлое своей Части, полковник Зерщиков приступил к выполнению работы, но закончить ее не успел. В наступившей Второй Мировой войне чины Гвардейского Дивизиона приняли участие в боях Русского Корпуса. После ранения и тяжелой болезни, Зерщиков скончался в «Белом Русском Лагере» - Келлерберге. Почти все, с таким трудом им созданное, погибло в боевой обстановке.
Но не погибло среди офицеров чувство, что «героев тень, ковавших вековую Славу, следит за нами по пятам!..»
Родная сестра Государя, Великая Княгиня Ольга Александровна писала Н.В.Галушкину в Калифорнию 9 мая 1959 года: «Я знаю, что вы трудитесь над краткой историей конвоя. Милый Зерщиков начал писать свои записки, а вы теперь кончите эту работу. Пишите. Спрашивайте, что хотите, всегда буду рада помочь».
Из приказа командира Дивизиона С.Е.В. Конвоя полковника Рогожина № 65 от 8 июля 1964 года: «...возглавляя чинов Дивизиона, попавших на Запад (Америки. - П.С.), полковник Галушкин принимает ответственное решение взяться за составление исто-7-рии нашей родной части. Нужна была неимоверная сила воли, чтобы преодолеть все препятствия на этом чрезвычайно тяжелом пути. Его труды, слава Богу, окончились блестящим успехом - он выпустил ценнейшую книгу не только для нас, принадлежавших Дивизиону, но и вообще это большой и необходимый вклад в русскую военно-историческую литературу».
Книга Н.В.Галушкина, вышедшая (Сан-Франциско, 1961) небольшим тиражом, давно стала библиографической редкостью и заканчивается 1917 годом.
При подготовке к ее первому в России изданию, встал вопрос о продолжении истории Части - в Гражданской и Второй Мировой войнах, в эмиграции. Материалов самого Конвоя этого периода по причине, указанной выше, не сохранилось. Результатом нашей работы явилась часть 4, подготовленная на основе публикаций в Русском Зарубежье, воспоминаний конвойцев и архивных сведений.
Необходимо заметить, что в книге Галушкина (в примечаниях) имелись ссылки на дополнительную часть. Автор предполагал дать в ней описание исторической формы чинов Конвоя. К сожалению, эта часть так и не была издана. Поэтому, все основные фрагменты из его труда, касающиеся формы, отличий и снаряжения, как и сведения из других источников, объединены составителем в отдельном приложении.
В приложении 2 даны полные списки казачьих офицеров, состоявших Л.-гв. в Черноморском Дивизионе и в эскадронах (сотнях) Государева Конвоя на протяжении XIX века.
Примечания Галушкина унифицированы, к ним добавлены установленные нами биографии свыше 100 офицеров Конвоя (в т.ч. всех командиров Части за всю ее историю) и лиц, имевших известное влияние на формирование и службу Собственного Е.И.В. Конвоя, другие необходимые сведения, после чего все это вошло в комментарии.
Благодарю за помощь в подготовке материалов военного историка А.В. Марыняка, историка Терского казачьего Войска Ф.С. Киреева, сотрудников отдела русского зарубежья Российской Государственной Библиотеки, старшего научного сотрудника Краснодарского исторического музея Н.А. Корсакову, директора издательства «Рейттаръ» А.И. Таланова, внучку офицеров Конвоя Долговых - О.Г. Петрулевич (Южно-Сахалинск), исследователей А.В. Петрова (Самара) и А.В. Полевого (Москва).
 

П.Стрелянов (Калабухов)-8-

 

далее



 

2004-2016 ©РегиментЪ.RU