УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Алфавит

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Говоров Б.Н., Швед Г.А. и др. Сумские гусары. 1651-1951.

Буэнос-Айрес, 1954

 

Предисловие

Исторический очерк. 1651 - 1901

Генерал-лейтенант А.Н. Сеславин

Жизнь полка в мирное время. 1901-1914
Введение

Глава I. Казармы, состав полка, комплектование

Глава 2. Строевые занятия

 

 

 

Предисловие
 

"Дикость, подлость и невежество не уважают прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим".

А. С. Пушкин.


В 1901 году Сумский полк, тогда 3-й драгунский, торжественно и в полном составе отпраздновал свой 250-летний юбилей, и к этому сроку была издана история полка, составленная ротмистром Голодолинским. После этого полк продолжал жить своей нормальной жизнью, и, казалось, ничто не предвещало той бури, которая через несколько лет разразилась над Россией и привела ее к гибели.
В 1951 году уцелевшие от этой бури офицеры тихо и скромно отпраздновали 300-летний юбилей своего полка. Глубоко верят они, что полк их, как один из старейших полков Русской Армии, имеющий за собой трехсотлетнюю славную боевую историю, разродится снова, конечно, в других, более современных, формах. Вера эта побудила ознаменовать свой последний юбилей выпуском настоящей книги и передать будущему поколению все пережитое полком в эту грозную и трагическую эпоху, рассказать ему, как жили, служили, воевали за Царя и Родину их предки, рассказать, как бились они за честь России против ненавистного ига большевиков-коммунистов, и как уцелевшие из них скитались по чужим странам, всегда и везде объединенные любовью и привязанностью к своему полку.
Все события за последние 50 лет восстановлены, главным образом, по памяти, ибо никаких документальных данных или дневников почти не сохранилось. Но все добытые сведения строго проверялись под общей моральной ответственностью писавших.
Книга не претендует на документ большого исторического значения: полк для этого слишком малая единица, и кругозор его весьма ограничен, но некоторые штрихи исторического -21- характера в ней несомненно имеются и, может быть, смогут когда-нибудь послужить подсобным материалом для будущего военного историка.
Авторы этого труда отдают себе полный отчет в недостатках литературного характера, допущенных ими при его составлении. Все они строевые гусарские офицеры, не искушенные на литературном поприще.
Не увидит в нем читатель красочных батальных картин, громких фраз, ярких сравнений, не найдет он ни ’ обнаженных сабель, сверкающих на солнце", ни "гусарского строя, сметающего все на своем пути“, но найдет он то, что было положено в основу этого труда, а основа эта — ПРАВДА.
В составлении этого труда принимали участие генерал-майор Говоров, полковники Швед и Соколов, ротмистры Снежков, Водо, Вярьвильский. -22-

 

Исторический очерк
1651 - 1901

 

Три столетия тому назад, при гетмане Богдане Хмельницком, городовое малороссийское казачество, не видя конца нестерпимого польского ига, стало покидать свою родину по Днепру и селиться на южных окраинах Московского государства. Таким образом казачество заняло места в нынешней Харьковской губернии. Поселившиеся здесь казаки получили в 1651 году название слободских казаков (от слова слободно свободно селиться).
Образовавшиеся таким образом поселения формировали полки, носившие названия по этим селениям. В северной части, на "диком шляховом поле" поселившиеся казаки по рекам Пселу, Суме, Вырге и Ольшавке получили название Сумских слободских казаков. Образовавшийся военный поселок получил название Сумы. По преданию, название это дано по трем кожаным сумам, найденным на берегу речки. Таково название полка и одновременно города Сумы.
Основателем полка был полковник Герасим Кондратьев. Полковник избирался всеми казаками. При Петре Великом выборный полковник — командир полка утверждался Царем и имел почти неограниченную власть. Как символ власти ему вручались ”пернач“ и полковая ”хоругва“ Должностных лиц в полку назначал полковник. Важные вопросы решались полковой радой. В 1682 году Сумский казачий полк перешел в ведение Московского Приказа и с этого времени считается частью Московского войска. Служба полка была конная. Формы одежды вначале не было — одевался кто как хотел и мог. Походную одежду казака составляли: низкая овечья шапка, с суконным верхом, "свита" или ”кобеняка“ грубого сукна, синий суконный кафтан, широкие шаровары и смазные сапоги "чоботы“. Однообразная форма одежды для слободских казаков установлена была лишь Императрицей Елизаветой Петровной. Форма Сумского казачьего полка была следующая: -23- голубая черкеска с откидными рукавами, обшитая серебряной тесьмой и шнурами, голубые шаровары, барашковая шапка с голубым верхом. Главным украшением казака было оружие. Ценная сабля, обыкновенно турецкая, украшенная золотой или серебряной насечкой и драгоценными камнями. Огнестрельное оружие — пистолеты немецкой и пищали турецкой или Тульской работы, носившиеся в кобурах или как тогда называли, ”ольстерах“, украшенных золотым или серебряным шитьем.
Кроме постоянных отражений набегов татар и других кочевников, Сумские казаки принимали участие в подавлении мятежа Разина в 1668 году; в Турецкой войне в битве под Чигирином в 1677 году; в осаде Азова 1696 года; в войне со шведами в 1700 году; в усмирении Астраханского бунта в 1703 году; при взятии Перекопа в 1736 г., где штурмующие укрепления казаки, взбирались при помощи пик; во взятии крепости Очаков в 1737 году, в котором Сумские казаки по взятии крепости оставлены были в гарнизоне крепости.
В 1746 году полк несет сторожевую службу в Лифляндии. В Семилетнюю войну полк особенно отличился в бою у Гросс-Эгернсдорф 19 августа 1757 года. Здесь все слободские полки были под командой бригадира Василия Петровича Капниста 1 и были расположены на нашем левом фланге. Когда прусская кавалерия его атаковала, бригадир Капнист со своими слобожанами кинулся навстречу ей, но, несмотря на всю стремительность атаки, не имевшие понятия о регулярном строе казаки, были смяты прусскими кирасирами. Слобожане храбро защищались, командир их Капнист рубился с ожесточением, но удар прусского палаша поверг его мертвым на землю. Когда увлеченная успехом прусская кавалерия попала под жестокий огонь нашей пехоты и повернула обратно, пришедшие в себя казаки бросились ее преследовать. Сумцы отрезали часть прусских кирасир и изрубили всех до одного человека.
С вступлением на престол Императрицы Екатерины II заканчивается эра казачества Сумского полка и начинается служба в регулярной русской армии уже как гусар. В 1756 году был сформирован Сумский гусарский полк на место упраздненного сумского слободского казачье го полка. Одновременно с этим области Украины, называвшиеся полками, поименованы были провинциями; полковые канцелярии обращены в провинциальные канцелярии; на место сотен учреждены были комиссарства. В состав новосформировавшегося Сумского гусарского полка вошли люди Черного, Молдавского, Сербского и Грузинского гусарских полков. Недостававших до комплекта людей было приказано взять набором из войсковых обывателей и вербовкой охотников. В полку положено было иметь шесть эскадронов. Первый командир Сумского, -24- уже не казачьего, а гусарского полка и не выбранный, а назначенный Указом Императрицы был полковник Ланов. Форма установлена новая, гусарская. Черный ментик, шнуры голубые, офицерам полагалась белая лисья выпушка, доломаны и штаны голубые с черными у гусар и золотыми у офицеров шнурами, сапоги парадные — желтые. Вооружение у гусар составляли: карабин, возимый на седле в бушмате, короткий пистолет с кремневыми курками и сабля. Седла в полку, как у всей кавалерии того времени, были венгерские с тремя подпругами.
За этот период полк участвовал в Турецкой войне 1768-1774 г. и принимал участие в боях за крепость Бендеры в 1770 году.
В 1771 году полк участвовал в покорении Крыма и особенно отличился при взятии Перекопа, который Сумцам пришлось брать в пешем строю. После покорения Крыма и окончания войны с турками в 1774 году, Императрица пожелала отпраздновать успехи русского оружия особенно торжественно в Москве. Для этого приказано было отправить туда части особо отличившиеся, в их числе направлен был и Сумский гусарский полк. Из Москвы, в 1777 году, полк вернулся на свою стоянку в город Сумы и простоял там до второй Турецкой войны.
В 1783 году полк был переименован из гусарского в Сумский легко-конный полк. По проекту Потемкина была преобразована вся русская кавалерия, одежда для солдата и офицера была упрощена, уничтожены были у солдат коса, букли, парики. Сумцы получили форму: синий мундир с алым лацканом и широким белым поясом, красные штаны у солдат и белые у офицеров, головной убор — каска с двумя сзади ее лопастями, застегивающимися так, что служили наушниками. Вооружение, седловка остались прежним.
В Турецкую войну 1787-1788 г.г. полк под общим командованием Потемкина принимает участие при взятии крепости Очакова, где Сумцы в полуторачасовом рукопашном бою разбили своего противника наголову. Историк говорит, что ’'убитые турки лежали в 8-9 рядов".
При взятии Измаила полк участия не принимал; в этом бою принимали участие лишь отдельные офицеры, награжденные за штурм крепости Георгиевскими крестами.
По заключении мира с турками полк направлен был в 1791 году на стоянку в Липцы, где, простояв зиму, ушел в лагерь при местечке Ивва.
В 1794 г. полк был расположен в Меджибоже и оттуда был отправлен для подавления польского мятежа к г. Холму. Находясь в корпусе Дерфельдена, принимал участие в боях у этого города: атаковал противника с такой быстротой и натиском, -27- что последний был совершенно смят и расстроен, а затем преследовал его на шесть верст за Холм по Люб шнекой дороге.
По окончании польской кампании в 1796 г. полк быт размещен по квартирам в городах Туле, Богородицке и Веневе.
В этом году на престол вступил Император Павел I, который, будучи еще Наследником, за 20 лет до вступления на престол, посетил Берлин и лично познакомился с постановкой военного дела у Прусского Короля Фридриха Великого. С этих пор он неустанно трудился над составлением русской военной системы и над проектом устройства российских войск. В первый же месяц своего царствования им были установлены новые штаты полков, введены новые уставы и проч., в полках установлено шефство. Сумский легко-конный полк был снова переименован в гусарский и получил шефа генерал-лейтенанта ІІІевича. Полк стал называться Сумский генерала Шевича полк. На шефе полка лежали обязанности нынешнего командира полка. Кроме шефа, был и командир полка, обязанности которого походили скорее на обязанности помощника командира полка по строевой части нынешнего понятия. С переменой названия полка была изменена и форма: палевый доломан с белыми шнурами, голубой ментик с белой обшивкой, штаны лосиновые, сапоги без розеток черные, шапка и кивер с белым шлыком и белым султаном. Офицерам полагалась длинная венгерка пальто и треугольная шляпа. Полк был п реформирован в 10-тиэскадронный.
В Швейцарском походе 1799 года полк состоял в корпусе генерал-лейтенанта Римского-Корсакова. Отличился полк в этом походе в сражениях при Цюрихе, Шафгаузене, Эглизау и Шлате. Возвращаясь на родину, полк проделал 1194 версты в 48 переходов с 15-тью дневками и был расквартирован в Волынской губернии. В декабре 1801 г. полк был направлен в С. Петербург, но на марше получил приказание следовать в г. Смоленск, где простоял до июля 1802 года, когда получил приказание следовать в г. Сумы, в котором и оставался до начала французской кампании 1806—1807 г. г. Здесь, в Сумах, в 1803 году полк получил приказание выделить из своего состава два эскадрона на формирование Одесского гусарского полка, позднее лейб-уланского Цесаревича Константина Павловича полка, положившего начало существованию в русской армии уланских полков. В 1806 г. полк выделил один эскадрон на формирование Гродненского гусарского полка. Командиром этого эскадрона был Кульнев, известный впоследствии кавалерийский начальник.
В кампании 1806-1807 г.г. полк принимал участие в сражениях при Лопачине, Голытине. Морунгене и Прейсиш Эйлау. При отходе наших войск к Пултуску, Сумский полк вместе с -28- другой конницей был отрезан от своей армии, и ему пришлось долго блуждать разными дорогами, чтобы соединиться со своими частями. У Цеханова французы напали на наш арьергард; три эскадрона Сумцов под начальством майора Потапова (потом генерала от кавалерии) с успехом отразили атаки французов. 13 января 1807 года шесть эскадронов Сумских гусар под командой генерала графа Палена ворвались в Мо-рунген и захватили весь корпусный обоз Бернадота, взяли при этом в плен 10 офицеров и 350 рядовых. Продвинувшись затем вперед, граф Пален наткнулся на авангард корпуса Бернадота, возвращающегося в Морунген. Отослав взятые в Морунгене трофеи в тыл, Пален отошел назад и оставил для наблюдения за противником лейб-эскадрон Сумцов, командиром которого был граф Крейц. Ночью эскадрон зашел слишком далеко вперед и был окружен французами, но прорубился и присоединился к своему отряду.
В дальнейшем движении на Прейсиш Эйлау полк имел небольшое дело при Токендорфе.
27 января 1807 года произошла знаменитая битва при Прейсиш Эйлау. Французская армия была расположена перед Прейсиш Эйлау, русская — по холмистой равнине Эйлау. Едва французские войска начали движение, Главнокомандующий русскими войсками Бенигсен открыл огонь из 60 орудий, французы отвечали из 80-ти. Артиллерийский бой продолжался около двух часов, но в ходе сражения перемен не было. Около 10-ти часов утра началась метель, несшая комья снега прямо в лицо французам. Корпус Ожеро в метели сбился с дороги и неожиданно для себя оказался перед нашей артиллерией. Орудия ударили картечью, наша пехота кинулась в штыки. Кавалерия, производя лихие атаки, способствовала пехоте. Сумский полк несколько раз ходил в атаку, действуя на левом фланге неприятеля. Подполковник Линев, командир первого батальона (дивизиона), лихой атакой отрезал часть наступающего врага и выручил 1-ый и 24-ый Егерские полки, которые были отрезаны от своих, и им грозила неминуемая гибель. Во время этой атаки штабс-ротмистр Обозников со своим эскадроном взял в плен два взвода французской кавалерии. Под Прейсиш Эйлау обе стороны приписывали успех боя себе.
В 1807 году Император Александр I и Наполеон заключили мир. Сумский полк для стоянки был отправлен в Грабин (9 верст от Либавы), где простоял до 1808 года. В этом году начались осложнения с Швецией, поддерживаемой Англией. Опасались английского десанта. На полк была возложена задача охранения Балтийского побережья. Для выполнения этого полк занял сторожевыми постами линию от границы Литовской губернии до реки Виндавы; 4 эскадрона полка были переправлены -31- на остров Эзель. Английского десанта н_ последовало.
В 1809 году полк получил новую форму: серый ментик на алой подкладке, серый доломан с серебром и красные рейтузы. Уничтожены были парики, косы и пудра, введенные вновь в русской армии Императором Павлом I. В этом году полк в составе 10-ти эскадронов был направлен в Новогрудск, Гродненской губернии, где и простоял до Отечественной войны 1812 года.
В апреле 1812 года в м. Каменец-Литовск, близ г. Гродно, был сформирован из 40 эскадронов кавалерийский корпус генерала графа Палена. Сумцы вошли в состав корпуса.
Наполеон перешел Неман, началась Отечественная война и великое отступление. Корпус графа Палена во все время отступления находился в арьергарде. 4-го июля наша армия оставила Дрисский лагерь и 11-го достигла г. Витебска. Неизвестность о судьбе армии Багратиона заставила генерала Барклая-де-Толли задержаться на позиции за рекой Лучесой до получения известий о второй армии и, не давая генерального сражения, задерживать неприятеля малыми отрядами, пользуясь лесистой местностью. С этой целью Барклай-де-Толли выдвигает 12-го июля к городу Островно отряд генерала Остермана, в состав которого вошел и Сумский гусарский полк. 13-го июля в 6 утра завязался горячий бой с наступающими французами. В этом бою Сумцы поддержали атаку Лейб-гусар. понеся при этом значительные потери. К 11 часам ночи бой затих. Остерман остался на своей позиции.
После боя отряд генерала Остермана в ночь с 14-го на 15-ое июля отошел за р.ку Лучесу, а полк присоединился к своему отряду-арьергарду графа Палена, который занимал в восьми верстах впереди Витебска позицию, прикрывающуюся с фронта небольшой речкой. Бой начался с рассветом. Сумские гусары заодно с казаками атаковали французских конно-егерей. Егеря встретили атаку залпами, но атакующих это не остановило. Гусары с поднятыми к атаке саблями, а казаки с гиком смяли егерей и кинулись на стрелков. К вечеру бой па всей позиции затих. Русская армия продолжала отступать. Отряд Палена двигался к Витебску. Сумцы, следуя в арьергарде последними, перейдя последний мост у Витебска, сожгли его.
20-го июля к Смоленску подошла 1-я Армия, и 22-го — вторая. В Смоленске армии пробыли 4 дня. 6-го августа было отдано приказание оставить Смоленск. Сумский полк, следуя в арьергарде барона Корфа, имел незначительное дело у Гедеонова. Далее полк присоединился к 1-му кавалерийскому корпусу, поступив под общее командование графа Орлова-Денисова. и имел дело па позиции на реке Стоогань. -32-
При отступлении наших армий от Смоленска на Московскую дорогу, благодаря славным подвигам конницы, французам не удалось отбросить русскую армию от Московской дороги.
В Бородинском сражении Сумский полк, на левом фланге нашей позиции у села Бородина и Семеновского, лихой атакой опрокинул кирасир Сан-Жермена. В этом сражении, кроме этой атаки, Сумцы принимали участие в конных атаках и в центре позиции. В Высочайшем приказе о награждении полка за Бородинский бой сказано: "ОСОБЕННО ОЗНАМЕНОВАЛ СОБЫТИЕ В ЧИСЛЕ ПРОТЧИХ СУМСКИЙ ГУСАРСКИЙ ПОЛК".
После оставления Москвы полк вошел в состав арьергарда Милорадовича, ставшего по выходе французов из Москвы авангардом русской армии. По окончании горячего сражения под Малоярославцем, переходившим несколько раз из рук в руки, французы стремительно пошли к Смоленску.
3-го ноября Сумские эскадроны под командой подполковника Покровского атаковали у села Красного французскую пехотную колонну и, как говорит историк, "произвели полное расстройство ее и захватили большое количество пленных и несколько орудий".
Для пресечения путей сообщения армии Наполеона с корпусами, оставленными на Двине, в Курляндии и на Волыни, фельдмаршал Кутузов отрядил во все стороны партизан. Отряды партизан составлялись из казаков и гусар. Так появились наши прославленные партизаны Давыдов, Дорохов, Сеславин. Два последних вышли из рядов Сумского полка. Сумские эскадроны входили в партизанские отряды. Сеславин со своим отрядом наводил такой страх на противника, что тот бежал при одном его появлении. Русский поэт Жуковский не забыл Сеславина в своем поэтическом произведении: "Певец во стане русских воинов" и воспел его словами:
’’Сеславин где не пролетит С крылатыми полками,
Там брошен в прах и меч и щит,
И устлан путь врагами**.
16 ноября Сеславиным был занят г. Борисов, в этом бою было взято в плен 3.000 французов. Взятие Борисова приписывает себе партизан Денисов с казаками. Сеславин в донесении генералу Витгенштейну о взятии Борисова между прочим пишет: "”за что отымать дела нашего отряда".
29 ноября было взято Вильно. Форсированные марши с боями от Малоярославца сильно измотали конский и людской состав армии. В полках была громадная убыль от развившихся повальных болезней, происходивших от недостатка в пище и употребления воды, зараженной гниющими трупами. Особенно -35- трудно было для конницы: фуража не было, кормом служила солома с крыш, за которой к тому же приходилось ездить верст за 10—15. Насколько тяжелы были потери полка можно судить по тому, что по приходе в Вильно, в полку имелось н; более 120 лошадей, годных итти в атаку..
2 декабря был взят город Ковно. Французы отступили к Висле и тем вышли из пределов России. Отечественная война закончилась. Государь приехал к армии в Вильно. В ознаменование пребывания Своего в армии всем нижним чинам Высочайше пожаловано было по рублю серебром на человека.
За это время в организации армии были произведены некоторые изменения. Кавалерийские полки были переформированы в шесть эскадронов, каждый эскадрон должен был иметь 208 человек и 1Т9 лошадей. В гусарских полках карабины были отменены, и каждый эскадрон получил 16 мушкетов.
Желая увековечить воспоминания об Отечественной войне, Император Александр I постановил соорудить в Москве храм Христа Спасителя, на стенах которого были вырезаны названия и потери полков, принимавших участие в войне. Храм-Памятник в 1926 году был уничтожен большевиками.
С изгнанием остатков ’’Великой армии" из пределов России Государь Александр I решил продолжать военные действия, и с переходом русских войск через Неман открывается новая кампания 1813-1814 г. г.
С началом военных действий Сумцы назначаются в главную армию Витгенштейна, в которой принимают участие в боях у г. Лоцен, у с. Строзднель 20 апреля. Здесь эскадроны Сумцов быстрым налетом останавливают частично: наступление французов.
9 мая, когда Наполеон атаковал союзные войска у г. Рейхенбаха, нельзя не отметить смелую атаку штабс-ротмистра Орлова, который, командуя эскадроном Сумцов, врубился в центр неприятельской конницы, произвел этим ударом большое замешательство в рядах неприятеля и своей храбростью воодушевил другие части, участвовавшие в бою. Противник был опрокинут.
В мае 1813 года один эскадрон Сумского полка вошел во вновь сформированный отряд партизана Фигнера.
В июне 1813 года была сформирована гусарская дивизия, которая поступила под команду генерала Клейста. Под командой Клейста полк в составе этой дивизии в конце июня перешел границу Богемии, где около Праги имел несколько дней отдыха. В начале августа полк опять перешел в Саксонию и шел к Дрездену. Вел полк Сеславин. У деревни Гутлеби два эскадрона Сумцов атаковали из засады французский драгунский полк; 17 человек было изрублено, 30 взято в плен, остальные бежали. Ночь с 13 на 14 августа, т. е. накануне боя у Дрездена, -36- полк ночевал в Гросс-Гартене. 14-го с рассветом войска стали принимать боевой порядок. Витгенштейн решил атаковать Др. зден. Вначале бой проходил с успехом. Части дошли до самого Дрездена, ядра и гранаты ложились уже на улицах города, но французы оправились и перешли в контрнаступление, и союзникам пришлось отходить. Чтобы спасти критическое положение, Витгенштейн приказывает Сумскому полку атаковать наступающих французов. Полк искусным движением, угрожая неприятельскому флангу, задержал неприятеля, и положение было спасено. При дальнейшем движении Витгенштейна Сумцы имели дело у с. Госпиц. Здесь 24 сентября Сум-цами была атакована колонна французской кавалерии; французские, эскадроны рассыпались в сторону своей пехоты и вместе с ней отступили в деревню. В тот же день Сумцы неожиданно встретили "’’Краковских казаков" (поляки), которые и были моментально опрокинуты; было взято 60 человек пленных и много лошадей.
2 октября полк в составе отряда графа Палена участвовал в Лейпцигском сражении, где французская кавалерия в числе 10.000 драгун атаковала нашу артиллерию. С криком "ура“ Сумские эскадроны ринулись в атаку. Неприятельская конница атаку приняла и завязался рукопашный бой, продолжавшийся около двух часов. Французская кавалерия отошла только тогда, когда на нашем правом фланге показались пять свежих эскадронов Кленау, который атаковал левый фланг французов. Мюрат отвел свою конницу назад. Сумцы в этом бою потеряли 11 офицеров. Бой за Лейпциг продолжался несколько дней. Самым тяжелым был день 4 октября. Сумский полк в этот лень был в прикрытии артиллерии и стоял все время под сильным артиллерийским обстрелом. Наша артиллерия несла большие потери. Сумские офицеры и гусары должны были заменять артиллерийскую прислугу. Когда появилась французская кавалерия, было отдано приказание об атаке, но французы, не приняв атаки, отошли.
5 октября конница графа Палена была в резерве и в бою непосредственно участия не принимала. 6 октября граф Пален со всей своей конницей расположился у с. Мейсдорф, т. е. между наступающими колоннами Барклая-де-Толли и Бенигсена. В этот день Сумцам и Гродненцам пришлось выручать свою пехоту, атакованную французской кавалерией. На другой день 7 октября после кровопролитного боя Лейпциг был взят союзниками. Сражение под Лейпцигом получило название "Битвы народов". Сумцам с 4 по 7 октября выпала немалая доля участия в делах, предшествовавших взятию Лейпцига.
Французская армия, уступив союзникам Лейпциг, продолжала отступление. Сумцы, находясь в авангарде графа Палена, шли через Рету, Ангафоршбург, Аморбах, Якстгауз; здесь полк -37- имел несколько дней отдыха. Отсюда полк шел на Штуттгарт и далее через Ахерн, Ботофойет и Ратштат. В Ратштате полк получил пополнение людьми и лошадьми, ибо к этому времени вследствие понесенных потерь полк был сведен в 5 эскадронов и имел в своем составе всего 338 человек.
22 декабря 1813 года у форта Луи русская конница, переправившись через Рейн, вошла во Францию. Тут же на берегу был отслужен благодарственный молебен.
23 декабря полк занял город Гогенау, откуда, продолжая быть в рядах конницы графа Палена, наступал через Саверн на Нанси. В авангарде шел отряд Сеславина, который, следуя через Ножен, Провен, захватил Орлеанский канал, где Сеславиным были уничтожены захваченные суда и испорчены шлюзы. Этим Сеславин отрезал сообщение южной французской армии с севером и лишил Париж одного способа доставки продовольствия.
7 февраля Сеславин, наступая с полком к Парижу, отрезал французский отряд численностью около 1.000 человек, разбил его и гнал почти до самого Оригона.
18 февраля полк быстрым налетом захватил Виндвер.
8 марта, в день сражения при Арсис, Сумцы в отряде графа Палена были передвинуты к Труа; когда сражение разгорелось, были направлены в Обитер, на дороге в Арсис.
13 марта, в день боя русской конницы с молодой гвардией Наполеона, Сеславин с полком находился у с. Плёр, что на дороге Седан-Фершампенуаз. Здесь им был встречен неприятельский отояд, который был им атакован; разбив его, преследовал до Фершампенуаза. У Фершампенуаза три эскадрона Сум-цов под командой полковника Аблова атаковали пехоту, другие два эскадрона атаковали неприятельскую артиллерию, прикрытие было смято, и молодецкие эскадроны захватили три пушки. Преследуемые Сеславиным расстроенные французские части отошли к дер. Аллеман. Во время этого преследования Сумцами было взято еще две пушки.. Сражение под Фершам-пенуазом. в котором полку пришлось при самых неблагоприятных условиях атаковать несколько раз во всех случаях превосходного неприятеля, решило участь Парижа.
17 марта Париж был обложен союзными войсками. Сумцы в отряде графа Палена следовали за 5-й пехотной дивизией к Рашенвиллю. Рашенвилль был взят и противник оттеснен к Бельвилю, где произошел упорный бой. Кавалерия в этом бою участия не принимала. С высот Бельвиля Сумцы впервые увидели Париж. Это было 18 марта 1814 года. В этот день около 2-х часов дня обнаружился успех русских войск в центре позиции на Рашенвильском плато; это заставило французскую конницу, прикрывавшую свой правый фланг, отойти. Граф Пален перешел из Бельвиля в с. Венсен. В это время французская -38- батарея, стоявшая у Тронной заставы, выдвинулась и открыла огонь по кавалерийскому авангарду. Это была батарея Политехнической школы в Париже, прислуга которой состояла из студентов этой школы. Сумцы с Чугуевцами атаковали батарею, студенты мужественно защищались, и лишь после упорного боя атакующие, изрубив всю прислугу, захватили 14 орудий. Передовые пункты обороны Парижа захватывались постепенно русской пехотой. Последним оборонительным пунктом французов был Монмартр, который был взят штурмом. По окончании сражения полк ночевал в Нуази ле Сек. Французские войска, оставляя Париж, отходили к Фонтенебло.
19 марта 1814 года Сумский полк в голове авангарда кавалерии графа Палена вступил в Париж, но, назначенный для преследования отступающих французов, пройдя Париж, 22 марта подошел к Гилль и выдвинул от себя охранение в сторону Монтеро. 25 марта Наполеон отрекся. Военные действия прекратились. Полк расположился по широким квартирам около Парижа, заняв деревни Самлегранд, Аверни и Шуази; в последней расположился и командир полка Сеславин со своим штабом.
18 мая между королем Людовиком XVIII и союзными монархами был заключен мир.
Сумский полк, через Лангжимо, Версаль, Сан Жермен, был направл н в Понтуаз. Простояв неделю на отдыхе, полк отправился походным порядком на родину.
Стоянка полку была назначена в местечке Друи Минской губернии.
По окончании Наполеоновских войн, наша кавалерия подверглась различным коренным изменениям. Введена была манежная езда, посадка требовалась по системе Цесаревича Константина Павловича, посадка, хотя и красивая, но недостаточно устойчивая. Плечо, колено и носок всадника должны были быть на одной линии. Изменено было немного и вооружение: карабины были заменены конноегерскими ружьями без штыка.
15 сентября 1819 года полк под Динабургом (Двинском) представлялся Государю. Смотр прошел неудачно, и Государь отрешил от командования полком командира полка полковника Покровского.
Началось польское восстание 1830 года. Восстание застало полк в м. Россиенах, Ковенской губернии в составе 1-й Кавалерийской дивизии. С открытием военных действий не было дня, чтобы полку не пришлось высылать разъезды, выставлять сторожевые охранения, занимать переправы и пр. 7 февраля 1831 года полк у корчмы Вавр заодно с Новоархангельским уланским полком удачно атаковал поляков, которые после этого отошли к Грохову. 16 февраля полк принимал участие -41- в Гроховском сражении. 23 апреля Сумцы имели небольшое дело у Зимних Вод и 1 мая у Калушина, где четыре эскадрона преследовали поляков. 14 мая полк принял участие во взятии г. Остроленко. 3 августа у с. Тополева Сумцы и Лубенцы, находясь в отряде генерала Лидерса, были атакованы польской кавалерией, но успех сабельного боя остался за Сумцами и Лубенцами. 26 августа Варшава была взята штурмом русской пехоты. С окончанием военных действий полк расположился по квартирам в Новогрудском уезде Минской губернии.
В 1833 году 1-ая гусарская дивизия была переименована в 1-ую легкую кавалерийскую дивизию. Взамен Лубенского и Ольвиопольскоги гусарских полков вошли в Санкт-Петербургский уланский и уланский Цесаревича Александра Николаевича (будущий Курляндский) полки, которые и составили 1-ую бригаду дивизии. Во второй бригаде остались Сумский и Клястицкий гусарские полки Гусарские полки стали 8-эскадронными, 9-й был резервным. 7-й и 8-й эскадроны назывались ”фланкерскими“. В этом году на вооружение конницы были введены пистолеты, и сабельному эфесу был придан более удобный вид. В этом году к Сумскому полку были присоединены два эскадрона упраздненного Дерптского конно-егерского полка. Эти два эскадрона перешли в полк со своими штандартами.
С 1834 года для русской кавалерии утвержден был ленчик венгерского образца с широкой тесмянной подпругой. Практика показала неудобство этого ленчика, и он вскоре заменен был ленчиком, предложенным полковником Станкевичем. Ленчик этот оставался до 1885 года, когда был заменен ленчиком последнего образца.
Юбилейный 1851 год — 200 лет со дня основания полка полк праздновал в Новогрудске. Старые штандарты трем дивизионам были заменены георгиевскими штандартами с Александровскими лентами с надписью под орлом ”1651—1851-й. Нижним чинам пожаловано Государем по полтине серебром на человека.
19 апреля 1853 г. полк получил новое наименование: вместо Сумского гусарского стал называться гусарский генерал-адъютанта графа фон дер-Палена полк. Вместе с этим полк получил новую форму: белый доломан, голубой ментик, серосиние рейтузы, красный кивер, золотой прибор. Несмотря на красоту новой формы, Сумцам было жалко расставаться со своим мундиром дымчатого цвета и серебряным прибором. Этот мундир Сумцы носили в самые лучшие годы своей боевой гусарской службы, и он всегда служил памятником славной боевой жизни полка.
В 1853 году Турция объявила войну России. В виду возможности английского десанта полк был отправлен на Балтийское -42- побережье в Либаву. Оставив там 7-й эскадрон со штабом, полк расположился в Газенпоте, Палангене, Нейборшау, Сакенхаузене и Альшвильене. Служба полка ограничивалась выставлением аванпостов вдоль побережья. Отсюда, получив разрешение Государя, 7 офицеров перевелись в пехоту Крымской действующей армии и приняли участие в героической Севастопольской обороне.
В 1855 г. вооружение гусарских полков было изменено. Первые шеренги были вооружены пикой, саблей и пистолетом; вторые короткими штуцерами и саблей. Офицеры -— саблей и двумя пистолетами.
19 марта 1857 г., в годовщину занятия Парижа, был издан Высочайший приказ, в котором было сказано: "Для увековечения памяти военных подвигов, оказанных полками с первоначальными их наименованиями, тем из них, кои носят имена своих шефов, возвратить прежние коренные названия". Таким образом полк снова стал называться Сумским гусарским, генерал-адъютанта графа фон дер Палена полком.
В начале 1861 года полком, находившимся в то время на стоянке в м. Россиенах, получено было приказание свернуться в 4 эскадрона и выступить в Царство Польское в г. Седлец.
В польском мятеже 1863 года Сумцам, расположенным в то время в г. Сувалках, пришлось иметь незначительные дела, которые главным образом сводились к преследованию и уничтожению повстанческих банд.
25 марта 1864 года Высочайше было поведено армейским как пехотным, так и кавалерийским полкам, удерживая свои старые названия, именоваться кроме того по нумерам. Сумский гусарский графа фон дер Палена полк стал именоваться 1-м гусарским Сумским фон дер Палена полком. Этим же приказом 1-ая легкая кавалерийская дивизия, в которую входил полк, была переименована в 1-ую кавалерийскую дивизию, в состав которой вошли:
1-ый Лейб-драгунский Московский Его Величества полк.
2-ой Лейб-драгунский Псковский Его Величества полк.
1-ый Уланский С.-Петербургский полк.
2-ой Лейб-Уланский Курляндский Его Величества полк.
1-ый Гусарский Сумский графа фон дер Палена полк.
2-ой Лейб-гусарский Павлоградский Его Величества полк.
В 1865 году форма была вновь изменена. Мундир оставался по-прежнему гусарский, но без ментика, шитье на доломанах упрощено. Доломан стал голубой, рейтузы-чакчиры краповые, прибор золотой. Для гусар введена была "бескозырка" с алым околышем, голубым верхом и тремя желтыми кантами.
В этом году полк в составе 1-ой кавалерийской дивизии должен был отбывать лагерный сбор под С. Петербургом в Красном Селе, для чего из г. Ковно и был переправлен туда -43- по железной дороге, навсегда расставшись с Западным краем, где простоял более 60 лет.
За время пребывания в Красном Селе 22 мая 1865 года Высочайшим приказом шефом полка был назначен брат будущей Императрицы Марии Феодоровны Наследный Принц Датский Фредерик. Полку повелено было именоваться 1-м гусарским Сумским Его Королевского Высочества Наследного Принца датского полком.
Из Красного Села полк был направлен в г. Бежецк Тверской губернии, где простоял до 1876 года. В этом году полк был переведен на стоянку в Москву, где расквартировался в Хамовнических казармах.
Высочайшим приказом от 27-го июня 1875 года 6-типолковые кавалерийские дивизии были переформированы в 4-х-полковые. Кавалерийскую дивизию должны были составить один драгунский, один уланский, один гусарский и один казачий полки. 1-ую кавалерийскую дивизию составили:
1-ый лейб-драгунский Московский полк,
1-ый уланский С.-Петербургский полк,
1-ый гусарский Сумский полк,
1-ый донской казачий полк.
Для участия в кампании против турок 1877 1878 годов
полк в составе 4-х эскадронов 23 августа 1877 года выступил из Москвы и 24 сентября по железной дороге был доставлен до станции Бирзула. От Бирзулы походным порядком полк проследовал дальше. Подойдя к Дунаю, полк вошел в состав Каларашского отряда, начальником которого был назначен начальник 1-й кавалерийской дивизии генерал Дохтуров. На отряд была возложена задача охранять район по Дунаю от г. Ольтенау до д. Шокоричи против г. Черноводы. 4 октября полк занял сторожевую линию протяжением в 10 верст. На противоположном берегу Дуная находилась турецкая крепость Силистрия. Турки все время поддерживали артиллерийский огонь, не жалея снарядов. Бывало так, что стреляли из орудий по отдельным гусарам. 14 ноября турки силою табора произвели вылазку, которую Сумцы совместно с Омским пехотным полком отбили. 17 ноября вылазка повторилась, но была также отбита. 11 декабря повторилось то же самое, и турки третий раз были загнаны обратно в свои траншеи. 3-го января полк, сдав линию своею охранения румынским войскам, отправился в село Перашане, куда прибыл 14-го января. 8 февраля ночью при свете факелов полк на понтонах перешел через Дунай и тронулся через Твердицкий проход Балкан на Сан-Стефано. В ночь с 19 на 20 февраля полк перешел Балканы и 24-го дошел до Ени Загры, где расположился в с. Картене, а 15-го апреля 1878 года был уже в пути на родину на свою стоянку в Москву, где и простоял до 1-й Мировой войны 1914 года. -44-
13 мая 1882 года Государь Император Александр III повелел армейские уланские и гусарские полки переименовать в драгунские. 1-ый гусарский Сумский Наследного Принца датского Фредерика полк стал именоваться 3-м драгунским Сумским Наследного Принца датского полком. Гусарская форма была заменена драгунской. Темнозеленый мундир без пуговиц с обшлагами и бортом, обшитыми розовыми кантами, с розовым клапаном на воротнике. Погоны у офицеров золотые с розовой выпушкой, и у драгун розовые. Кушак розовый. На шинели розовые петлицы, обшитые темнозеленым кантом. Фуражка без козырька у драгун с розовым околышем, темнозеленым верхом, обшитая розовыми кантами. Рейтузы серосиние.
Итак, Сумский полк, если вычесть 13 лет пребывания на службе легкоконным полком, 103 года был гусарским. Гусарский мундир полк носил в лучшие годы своей боевой жизни, с этим мундиром были связаны воспоминания выдающихся его подвигов.
С переменой названия и формы офицерский состав переменился почти наполовину. Многие офицеры не желая стать драгунами, уходили со службы. Все же командир полка того времени полковник Клюге-фон-Клюгенау на вопрос военного министра генерала Ванновского, сожалеет ли полк о своем гусарском мундире, ответил: "Хоть полк и сожалеет о своем старом мундире, но дух гусарский останется в нем навсегда, и если бы Сумскому драгунскому полку пришлось быть в деле, то противник узнал бы в нем старый гусарский полк".
В 1883 году последовал приказ о переформировании полка из четырехэскадронного в шестиэскадронный. Для полка учреждена была однообразная вороная масть лошадей, до этого полк сидел на лошадях разных мастей. 1-ый эскадрон был гнедой, 2-ой рыжий, 3-ий серый и 4-ый вороной.
В 1885 году на Театральной площади в Москве полк впервые представлялся Государю в 6-тиэскадронном составе и на вороных лошадях. Полк представился блестяще и получил Царское спасибо.
20 октября 1894 года в Ливадии скончался Государь Александр III. На престол вступил Император Николай II.
Инспектором кавалерии был назначен Великий Князь Николай Николаевич. Требования службы повысились. Великий Князь лично проверял обучение в кавалерийских частях. В 1895 году Великий Князь два раза был в полку. Первый раз смотрел эскадронное учение и благодарил. Второй раз производил поверку одиночного обучения драгун и остался недоволен.
Весной 1896 года полк начал готовиться к коронационным торжествам. При въезде Государя для коронации в Москву -47- полк в конном строю был расположен шпалерами вдоль Петербургского шоссе. В день коронации все офицеры были в Кремлевском дворце. Во время торжеств Сумцы впервые увидели своего Шефа Наследного Принца датского Фредерика, который 17-го мая этого года приехал в лагерное расположение полка в подмосковном селе Владыкино. Шеф сделал полку смотр, после которого офицеры приветствовали его в офицерском собрании чашей вина.
В 1896 году командующим войсками Московского Военного Округа был назначен Великий Князь Сергей Александрович. С этим как в строевой, так и во внутренней жизни полка произошли некоторые перемены. Так, полк начал праздновать свой полковой праздник несколько иначе, чем прежде. С этого времени в день полкового праздника, 26 ноября, полк стал ходить на общий парад по случаю Георгиевского праздника в Московский городской манеж в полном составе, когда от прочих частей гарнизона для участия в этом параде высылались лишь взводы. Офицеры полка в этот день приглашались на обед к Августейшему Командующему войсками во дворец, а затем в 12 часов ночи собирались у себя в офицерском собрании в Хамовнических казармах, куда приезжали старые Сумцы и гости полка.
В августе 1896 года Великий Князь Николай Николаевич в Москве произвел смотр всей 1-ой Кавалерийской дивизии. Смотр был бы удачен, если бы не неудовлетворительные тела молодых лошадей во всех полках дивизии.
В 1898 году Государь Николай II посетил Москву для открытия памятника Императору Александру II. Для встречи Государя полк в полной парадной форме был расположен по Мясницкой улице. В дни пребывания Государя в Москве от полка в Кремлевском дворце выставлялись внутренние караулы. Командир полка полковник Дерфельден, как флигель-адъютант, был несколько раз назначаем дежурным при Особе Г осударя.
В конце 90-х годов драгунская форма была видоизменена. Мундир остался темнозеленого цвета, но застегиваться стал не на крючках, как прежний, а пуговицами в два ряда. Розовый цвет на кантах, клапанах, петлицах и погонах был заменен белым. Фуражка с белым верхом и темнозеленым околышем. Прибор золотой. На погонах у офицеров и драгун цифра ”3“. Рейтузы остались серосиними. Парадная шапка каракулевая с белым верхом.
В 1900 году полку были возвращены его старые шесть штандартов, хранившиеся в Рижском, а потом Петербургском арсенале.
В мае 1901 года с переходом полка на лагерную стоянку начались приготовления к празднованию 250-летнего юбилея -48- полка. В селе Владыкино, где был расположен штаб полка, была устроена красивая арка, флагами и зеленью был украшен въезд на Лихоборское поле, где должно было происходить торжество. Вечером, в канун празднования, отлужена была панихида по Царю Алексею Михайловичу, по Сумцам, "живот свой на поле брани положившим", и всем умершим, служившим в Сумском полку. На панихиде полк присутствовал в полном составе. На другой день, т. е. 27 июня, на Лихоборском поле было отслужено благодарственное молебствие. После молебствия начальник дивизии генерал князь Васильчиков провозгласил здравицу Верховному Вождю Армии и поздравил полк с юбилейным днем. В этот день драгунам была выдана чарка водки и бутылка пива. Кроме того, каждый драгун на память о торжестве получил краткую историческую памятку о полке, образок Св. Георгия Победоносца, покровителя полка, и красивую металлическую кружку с портретами царствующего Императора и Царя Алексея Михайловича. Гости и офицеры полка после молебствия были приглашены на завтрак в специально для этого построенный павильон. За завтраком было произнесено много тостов и приветствий полку. Особенно интересен был тост городского головы города Сумы. В этом тосте он прекрасно охарактеризовал кровную связь полка с городом Сумы и передал полку подарок от города - - серебряную вызолоченную громаднейшую братину с 8-ю большими чарами. Обратила на себя внимание также речь Е. А. Кондратьева, который просил полк принять от него в подарок "пернач", саблю и патронную сумку-лядунку своего предка полковника Герасима Кондратьева, первого командира Сумского полка.
Последний тост в стихах был сказан известным в то время в Москве журналистом В. А. Гиляровским:
"Когда-то полк сторожевой

Хранил родной Руси границы.
Там полк гусарский удалой

Предстал пред грозною стеной

Наполеоновской столицы.
Все было! Кровь лилась рекой,
Сверкали сабли боевые . . .
Всегда за честь страны родной

Пойдут геройски в славный бой

Сумцы драгуны удалые!" -49-


НАГРАДЫ
 

1. Царская ”грамата“ от 28 июня 1668 г. (7176 г.).
2. Царская ”грамата“ от 5 мая 1669 г. (7177) .
3. Царская ”грамата“ от 11 мая 1681 г. (7189) с похвалой полку за службу и с предписанием совершить ’’благодарное" молебствие за перемирие с гурками.
4. Царская грамота от 21 февраля 1695 г. с подтверждением привилегий Сумскому полку.
5. Указ Царя Петра Алексеевича от апреля 1706 г. с распоряжением о порохе и лошадях.
6. В 1775 г. за Турецкую войну 1768—1774 г. г. назначение полка, как наиболее отличившегося, на торжества в Москву.
7. За Французскую кампанию 1806—1807 г. г. за Прейсиш Эйлау специальный крест всему полку на Георгиевской ленте.
8. 22 Георгиевских трубы с надписью ’’Сумскому полку за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году". Пожалованы 13 апреля 1813 года. Высочайшая Грамота от 4 июня 1826 года.
9. Георгиевский штандарт с надписью ”В воздаяние отличных подвигов, оказанных в благополучно оконченную кампанию 1814 года". Высочайшая грамота от 4 июня 1826 г.
10. Знаки на шапки с надписью ”3а отличие" за подвиги в войну с французами 1812—1814 г. в особенности в сражении под Лейпцигом. Пожаловано 30 мая 1814 г.
11. За Польскую кампанию 1830 -1831 г. г. всему полку специальный крест.
12. За 200-летний юбилей новые Георгиевские штандарты с надписью под орлом ”1651—1851“ и с сохранением существующих на прежних штандартах надписей. Высочайшая грамота от 27 июня 1851 г. -50-
13. За 200-летний юбилей Александровские ленты к штандартам. Ленты остаются без изменения до пожалования нового штандарта. Высочайшая грамота 27 июня 1851 г.
14. Гусарские снуры гвардейского образца за отличие в Турецкую войну 1877—1878 г. г. Пожаловано Высочайшим приказом от 11 апреля 1879 года. Высочайшая грамота 24 апреля 1879 гота.
15 Петлицы за военное отличие на мундиры штаб- и обер-офицеров, присвоены пои измечмши обмундирования в 1882 году взамен гусарских снуров гвардейского образца.
16. В 1912 году в ознаменование славных подвигов полка в кампанию 1812 года полку приказано именоваться 1-ым Сумским генерала Сеславина полком.
17. Икона-складень — благословение Государыни Императрицы Александры Феодоровны, лично переданная полку Государем Императором Николаем II на Высочайшем смотру в Красном Селе в июле 1915 года, с соизволением, чтобы икона всегда носилась на груди штандартного унтер-офицера.
18. В память попытки группы офицеров полка спасти Государя Императора Николая II и Его Семью из заключения в г. Тобольске — Великий Князь Владимир Кириллович зачислил Себя в списки полка. Рескрипт от 12 августа 1939 года.
19. В ознаменование 300-летней годовщины полка Глава Российского Императорского Дома пожаловал полку Свой Вензель с Андреевскими лентами, с тем, чтобы оное передавалось от одного председателя Объединения Сумского полка другому и, когда будет сформирован полк, должно быть прикреплено к штандарту полка. Рескрипт 29 сентября 1951 г. -51-

 

Генерал-лейтенант А.Н. Сеславин
 

Александр Никитич Сеславин, генерал-лейтенант, Сумским полком командовал с 1812 по 1815 год. Родился в 1780 году, происходил из дворян Тверской губернии. Воспитание получил во 2-м кадетском корпусе и вышел офицером в гвардейскую конную артиллерию. Блестящие военные способности скоро выдвинули его по служебной карьере. Будучи совсем молодым поручиком, он обратил на себя внимание Императора Павла I и был ”во изъявление особливого благоволения" награжден орденом Св. Иоанна Иерусалимского. Годы 1805-1812, командуя конно-артиллерийскими частями, почти беспрерывно проводил на театре военных действий, и лишь раны, полученные им в сражениях, заставляли его на время покидать армию. Особенно отличился Сеславин, как талантливый артиллерист, в сражениях при Гейльсберге, Фридланде, при осаде города Разград и у с. Чаушкиой (война с турками).
В 1812 году получает в командование Сумский гусарский полк. С этого времени талантливый артиллерист становится "отважным" и "неутомимым" партизаном и делается одним из народных героев.
Его биографу М. И. Семевскому неоднократно случалось видеть на постоялых дворах, станциях, в избах у крестьян его портреты. Народные картины изображали его в самые различные моменты партизанской жизни. Особенно характерна одна такая картина, которая и описана М. И. Семевским. Рисовал ее с натуры художник Витберг, издал Логинов в Москве. Интересна на этом портрете надпись: "Храбрый генерал-майор Сеславин, командир Сумского гусарского полку, отличившийся в достопамятнейшем походе 1812-го года партизанскими делами. Он первый известил господина главнокомандующего армией о намерении неприятеля итти из Москвы в Калугу и тем содействовал к предупреждению его под Малоярославцем, которое имело следствие постыдную и гибельную для французов ретираду".
В Бородинском сражении Сеславин проявил изумительную храбрость и был ранен. За этот бой он награжден орденом Георгия 4-ой степени.
2 сентября французы занимают Москву. Кутузов отступил на Рязанскую дорогу и оттуда предпринимает свое знаменитое фланговое движение на старую Калужскую дорогу. 20 сентября русские войска занимают позицию у села Тарутино. Здесь Кутузов в самых широких размерах организует партизанские отряды. Главная цель этих отрядов "истребление транспортов -52- зненного и военного продовольствия французской армии, говорит известный партизан Денис Давыдов. Заняв все дороги в тылу неприятеля, партизанские отряды быстро переходят с места на место и самыми разнообразными способами наносят вред неприятелю. Каждый транспорт делается их добычей, о каждой фуражировке они узнают заблаговременно, и неожиданно нападая на французских фуражиров лишают их последнего продовольствия.
Действия партизанских отрядов, по большей части, происходили независимо друг от друга, но бывало, что два, три партизанских отряда действовали соединенными силами. Часто, Сеславин и Фигнер соединяли свои отряды и действовали заодно. Сеславин производил поиски между дорогами Смоленской и Боровской.
6 октября французская армия покинула Москву, имея намерение, заняв раньше русской армии Малоярославец, двинуть на Калугу и дальше на Юхнов и Рославль на Днепре, по аю, не тронутому войной, изобилующему съестными ирисами.
В этот решающий момент Отечественной войны на долю Сеславина выпало большое дело, которое составляет его главный подвиг и которое повлияло на весь ход дальнейших событий.
Из колонн главной французской армии Сеславин берет пленных и ему становится ясным намерение Наполеона, Немедленно он дает об этом знать генералу Ермолову, начальнику штаба 1-й армии, находящемуся в это время в селе Ариове и, как прямое доказательство, пленных отправляет Кутузову. Ермолов спешит занять Малоярославец и немедленно извещает обо всем Кутузова. Кутузов направляет армию туда к Малоярославцу, заслоняя этим Наполеону калужский путь изобильному краю, к которому Наполеон намеревался следовать, и заставляя его повернуть свое отступление на путь ке опустошенный войной — Смоленск и дальше.
В своих записках об этом подвиге Сеславин пишет: ”Я стоял на дереве, когда открыл движение французской армии, которая тянулась у ног моих, где находился сам Наполеон в фете. Несколько человек отделилось от опушки леса и дороги, были захвачены и доставлены светлейшему в удостоверение в таком важном для России открытии решающем судьбу Отечества, Европы и самого Наполеона.. . “
28 октября под Ляховым партизаны Сеславин, Фигнер и Давыдов заставили положить оружие бригаду генерала Ожеро 2.000 рядовых и 60 офицеров. В донесении Государю об этой победе, Кутузов между прочим пишет: ”...победа сия более знаменательна, что в первый раз в продолжении -53- нынешней кампании неприятельский корпус положил перед нами оружие...“ За дело под Ляховым Сеславин произведен в полковники. 16 ноября Сеславин, заняв с боем г. Борисов и взяв 3.000 французов, открыл сообщение армии адмирала Чичагова с графом Витгенштейном; это имело большое значение для всей русской армии. За дело под Борисовым Сеславин пожалован званием флигель-адъютанта.
29 ноября во главе своего отряда Сеславин ворвался в Вильно. В этот день он был тяжело ранен, пуля попала ему в левую руку, раздробила кость и прошла навылет. В 1810 году точно такую же рану он имел в правую руку.
При последующем наступлении русской армии через Европу, к столице Франции Парижу, удачная боевая деятельность Сеславина продолжается. Командуя Сумским гусарским полком, принимал участие в многочисленных передовых стычках и в целом ряде сражений. С небольшим отрядом Сеславину удалось отрезать сообщение Парижа и прекратить туда подвоз продовольствия. В своих записках по этому поводу Сеславин пишет: ”Во Франции я заставил голодать Париж с двумя миллионами жителей. Вскоре я получил от Благословенного рескрипт: стараться не наносить вреда мирным жителям...“
По окончании кампании 1814 г. Сеславин получает отпуск и отправляется за границу лечиться от последствий полученных им 9 ран. Побывал он в Марсели, Париже, Барселоне, Баге и Лондоне. В Марсели у него явился план, которому он решил посвятить свои силы и который должен был принести России огромную пользу. В 1819 году "он просил разрешения Государя отправиться в Калькутту и оттуда через Делли, Аглу, Лагор, Кабул, Великую Бухарию, Самарканд, Хиву и Киргизские степи проехать в Оренбург, чтобы этим путешествием выяснить: ”...может ли Россия внести оружие свое в Ост-Индские английские владения, может ли она повсюду находить себе нужное продовольствие и уничтожить владычество англичан в Индии... как об этом он писал графу П. А. Толстому.
По возвращении из-за границы Сеславин уехал в свое имение в Тверскую губернию, Ржевский уезд, сельцо Есемово, которое он назвал Сеславино и зажил здесь совершенным бобылем, внимательно следя за всеми новыми сочинениями,. посвященными Отечественной войне.
В 1831 году граф Толстой, управлявший тогда главным штабом, запросил Сеславина, может ли он отправиться в армию, командование которой лично хочет принять Государь. ”Не колеблясь ни мало после такового лестного для меня предложения, я дал свое согласие. Войны не последовало".
Отшельником прожил Сеславин до самой своей смерти. Единственными его друзьями оставались любимые его авторы Массилион, Боссюет, Фенелон, Руссо и Песталоцци. Желание его было быть похороненным в храме Спасителя или под колонною в Малоярославце.
В апреле месяце 1858 года на 78 году жизни его не стало. Высочайшим приказом 26 августа 1912 года в годовщину Бородинского сражения, чтобы сохранить на вечные времена имя одного из наиболее видных героев Отечественной воины, 1-ый гусарский Сумский полк стал именоваться 1-ый гусарский Сумский генерала Сеславина полк. -55-

 

Жизнь полка в мирное время
1901-1914
 

Введение
 

Празднование 250-летнего, со дня основания полка, юбилея совпало с началом Нового Века.
Журналы, газеты были полны статей о достижениях науки, литературы, искусства и о политических событиях за истекшие сто лет.
Среди последних, привлекало особенное внимание провозглашение в Версале Германской Империи, которому предшествовали блестящие победы немцев в Австрии, Дании и Франции.
Были статьи, посвященные войнам во всем мире и отдельно войнам, в которых принимала участие Россия - борьба с Наполеоном, войны с Персией, Турцией, героическая защита Севастополя, покорение Кавказа, Туркестана и последняя война с Турцией на Балканах и в Закавказье. Упоминались имена Кутузов?., Барклай-де -Толли, Багратиона, Сенявина, Корнилова. Нахимова, Истомина, Скобелева и многих других, своими победами прославивших русское оружие. Среди генералов, занял видное место, не как полководец, а как реформатор армии последний русский фельдмаршал, генерал-адъютант граф Д. А. Милютин.
По вступлении на престол в 1855 г. Государь Александр II поспешил закончить Крымскую кампанию, обнаружившую отсталость России по сравнению с западно-европейскими государствами.
Общегосударственные реформы логически вели к реформам в армии. Военным министром был назначен генерал Д. А. Милютин. Составленный им проект реформ был утвержден Государем, -57- и проведение его в жизнь было поручено ему же. 1-го января 1874 г. была введена всеобщая воинская повинность, дававшая государству большую армию и кадры обученных запасных солдат (вооруженный народ). Срок службы был уменьшен с 25-ти до 5-ти лет (1878). Образованы военные училища, выпускавшие офицеров. Россия была разделена на военные округа (децентрализация). Суровая система поддержания дисциплины и обучения солдат, основанная на жестоких телесных наказаниях, была заменена воспитанием, разумным и гуманным. Коренным образом меняя устройство армии, исправляя, что возможно, отбрасывая все ненужное и вредное, была основана армия, которая вышла на войну 1914 г.
Реформы полк переживал ”на походе", постоянно меняя стоянки: с Балтийского побережья в Сувалки, оттуда в Ковно, не надолго в Красное Село, несколько лет простоял в Бежецке Тверской губернии и в 1876 г. стал, наконец, на постоянные квартиры в Москве.
Зародившись в необъятных степях ’’Дикого поля", находясь постоянно в движении, участвуя чуть не во всех войнах, которые вела Россия, переходя из украинских хуторов в грязные польские местечки, полк перешел в центр Великой России.
Придя в Москву, Сумцы попали в непривычную обстановку. Высокие, просторные казармы, прекрасные конюшни, крытый манеж, плац. Было где учить солдат, осенью в непогоду и зимой в трескучий мороз.
1 марта 1881 года люди, присвоившие себе право судить и казнить, убили Государя Александра II.
В Армии этот трагический день был отмечен приказом: ”В трубы не играть, в барабаны не бить". Приказ строго выполнялся во все последующие годы — ни одна сигнальная труба не звучала в этот день.
На престол вступил Император Александр III. История России пошла по другому пути.
Давно уже подготовлялась и в 1882 году осуществилась очень важная в жизни кавалерии реформа. Уланские и гусарские полки были переименованы в драгунские.
По уставу вооружение кавалерийского солдата состояло из ’’коня, шашки и винтовки". Винтовке, пешему строю и ружейным приемам уделялось слишком много времени, превращая драгун в ’’ездящую пехоту".
Прошло минувшее, как сон,
И станет ротой эскадрон,
пелось в ’’Школьной Звериаде". Позже ружейные приемы были сведены до минимума.
Больше ста лет Сумцы носили доломан, с ним связаны воспоминания всей боевой жизни полка. -58-
Офицеры гусарских полков были в большинстве из дворянских семей. Это была традиция: служили деды и отцы. Альбомы были полны фотографиями, а стены усадьб портретами предков в гусарских доломанах.
Художественная литература в романах и повестях часто избирала героями гусар. У Пушкина — "Выстрел", "Станционный смотритель", "Метель"; у Толстого — граф Ростов, Денисов (’’Война и Мир“), "Два гусара". Лучшие друзья Пушкина были гусары. Лермонтов, Грибоедов, Давыдов служили в гусарских полках.
Герои Отечественной войны Сеславин, Дорохов, Кульнев, Фигнер и др. были офицерами гусарских полков и первые три вышли из рядов Сумского полка.
Не по душе было новое наименование и форма. Много офицеров покинуло полк. Как последний молчаливый протест, фотография у надломленного дуба: на левой стороне офицеры в венгерках, а с правой — в том же порядке, но уже в драгунских мундирах.
Форма одежды была упрощена не только в кавалерии, но и во всей армии. На мундире пехотных офицеров и солдат не было ни одной металлической пуговицы. Вне строя офицеры носили длиннополый сюртук, а дома тужурку в виде обрезанного коротко пальто.
С упрощением формы Русская армия на много лет обогнала своих западных соседей. В 1910 г. можно было видеть французскую кавалерию в кирасах. В 1915 г. мы брали в плен немецких гусар в меховых шапках, обтянутых защитными чехлами. В 1914 г. мадьяские гусары в доломанах с ментиками за спиной атаковали Бородинцев и дорого заплатили за свою безумную храбрость.
В последние годы царствования Императора Александра Третьего была введена винтовка системы полковника Мосина, гак называемая ’’образца 1891 г.“, просуществовавшая на вооружении многие годы, и с ней армия вышла на войну 1914 г. Винтовка легкая, удобная. В строю носилась на спине за левым плечом, штык помешался в гнездах, приделанных к ножнам шашки.
После Турецкой войны 1877- -1878 г. г. все царствование Императора Александра III и начало царствования Государя Николая II до 1904 г. Россия не вела войн ни с западными соседями, ни с азиатскими. В эти 27 лет мирной жизни развитие громадной по своей площади и населению России, быть может, шло нормально, но очень медленно по сравнению со всеми европейскими государствами. Экономическое могущество Германии росло с необыкновенной быстротой. Заводы Круппа, вырабатывающие оружие и строившие военные корабли, не имели соперников во всем мире; все другие многочисленные -59- заводы в случае войны мобилизовались и работали для нужд войны. Военный флот соперничал с английским. Густая сеть железных и шоссейных дорог покрыла всю Германию и Австрию, в случае войны облегчая перегруппировку войск.
На Дальнем Востоке появился новый, грозный противник — Япония, 26 января 1904 г. без объявления войны начавшая военные действия против России. Армия и флот Японии оказались лучше подготовленными и вооруженными, применив впервые новую тактику огневого боя, скрытых артиллерийских позиций и т. д. Россия потерпела поражение на суше и на море.
Всеобщим недовольством проигранной войной и общим упадочным состоянием государства воспользовались революционные партии. Вспыхнуло восстание. Верные Государю и присяге войска подавили бунт, да и народ, в массе, не шел за революционерами. Были объявлены политические реформы.
Россия стала быстро возрождаться. Армия учла жестокие уроки проигранной войны и лихорадочно готовилась к всегда возможной войне. -60-

 

Глава I. Казармы, состав полка, комплектование


Все историческое прошлое России связано с Москвой, ее Кремлем, гробницами Царей, их теремами и дворцами уже Императорской России.
В Москве короновались Государи и останавливались в Кремле, в Большом Дворце, во время приездов по каким-либо торжественным случаям.
Москва, второй по величине город России. Здесь находились штабы округа, корпуса, дивизий, военно-окружной суд и т. д.
Сумский полк был единственный регулярный кавалерийский полк, размещенный в Москве. Наряды, смотры, парады, внутренние, дворцовые караулы во время приездов Императорской Фамилии требовали от полка особой подтянутости, безукоризненного внешнего вида и дисциплины. Полк отвечал этим требованиям и справедливо считался одной из лучших частей Московского гарнизона.
Командирами полка за последнее десятилетие назначались офицеры гвардии: флигель-адъютант полковник Дерфельден, полковник Шарпантье, флигель-адъютант полковник Петрово-Соловово, полковник Нилов и флигель-адъютант полковник Гротен. Служба в гвардии была поставлена образцово, такими были и командиры Сумского полка.
В 1863—1864 году корпуса, выпускавшие молодых людей прямо в полки офицерами, были преобразованы в военные гимназии. Одновременно были основаны военные и юнкерские училища, куда поступали юноши из военных гимназий и гражданских средних учебных заведений. В военные училища принимались юноши с законченным средним образованием, в юнкерские — требования были значительно ниже. Офицеры военных училищ и по своему общему культурному уровню и по образованию были выше офицеров из юнкерских училищ, что и отмечалось значительными преимуществами по службе. -61-
В те далекие времена было три кавалерийских училища: Николаевское военной, Елизаветградское и Тверское — юнкерские. Елизаветградское училище было переименовано в военное в 1903 г., а Тверское в 1908 году.
Все старшие офицеры Сумского полка, в период, о котором мы говорим, были из Николаевского училища: полковник Нилов, полковник Данилов, полковник Константинов, Муханов и более молодые Рахманинов, Рот и др.
Чтобы получить вакансию в Сумский полк нужно было при окончании училища быть или портупей-юнкером или иметь очень высокие баллы. Между 1906 и 1914 г.г. в полк вышли 4 вахмистра (Янковский-Руссин, Никольский, Крейтер, Маньян). Исключение составляли переведенные из других полков; это те, которые не были портупей-юнкерами и не имели достаточно высоких баллов. Они брали вакансии в другие полки и заручившись согласием командира Сумского полка подавали рапорт о переводе. Главный штаб запрашивал, "не встречается ли препятствий к переводу такового", и если препятствий не встречалось, то переводили.
Перевод офицеров из пехотных полков встречал недовольство и старших и младших. В Сумском полку было два случая: подпоручик Бунаков (в полку пробыл не больше года) и подпоручик Щуровский Николай. Последний по окончании в 1913 г. Александровского военного училища взял вакансию в один из пехотных полков и немедленно подал рапорт о переводе в Сумский полк. Командир полка полковник Гротен отклонил его просьбу. Перевод Щуровского все же состоялся после личного свидания Гротена с военным министром генералом Сухомлиновым и настойчивой просьбы последнего. "Что же я мог ему ответить?" делился своими впечатлениями об этом разговоре полковник Гротен.
В мирное время Щуровский себя показать не успел, во время войны это был храбрейший офицер. Он умер от тифа в начале войны.
В 1901 году и много раньше Сумский полк комплектовался молодыми людьми 21 года из губерний Харьковской, Полтавской, Пермской, Гродненской и Седлецкой.
С 1908 г. начала проводиться в жизнь территориальная система — новобранцы стали прибывать из Московской, Владимирской, Ярославской, Гродненской и Седлецкой губерний.
Командиру эскадрона нужен был новобранец, сжившийся с лошадью с детства, знавший ее нрав, умевший к ней подойти, ее окликнуть, убрать, почистить, накормить и напоить. Новобранцы Харьковской, Полтавской, Гродненской и Седлецкой губерний были в громадном большинстве крестьяне, то, что и нужно было командирам эскадронов. Люди этих губерний не были испорчены трактирами и чайными, трудолюбивы, -62- неприхотливы, покорны, легко и охотно воспринимали военную науку.
Харьковцы, кроме того, знали г. Сумы, само название Сумский их сближало с полком. Выделялись гродненцы — вахмистра 1-го эскадрона Сидорович, 3-го Чучелович, 4-го Пазинич, учебной команды Рогаля, сверхсрочные унтер-офицеры Рогочий, Ярошинский; много взводных унтер-офицеров и вестовых были Гродненской губернии.
Поляки Седлецкой губернии, а последнее время их было до 30%, были хорошие гусары, в большинстве грамотные ”по-польску", как они говорили. Иногда выделялись в смене на езде, барьерах, рубке, но попадались и очень тупые и пьяницы.
Среди новобранцев Московской, Владимирской и Ярославской губерний был большой процент призывных, побывавших на фабриках и заводах, коробейников и детей купцов, испорченных жизнью больших городов. Попадались и такие, вслед за которыми приходила бумага об их политической неблагонадежности.
Лошади они не любили и шли на конюшню неохотно, по принуждению. Неграмотных среди них было мало, но командиры эскадронов говорили: ”Не нужно мне грамотных", подразумевая под грамотными слишком уж "развитых".
Полк был размещен в отдельной части города, в так называемых Хамовниках (хамовники в древние времена были люди, вившие веревки).
Недалеко Москва-река, на другом берегу Нескучный дворец, видны Воробьевы горы, откуда любовался Москвой Наполеон; с другой стороны Новодевичье поле, дальше. Новодевичий монастырь, где была заключена царевна София и кладбище, на котором похоронено много знаменитых людей. В 1912 году в Новодевичьем монастыре был похоронен последний русский фельдмаршал граф Д. А. Милютин, так много сделавший для реорганизации армии в царствование Государя Александра II. На его торжественных похоронах в лютый мороз участвовал и Сумский полк в полном составе.
Подъезжая по Остоженке к расположению полка город как бы кончался. Затем аккуратный, новый в три этажа дом. В нем было пять квартир, предоставленных в распоряжение офицеров Сумского полка. Остальные были заняты офицерами Несвижского и Перновского гренадерских полков. Дальше большой белый барский особняк с большими окнами; сзади тенистый сад, это так называемый шефский дом — квартиры командиров полков. Сейчас же влево новый манеж, и от него длинное чистое здание — конюшни 6-го, 4-го и 1-го эскадронов.
Между конюшнями и Москва-рекой обширные, хорошо возделанный огороды Пышкина. Несмотря на свое богатство -63- Пышкин жил в просторной избе с многочисленными образами в переднем углу, с широкими лавками вдоль стен, ходил в русской рубашке; сын его образования не получил и отбывал в 1913 г. повинность в Сумском полку.
Одной из причин процветания огородов был навоз, который огородник забирал в эскадронах (чистый доход вахмистров). Благодаря этому навозу улаживались недоразумения между соседями: то конь сорвется с коновязи и потопчет капусту, то во время сменной езды или взводного учения что-нибудь напортят.
Перед конюшнями большой плац, затем улица с трамвайной линией, и с другой стороны улицы чуть не на версту длинное здание — казармы Несвижского и Перновского гренадерских полков.
В двух местах казармы прерывались воротами, где стоял дневальный Сумского полка. За казармами был вымощенный булыжником двор, где учились гренадеры. Немного дальше стояло здание в форме буквы П казармы четырех эскадронов Сумского полка, трубаческая команда, офицерское собрание, конно-пулеметная команда, помещение учебной команды, а посредине маленький домик — полковая канцелярия, кабинет командира полка, адъютанта и лазарет. Сзади лазарета под навесом денежный ящик; рядом с помещением учебной команды караульное помещение. 2-й и 5-й эскадроны и конюшни 2-го, 3-го и 5-го были отдельно на другом конце двора.
В конце плаца небольшая красивая, вся ввысь церковь Сумского полка.
Казармы в три этажа, высокие, светлые, с электрическим освещением и электрическими вентиляторами, достаточно было несколько минут, чтобы очистить воздух.
Прямо с лестницы умывальник. По уставу взводный обязан был следить за чистотой рук. По субботам все гусары обязательно ходили в баню. Каждый месяц медицинский осмотр врачом.
Недостаток казарм был тот, что столовой и отдельного помещения для занятий не было (кроме учебной и трубаческой команды). Люди ели и учились там же, где спали.
В каждом эскадроне на видном месте, на аналое стояла эскадронная икона, по стенам портрет Государя, командующего войсками, начальника дивизии. Рядом картины подвигов русского воинства: майор Горталов, погибший на турецких штыках, Архип Осипов, взрывающий пороховой погреб, - "Погиб во славу русского оружия при защите Михайловского укрепления“, Агафон Никитин, замученный текинцами, Василий Рябов, расстрелянный японцами, и др. -64-
Висели и картины нравственного содержания. В 4-м эскадроне пользовалась известностью картина о вреде пьянства, в рнее две картины. На первой, на нескольких маленьких рисунках, была изображена жизнь спившегося рабочего, под каждым стишок такого рода:
Поток порока льется шире,
Достатков нет, и наш герой

Проводит дни свои в трактире.
За биллиардною игрой.
Спустился он на дно столицы.
Он не подвластен никому.
Давно погибшие девицы

Вскружили голову ему.
На другой картине изображена жизнь степенного крестьянина. Апофеозом его трезвой хозяйственной жизни было:
Он в Думу выбран депутатом

И провожать его пошло

С большим почетом все село.
Надо сознаться, что зрители больше задерживались перед картинкой, где на фоне фабричных труб парень прижимал "давно погибшую девицу", чем над проводами депутата.


* * *

 

Одеты гусары были хорошо. Доломаны, кителя, шипели, полушубки и непромокаемые брезентовые пальто. Кителя походили на офицерские, но из более грубого материала.
Оружие в полку было в отличном порядке. Заведующий оружием был представлен к очередному ордену "3а троекратное представление оружия в прекрасном виде". Ножны для шашек быстро изнашивались, их заменяли новыми, затрачивая экономические суммы.
Ремонт молодых лошадей шел в 7-й запасный кавалерийский полк, размещенный в Тамбове и пополнявший 1-ю Кавалерийскую дивизию. После года пребывания в запасном полку молодые лошади направлялись в полк, где разбивались по эскадронам. В 1-й эскадрон попадали лошади самые рослые и чисто вороные, во 2-й со звездой во лбу, в 3-й и 4-й караковые, в 5-й с чулками на ногах и в 6-й рослые со звездой и чулками. Трубачи были на серых лошадях.
У офицера обязательно должна была быть собственная лошадь, кроме того, полагалась казенно-офицерская.
В эскадронах молодые лошади доезжались в отдельной смене "молодых лошадей" лучшими наездниками эскадрона. Особо дурноезжих, а также молодых собственных офицерских лошадей, по желанию владельца, доезжали и выезжали наездники — сверхсрочные унтер-офицеры, окончившие специальный курс в офицерской кавалерийской школе. В полку наездников было два - унтер-офицеры Рыков и Кузнецов. За -67- выездку офицерской лошади собственник платил 5 рублей в месяц.
На особом положении и прекрасно была поставлена учебная команда. Это были лучшие люди призыва, будущие унтер-офицеры.
Трубаческая команда: по штату полагалось 16 трубачей, выбранных из общего состава полка. Нужны были большие усилия со стороны капельмейстера, чтобы такой оркестр что-нибудь сыграл.
В Сумском полку было иначе. Капельмейстер Август Карлович Марквардт организовал большой хор трубачей. Состоял этот хор из вольнонаемных, больше половины их были ученики консерватории. Хор играл на сцене Большого Императорского Театра, когда в опере или балете нужны были трубачи на сцене ("Фауст", "Конек-Горбунок" и др.). Вольнонаемные жили на частных квартирах и в обычное время ходили в штатском.
В театре приходилось играть не каждый день, и заняты они были не каждый вечер. В свободное от театра время играли на балах, вечерах, на скэтинге, одно время в саду у Яра. В конном строю хор значительно сокращался: умеющих ездить верхом среди вольнонаемных было не так уж много, но в пешем строю на параде 26 ноября и в собрании был полный и большой оркестр.
Однажды трубачи после спектакля в Большом Театре шли в гусарской форме не в строю, расходясь по своим квартирам. Комендантский адъютант, который здесь как на грех случился, подал рапорт. Рапорт от коменданта попал Командующему войсками генералу Плеве. Приказом по округу трубачам Сумского полка было запрещено играть где бы то ни было. Директор Императорских театров в отчаянии: в средине сезона театр без трубачей. Телеграмма в Петербург. Запрещение сняли. Страдал не только театр, капельмейстер и трубачи, лишившиеся заработка, страдал материально и полк, т. к. львиная доля заработка шла в полковые суммы. Из этих сумм и производились "расходы без расходов для казны" (Егор Егоров). Средства эти помогли построить полковой манеж, в 1907 году сшито новое обмундирование, "построены" непромокаемые плащи, оказавшие неоценимую услугу полку па войне и маневрах, наконец, приобретен второй комплект груб.
Август Карлович Марквардт поступил в полк до Турецкой войны, в этом походе награжден орденом с мечами и бантом. Находясь в полку, он в то же время был профессором Московской консерватории и носил звание артиста Императорского театра. В полку к нему относились с большим уважением, молодые офицеры делали ему визит. В 1910 г. он праздновал -68- свой 50-тилетний юбилей службы в полку. Офицеры преподнесли ему жетон с голубой эмалью и с бриллиантовой цифрой 50.
Когда вспыхнула война с Германией, старик собрался идти с полком. "Куда ты, Август Карлович? Ведь ты же немец", шутили офицеры. Обиделся старик: "Я родом немец, но всю жизнь служил Государю и не должен уклониться и теперь".
Его сын Оскар Августович Марквардт был офицером полка из вольноопределяющихся. -69-

 

Глава 2. Строевые занятия

 

В начале сентября полк возвращался с маневров. Этим заканчивался учебный год, и начинался месяц заслуженного отдыха.
Лошади после деревенских сараев с дырявыми крышами, где было легко захватить чесотку, вернулись в свои конюшни.
Регулярные легкие проездки заменили большие, утомительные маневренные переходы, гонку разъездов, конные атаки.
Пришло время букве ремонта "такой-то" итти на покой. Командиры эскадронов и вахмистры хлопочут оставить коня, он еще вполне работоспособен (главное, тело держит, "хозяйственный конь“), но начальник дивизии редко поддается уговорам — ”в брак". Случалась и подтасовка — лошадь, предназначенная в брак, была еще крепкой, годной к службе, а другая, срок которой для выбраковки еще не пришел, была слабая, худоконная, вот и заменяли их, переменив названия.
Назначается комиссия — собираются покупатели и продают за гроши коня, хорошо, если крестьянину—хоть ходить будет по мягкой земле, а если извозчику?
Господа офицеры разъезжаются в отпуск.
В эскадронах с нетерпением ждут дня увольнения в запас гусары, отслужившие свой срок. Четыре долгих года! Редко кто побывал за это время в отпуску. Что ждет их дома? Время жениться, обзаводиться хозяйством.
Наконец, запасные получили свои бумаги и отправились: одни на Виндавский вокзал, другие на Курский. Сундучки и вещи на артельной эскадронной повозке, сами строем при провожающем офицере и с хором трубачей. Некоторые под хмельком, но пьяных нет.
В эскадронах назначили новых взводных, произвели в унтер-офицеры окончивших учебную команду. В казармах стало свободнее. -70-
В начале октября отдых кончается. Пришли новобранцы с сундучками, где хранится родительское благословение и куда они завтра уложат свою "вольную" одежу, все получат казенное.
Вид распущенный, волосы длинные, движения угловатые, улыбок не видно, озираются во все стороны. Разбивка по эскадронам в манеже. Разбивку делает сам командир полка и цифру эскадрона, в который он назначает молодого, обозначает мелом на спине. Группу разбили по эскадронам, в эскадронах по взводам и каждому назначили "дядьку". Обязанность дядьки — научить молодого жизненному обиходу и не дать его в обиду. Две недели никаких занятий, пусть отъедятся и осмотрятся, но на конюшню немедленно.
С 6-ти утра уборка и чистка лошадей, выдача фуража, в 11 часов вторая выдача, в 5 вечера опять уборка и выдача фуража. В промежутках пригонка обмундирования, аммуниции, оружия.
В конюшню ходят в строю, стараются итти в ногу. Унтер-офицеры, подделывая голос под голос начальства, здороваются с новобранцами, добавляя: "отвечать как начальнику дивизии, как командиру полка, как командиру эскадрона", издали кажется, что и в самом деле здоровается начальник дивизии. Слышится ответ, но не очень стройно, что ни день, то лучше, все более уверенно.
Понемногу стали привыкать, трудно с седловкой. Ленчик с потником тяжелы, нужно подтянуть подпруги, чтобы были не слишком свободны или узки, пригнать стремена.
Началась сменная езда — "разбери поводья", "приверни колено", "подбери зад", "локти к телу". Потом вольтижировка, гимнастика, шашечные и ружейные приемы. С непривычки болят косточки.
Рядом занимаются гренадеры, их учат маршировать, правильно ставить ступню ноги — все это медленно, по разделениям. Скучно, нудно, но не утомительно — нет конюшни, нет уборки. Когда шутник унтер-офицер в субботу появился в эскадроне и вызвал: "Кто хочет в пехоту, собирай сундучки и стройся!" Чуть не все молодые в минуту были готовы и стояли в строю. "Так вы в пехоту хотите?" и под хохот всего эскадрона бедным молодым с сундуками за плечами делали учение ’’пеший по-конному".
 

Кто к знамю присягал единожды

у оного и до смерти стоять должен.
Петр Великий
 

В конце октября назначалась присяга молодым гусарам. Обстановка торжественная — выстраивался весь полк. Выносился штандарт. Трубачи играли ’’под штандарт . Затем встречали -71- командира полка полковым маршем. Старший полковник ему рапортовал.
День этот ждали и к нему готовились. До присяги молодой солдат считался ’’вольным", хотя и надел военную форму: после присяги он становился солдатом, подлежащим строгому военному суду.
Для присяги новобранцев выстраивали не по эскадронам, а по вероисповеданиям. Собирались священнослужители всех религий — православный священник, ксендз, пастор, раввин, язычников и старообрядцев-беспоповцев приводил к присяге адъютант.
К аналою подходил адъютант с книгой, по которой читал выдержки из законов, язык старинный, для молодых почти непонятный. Говорилось о награждении Георгиевским крестом за совершенные подвиги: "кто при взятии ретраншемента или какого иного укрепленного места взойдет первым" или "кто возьмет в плен двухбунчужного или трехбунчужного пашу"; шло перечисление случаев, за кои полагалась награда После чтения о наградах читалось о наказаниях, налагаемых на воинских чинов за проступки, совершенные главным образом во время войны — измена, дезертирство. Строй плохо разбирал, какие преступления караются, но зато ясно слышал заключительные слова, после каждого пункта, которые адъютант произносил с особым ударением: "смертная казнь".
После адъютанта место у аналоя занимал священник и внятно, громко и медленно читал текст Петровской присяги:
’’Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом перед. Святым Его Евангелием, в том, что хощу и должен Его Императорскому Величеству Самодержцу Всероссийскому и Его Императорскому Высочеству Всероссийского Престола Наследнику верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови, и все к Высокому Его Императорского Величества Самодержавству силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности исполнять.
Его Императорского Величества государства и земель Его врагов телом и кровью в поле и крепостях, водою и сухим путем, в баталиях, партиях, осадах и штурмах и в прочих воинских случаях храброе и сильное чинить сопротивление и во всем стараться споспешествовать, что к Его Императорского Величества верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может.
Об ущербе же Его Императорского Величества интереса, вреде и убытке, как скоро о том уведаю, не токмо благовременно объявлять, но и всякими мерами отвращать и не допущать потщуся и всякую вверенную тайность крепко хранить буду, а предпоставленным надо мною начальникам во всем, -72- что к пользе: и службе государства касаться будет, надлежащим образом чинить послушание и все по совести своей исправлять и для своей корысти, свойства и дрѵжбы и вражды против службы и присяги не поступать; от команды и знамени, где принадлежу, хотя в поле, обозе или гарнизоне, никогда не отлучаться, но за оным, пока жив, следовать буду и во всем так себя в:сти и поступать, как честному, верному, послушному, храброму и расторопному солдату надлежит. В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение сей клятвы целую слова и Крест Спасителя моего Аминь".
Вслед за священником все присягающие, подняв правую руку вверх и сложив пальцы для крестного знамения, слово за слово повторяли величественные слова присяги. Одновременно служители других религий читали тот же текст своим единоверцам.
По прочтении присяги каждый подходил к аналою, целовал Крест, Святой Евангелие, штандарт и громко говорил: "Клянусь". Присяга производила на присягавших и присутствовавших сильное впечатление.
Занимались с молодыми солдатами по большей части корнеты, под постоянным наблюдением командира эскадрона, помощника командира полка по строевой части (старший полковник) и самого командира полка. Между офицерами было соревнование, чей эскадрон лучше.
Манеж крытый один на весь полк. Преимущество учебной команде и офицерской смене, остальное время распределяется между эскадронами. Ранний манеж в 7 утра считался самым неприятным; зимой еще темная ночь, холодно, пар от лошадей в холодном воздухе превращается в густой туман — не видно ни всадников, ни обучающего офицера. Нормально езда начиналась в 9 утра, поэтому ранний манеж изменял в очередном эскадроне все расписание дня.
Зимой на плацу каждый эскадрон устраивал свой открытый манеж, т. е. попросту посыпали дорожку соломой с навозом, чтобы лошади не скользили и чтобы им было мягко ходить по мерзлой земле. На зиму лошадей в эскадронах на задние ноги расковывали.
Гусары в полушубках, перчатках, стремена обернуты сукном — в движении не так уж холодно. В сильные 20—25-градусные морозы езда на плацу отменялась.
Утомлялись молодые особенно в утренние часы. Первый час после обеда почти всегда отводился под "словесность". Молодой солдат должен был сознательно и без запинки отвечать главные сведения из устава: "дисциплина состоит в строгом и точном исполнении приказаний начальства...", "часовым называется всякий солдат поставленный на пост с огнестрельным или обнаженным холодным оружием". "Часовой -73- есть лицо неприкосновенное". "Что такое жалоба". "Покажи на портрете командира корпуса, начальника дивизии". И для обучающего и для молодых этот час был мукой. Уставшие люди смотрели на офицера осоловелыми глазами, и добиться от них разумного ответа было трудно, а особенно когда нужны были слова необычные: "Государя Цесаревича и Великого Князя..." Сбивались на вопрос: "Какие обязанности часового?" Вместо того, чтобы ответить, как гласит устав: "Часовой должен бдительно охранять свой пост и все порученное его надзору", отвечал: "Часовой не должон ни пить, ни курить, ни свистать и ни отправлять естественных надобностей". Были к тому ж и очень неразвитые. "Покажи командира корпуса". — "Оцей у сирой шапци", показывает на портрет пальцем, а на другой день он же встречает командира корпуса во дворе и не становится ему во фронт. Командир корпуса был в фуражке, а не папахе, как на портрете.
Благодаря разнообразию занятий день проходил быстро. Езда, рубка в конном и пешем строю, рубка на мертвом барьере, владение пикой, гимнастика, вольтижировка, теория стрельбы — прикладка, прицелка, словесность, отдание чести, ружейные приемы и т. д. — все это за каких-нибудь полгода надо было внедрить в простую бесхитростную голову.
В конце апреля назначался смотр молодых гусар. Смотрел командир полка, часто присутствовали начальник дивизии и командир бригады. Результаты смотра отдавались в приказе по полку.
Успех смотра зависел главным образом от педагогических способностей обучающего офицера и его помощников унтер-офицеров.
"Смотр молодых гусар 4-го эскадрона прошел для меня очень удачно. Кончился он по приказанию полковника Гротена полевым галопом. Смена на пять лошадей дистанции обошла весь плац и всадники на той же дистанции, как один, прыгали через "мертвый" барьер. Точность так понравилась командиру полка, что он бежал за сменой и кричал: "Отлично, четвертый!" После смотра командир полка поблагодарил командиров эскадронов и заведующих молодыми солдатами, никого не выделяя. Позже в приказе по полку был объявлен результат смотра с проставленными баллами, лучшие получил 4-й эскадрон. Лазарев (командир эскадрона), радостно размахивая руками, сказал мне: "Я знал, что твои новобранцы лучшие" (Соколов).
Бывали случаи и трагикомические: "Я представлял смену молодых солдат 5-го эскадрона. На смотру присутствовал начальник дивизии генерал-лейтенант Литвинов, командир бригады генерал-майор Косов. Смотр проходил блестяще. Начальник дивизии все время благодарил — хорошо. И вдруг я -74- вижу, что один из молодых гусар, еврейчик, после спешивания на галопе и команды ”садись“ сует в стремя не левую ногу, а правую. Я; с ужасом показываю это стоявшему рядом со мной вахмистру подпрапорщику М. Щ.тинину, который, увидя эту картину, молнией оказался около еврейчика и последний непостижимым образом сел в седло правильно, а не лицом к хвосту. Начальство случая не заметило" (Швед).
Смотром кончались физические и умственные напряжения молодого солдата. Его ставили в строй вместе со старыми. Начинались учения "пеший по конному", т. е. в пешем строю делали те перестроения, которые производятся в конном.
Параллельно с молодыми солдатами велись занятия с разведчиками и старослужащими.
Хорошо грамотных среди новобранцев было мало. После маневров в ожидании ухода запасных этих хорошо грамотных брали в полковую канцелярию, других назначали в учебную команду. Оставались малограмотные, их назначали в разведчики.
Внешнее отличие разведчика — продольная нашивка на погоне. Полагалось 16 разведчиков на эскадрон, на деле было меньше. Их учили читать карту, разбираться в масштабе, знать главные принципы разведки, составлять донесения. Офицеры, заведующие разведчиками, должны были обладать большим терпением, выдержкой и желанием передать свои знания, чтобы объяснить разведчику и заставить его запомнить, что такое масштаб, горизонталь, в какую сторону течет река, почему она вливается в озеро, а не выливается, где север, юг, лес, дороги, полярная звезда, ориентировка карты по местности, как писать донесение, что в нем главное и т. д.
Кроме личных качеств разведчика - способный, неспособный, ленивый, тупой, препятствием часто была и сама жизнь. Приходит офицер на занятия, полный доброго желания, думает повторить вчерашний урок, но разведчиков и половины нет: в наряде, в командировке и пр.
В феврале назначалась двухдневная поездка с разведчиками. В апреле четырехдневная, и та и другая под руководством одного из штаб-офицеров, полковников Рахманинова или Рот.
Пословица говорит: "Солнце на лето, зима на мороз; погода в феврале всегда изменчива; казалось, весна, но неожиданно ударит такой мороз, похуже, чем на Крещение. Так часто бывало в этих поездках, отходили от Москвы верст на сорок в ясный, солнечный, теплый день, а на другой день к вечеру возвращались в такой мороз, что было не до занятий, быть бы живу. Отогревали людей в чайных по дороге, отогревались сами офицеры, одетые обычно легкомысленнее, чем гусары. В Хамовниках уже ждали командир бригады, командир -77- полка, командиры эскадронов, нет ли обмороженных людей, подбитых лошадей. Офицеры, едва передвигая закоченевшие ноги, шли в собрание, где по совету опытного буфетчика Львова, пили чай с одной ложкой рома, греясь у печки.
В 1908 году генерал Литвинов назначил поездку Москва — Тверь в феврале. Команда разведчиков должна была совершить пробег и атаковать Тверь, занимаемую 1-м Лейб-драгунским Московским полком. Несмотря на наступившие морозы, пробег отменен не был.
Четырехдневную поездку делали по заранее установленному маршруту, иногда забирались далеко.
Полковник Рот, руководя сводной командой разведчиков, разрабатывая маршрут, больше руководился расположением гостеприимных имений.
Гусары любили эти поездки, отвлекались от монотонной казарменной жизни, получали на руки суточные и устраивали обед по своему вкусу.
Фураж покупали в деревнях, сено "чохом", без веса, на этом выгадывали пуд, два и долго об этом шел разговор. Офицеры смотрели на поездки, как на пикник, один штаб-офицер должен был составить отчет и разбор поездки.
Со старослужащими занятия были не трудны и не сложны, но собрать их на занятия было не легко - одни отдыхали от наряда, другие в наряде, дневальные и дежурные по конюшне, эскадрону, в карауле, в штабе дивизии, корпуса, округа и т. д., редко собиралось больше одной трети, не имея ни одного, кто бы отсутствовал без законной причины. Командир полка и старшие полковники, только формально выражали свое неудовольствие, не так давно они сами командовали эскадронами и все это переживали сами.
Занятия в учебной команде велись с особым вниманием под руководством начальника учебной команды и двух офицеров. Старший из них был поручик или штабс-ротмистр. Командир полка подбирал офицеров умевших и хотевших заинтересовать своих учеников. Учителями в команду назначались особо выбранные сверхсрочные унтер-офицеры. Дисциплина царила железная и внешний вид гусар учебной команды был не хуже юнкеров.
В учебной команде: гусара учили быть безупречным в строевом отношении, он должен был знать уставы, им делали диктовки, он должен был знать все, чему учили разведчиков, но в более широком масштабе. Самое главное, выходили оттуда люди, умевшие приказать и настоять на исполнении приказа. Люди учебной команды напрягали все силы, чтобы достигнуть благоприятного результата, так как унтер-офицер имел выгоды моральные и материальные. Взводный не чистил, не убирал и выбирал себе коня, младший унтер-офицер -78- убирал только своего. Унтер-офицеры жалования получали больше и одеты были лучше. В наряде командовал он, а не им. Лучшие из них назначались в помощники к офицеру заведующему молодыми солдатами, их называли учителями.
День в учебной команде распределялся не то, что по часам, а по минутам. Каждую субботу уходили в поле, нередко еще вечером в пятницу и возвращались к 12 часам в субботу.
В учебной команде проходили службу и вольноопределяющиеся. Молодые люди, окончившие высшее или среднее образование, отбывали воинскую повинность вольноопределяющимися и служили не 3 года 8 месяцев, а только год. После окончания учебной команды они держали при штабе дивизии экзамен на чин прапорщика и уходили в запас. Желающие избрать военную карьеру, держали экзамен на чин корнета при училище. Такими в Сумском полку были штабс-ротмистр Тишенинов, корнеты Марквардт и Будзко.
Евреи по закону того времени не могли быть офицерами (все же в русской армии были исключения, был даже генерал еврей).
В Сумском полку у вольноопределяющихся было отдельное помещение, столовая, которая называлась "собранием". Им разрешалось носить собственное обмундирование, чем они и пользовались, полушубки у них были крыты синим сукном, воротник на полушубке доломанный.
По уставу им, как и нижним чинам обязаны были говорить "ты", непосредственно обучавшие их офицеры так и делали. Вольноопределяющиеся Сумского полка по большей части были дети состоятельных и даже очень богатых родителей. Этот год они не только служили, но и веселились перед тем, как выйти на самостоятельную дорогу.
С объявлением войны вольноопределяющиеся Тоболин, Токмаков и Бибиков были произведены в прапорщики прямо в полк. Прапорщики Калачев, Берг, прибывшие с маршевыми эскадронами, первое время носили форму по общей кавалерии, а затем по представлению полковника Гротена были зачислены в полк, где пробыли всю войну. После революции Василий Николаевич Калачев умер в Китае, Берг погиб во время Гражданской войны, Бибиков расстрелян в Екатеринбурге, Токмаков не расстался с полком, проделав всю Гражданскую войну, был в Сербии и сейчас с расстроенным здоровьем доживает свои дни в одном из городов Австрии.
Трагична судьба вольноопределяющегося — .еврея Александра Абрамовича Виленкина. ”Эх вы, господин Виленкин, два факультета окончили, а одного поворота сделать не можете“, говорил презрительно с упреком и с чувством превосходства, унтер-офицер учебной команды Рогочий запотевшему, в очках, вольноопределяющемуся. Отбыв воинскую повинность -79- Виленкин вскоре стал известным в Москве адвокатом и членом политической партии КД (конституционно-демократическая). Связи с полком не терял, приезжал время от времени в собрание, а встретив в театре или ресторане своего офицера подходил к нему как к своему однополчанину.
Объявление войны застало Александра Абрамовича в Лондоне, преодолев формальности и трудности пути, 20 августа он был уже в полку в Восточной Пруссии. Полковник Гротен, поговорив с господами офицерами, разрешил ему столоваться в собрании. По внешнему виду Виленкин своего штатского происхождения скрыть не мог и был тот же адвокат, переодетый в гусарскую форму. Тяготы войны переносил безропотно, Георгиевские медаль, кресты и раны были свидетелями его доблести. Виленкин не был поэтом, но постоянно кто-нибудь напевал какой-нибудь избитый мотив со словами Виленкина на злобу дня, где три удачных слова заменяли целые страницы прозы. В Арглане разыграно написанное им целое обозрение на жизнь полка. Он был в отчаянии, когда ему говорили, что стихи великолепны, но их надо переделать на другой размер.
Во время революции Виленкин был незаменим, помогая офицерам в вопросах политики и партий, о которых они имели очень смутные понятия.
До последней минуты своей жизни Виленкин не расстался с полком. В его квартире, в трагической обстановка, преследуемые большевистскими шпионами, офицеры полка заколотили гвозди в крышку ящика, где был похоронен штандарт.
В книге "Памяти погибших", Париж 1923 г., издание партии КД, в статье Тесленко о Виленкине, автор давая характеристику его во время войны, пишет: "Виленкин был уже не тот, его не интересовали ни адвокатура, ни политика, ни общественность, полк был для него все" и далее "он не мог нахвалиться офицерским составом полка".
Состоя деятельным членом одной из организаций, боровшейся с большевиками Александр Абрамович был арестован, замучен чекистами и расстрелян. Сидя в Таганской тюрьме, он знал, что его ждет смерть — друзьям он переслал свои последние стихи:
От пуль не прятался в кустах

Не смерть, а трусость презирая

Жизнь прожил с шуткой на устах

И улыбался умирая.
Смерть его описана в книге Ветлугина "Авантюристы Гражданской войны".
 

* * *


Наступала весна -- прошел смотр молодых солдат, экзамены разведчикам и учебной команде, начинались взводные и -80- эскадронные учения на Ходынке. Около часу туда и столько же обратно шли шагом, обратно с песельниками.
Понемногу после зимнего отдыха конский состав втягивался в ожидании полковых учений. Нужен большой, многолетний опыт, чтобы "втянуть" лошадей.
"Конь", главное оружие кавалерийского солдата, был предметом самого большого внимания всех, начиная от Генерал-Инспектора Кавалерии. В истории полка отмечен один из случаев смотра Великого Князя Николая Николаевича — "Великий Князь был очень недоволен телами молодых лошадей 1-й Кавалерийской дивизии". Выводки Командующего войсками, начальника дивизии и командира полка чередовались одна за другой. Результаты смотров отмечались в приказах и движение по службе командира эскадрона зависело от состояния ”тел“. Понятно, с каким вниманием командиры эскадронов следили за состоянием конского состава, иногда даже в ущерб обучению молодых солдат.
В первых числах мая полк уходил из Москвы в лагерь, в подмосковные деревни. Для гусар это была большая радость "на деревня!" Кончалась однообразная казарменная жизнь, впереди несколько месяцев относительной свободы, близость к земле, к природе, к той обстановке, в которой они родились.
Полковая жизнь от начала мая до первых чисел сентября была разделена на три периода:
1) Лагерное расположение под Москвой.
2) Кавалерийские сборы в селе Клементьево — район Можайск — Бородино.
3) Маневры с пехотой в Московской, Владимирской и Ярославской губерниях.
Во время лагерных сборов эскадроны размещались по деревням — до 1908 года в стороне Петровско-Разумовского — Владыкино, Лихоборы, Дегунино, Марфино. Деревни эти благодаря удобному сообщению с Москвой превратились в излюбленные москвичами дачные места и были значительно удалены от Ходынского поля, где производились эскадронные и полковые учения и поэтому с 1908 г. полку были даны: д. Хорошово — штаб полка, 4-й, 6-й эскадроны, трубаческая команда и команда связи, село Троицкое — 1-й и 5-й эскадроны, д. Татарово — 2-й эскадрон и конно-пулеметная команда, д. Щукино — 3-й эскадрон.
В 1914 г. 1-й эскадрон перешел в д. Мневники. С преобразованием полковой конно-пулеметной команды в дивизионную с 8-ю пулеметами системы Максима, команда перешла из Татарова в Мневники.
От Пресни (окраина Москвы) до Хорошово шло отличное шоссе, расстояние приблизительно 5 верст, столько же через -81- пехотные лагери до Петровского парка. Из Москвы можно было приехать на извозчике, но из Хорошово только верхом.
По своей природе, богатству сел и деревень место для лагерного расположения лучше найти было трудно. Москва-река, местами проходимая вброд, луга, пер; лески, чудный, так называемый Серебряный Бор, где можно было отдохнуть после полкового учения.
Деревни расценивались по-разному. Хорошово близко от Ходынки, здесь же собрание, но слишком на солнцепеке, мало зелени и очень переполнено. По природе лучше было село Троицкое с красивым парком Корзинкиных (богатая Московская купеческая фамилия), но далеко от Ходынки и собрания. Из Троицкого на учение надо было проходить через Серебряный Бор, где жило не мало дачников, и через гренадерский лагерь на Ходынке. В летний зной, когда дождей почти не бывало, проходящий эскадрон поднимал такую пыль, что дачники спешили закрывать окна, а пехотные солдаты свои палатки. Жалобы дошли до Командующего войсками, эскадронам пришлось искать других путей. 1-й мимо стрельбища, 5-й через Татарово, что удлиняло путь. После учения проходили мимо собрания, хорошо было заскочить пообедать -удерживала перспектива возвращения в Троицкое пешком, лошадей берегли. Пробовали питаться из котла, не умели наладить. В этом отношении хуже других было Щукино, отрезанное от Хорошово стрельбищем. Как-то корнет Померанцев, пообедав в собрании, возвращался верхом в Щукино, уж очень был большой соблазн проскочить через стрельбище, всего какую-нибудь версту, вместо 3-х в объезд. Кстати стрельба как будто приостановилась. Рискнул и поскакал. Оцепление заметило скачущего всадника, запели пехотные горны, замахали сигнальные флаги. Стрельбу остановили. По приказу Командующего войсками Померанцев отсидел 30 суток под арестом за свою неосторожность.
Летний день в эскадроне начинался рано. В 7, 7 1/2 нужно было выйти, чтобы попасть на сборный пункт к 8-ми. Перед выходом делали рубку, т. к. в один из дней, среди полковых учений, командир полка назначал рубку всему полку. Эскадроны проходили по одному с офицерами во главе. Результаты отмечались в приказе по полку. Каждому эскадрону хотелось быть лучше других.
Стрельба начиналась еще раньше, выходили почти в темноте. Стрельбище находилось на Малой Ходынке.
Во время эскадронных и полковых учений делали всевозможные перестроения на все более живых аллюрах. Спортивный дух учений захватывал, горячились лошади, волновались люди. Грузный и флегматичный в обычное время командир 1-го эскадрона князь Меншиков приходил в азарт. ”Будзко! -82- Будзко!“ слышался крик командира 4-го эскадрона ротмистра Лазарева. Будзко, молодой офицер 4-го эскадрона, всегда что-то путал. Каждый переживал учения по своему темпераменту. В эскадронах требовалось абсолютное молчание, даже шопот вызывал раздражение командира эскадрона.
Конные учения производились "по знакам" шашкой и головным убором, трубачи не были отменены, но сигналами пользовались редко.
В полковое учение входило и спешивание. На широком галопе, после сигнала "к пешему строю готовься", "к пешему строю — слезай", из облака рассеявшейся пыли появлялись спешенные цепи, а вдали были видны уходящие галопом коноводы. Перестроение очень эффектное, часто применявшееся на показных учениях — американской, японской и другим миссиям.
На полковых учениях по сигналу "сбор всех начальников" — "соберитесь, разъясните, все учение" командир полка собирал командиров эскадронов или всех офицеров, говорил задачу и объяснял перестроения, которые он хочет сделать. Период полковых учений кончался действиями (маневрами) против обозначенного противника — флагами обозначалась пехота, артиллерия, кавалерия или их комбинация (полковник Гротен называл эти флаги "Петрушками").
Утро в лагере было утомительно и для людей и лошадей. Вставали рано, рубка, полковое учение, переход в туче пыли на Ходынку и обратно, перед обедом расседлать, зачистить, поставить коня, и только тогда обед и заслуженный отдых.
Послеобеденные занятия были много спокойнее. Выводили лошадей на Москва-реку, купали, мыли, а в промежутках между послеобеденным отдыхом и вечерней уборкой занимались в пешем строю полевым уставом. Вели занятия младшие офицеры. Выставляли сторожевое охранение, главную заставу и от нее три номерных учили, как нужно выставлять часовых, подчасков, секреты, высылать дозоры. Объясняли движение разъезда, разведывательного эскадрона. Устав на вопрос, какой силы бывает разъезд, отвечал — от отделения до эскадрона, т. е. каждый младший унтер-офицер должен был свыкнуться с мыслью, что и он может быть начальником разъезда; рассыпали цепь, делали перебежки. Определяли расстояние на глаз, последнее считалось важным, и в конце лагерных сборов устраивались состязания и выдавались призы (часы) "за глазомер". Затрачивали силы и энергию главным образом офицеры; гусары, лежа по уставу "укрыто" в сторожевой заставе, конечно, не уставали. Офицеру помогали выдержавшие к этому времени экзамены, хорошо знавшие уставы будущие унтер-офицеры из учебной команды. -83-
После обеда старшие офицеры, а вечером и младшие уезжали в Москву или в гости в соседние эскадроны или в собрание. В расположении эскадрона оставался обязательно один офицер.
Полковые учения кончались в начале июля, после чего полк уходил в село Клементьево (артиллерийские лагери и полигон) на кавалерийские сборы. Там собирались 1-я Кавалерийская дивизия и две отдельных бригады — гусарская, 17-й гусарский .Черниговский и 18-й гусарский Нежинский полки и уланская — 16-й уланский Новоархангельский и 17-й уланский Новомиргородский. К этому времени полевая пешая артиллерия уходила на присоединение к своим частям, а конная, оставаясь на месте, присоединялась для предстоящих учений к своим кавалерийским частям.
Офицеры, в громадном большинстве, особенно молодежь шли на эти сборы охотно. Привлекало уже самое название "кавалерийские сборы". Учение такой массы конницы, дивизионные скачки, пробеги, маневры, походная жизнь, балы во время дневок в захолустных городах, мимолетные встречи, романы. Москва пустела, друзья и знакомые разъехались, кто на Кавказ, кто в Крым, кто в деревни.
Гусары к "сборам" относились по-разному. Одни уже сжились с Троицким или с Щукино, вернее с хозяйками дворов, где они были расквартированы, других ничто не связывало. В деревне у гусар было больше "частной жизни", чем в казарме. Как-то один из командиров эскадронов получил письмо, полное жалоб на гусара, он ее бросил, "прельстился другою — я страдаю, а он роскошно живет". На другого обратился с жалобой "вольный", обвиняя гусара в нанесении побоев. На вопрос командира эскадрона, гусар ответил: "вышло дело из-за бабы, он меня ругает и так и сяк, я молчу, но когда он назвал меня ’’краснож... дьяволом, я не стерпел ..." Третья жаловалась, что ее предмет редко ходит в отпуск — приказали пускать чаще. Подобных любовных историй было много.
Полигон, где производились конные учения всей дивизии, во много квадратных верст поле, был изрыт разрывами снарядов, пересечен канавами, ямами для мишеней и кочками болотистой местности. Поле представляло большую опасность для всадников и лошадиных ног.
Приблизительно до 1910 года учения и маневры производились по старине. За полком следовал "баульчик", экипаж античной постройки, где Львов возил чай, водку, пирожки и бутерброды. В 1910 г. обстановка резко изменилась. Стали предъявляться в обучении, как в казармах, так и в поле, новые требования. Проведение в жизнь этих требований в 1-й Кавалерийской дивизии было в руках людей культурных, образованных и настойчивых. Одними из них были начальник дивизии -84- генерал Гурко, командир 1-го уланского Петербургского полка полковник Абрамов и другие. Они разрабатывали задачи, сами работали и заставляли работать всех, кончая самыми юными корнетами. Особое напряжение началось с применением нового полевого устава, одним из нововведений которого являлись разведывательные эскадроны, ставшие на войне обычным явлением.
Отжил свой век "баульчик", правда, его заменил "60 копеек" — предприимчивый торговец, "шакал", как их называли в кавалерийских училищах, всюду следовавший за полком и как из земли выраставший в самых неожиданных местах. За все он драл 60 копеек, потому его так и прозвали.
Кавалерийские сборы кончались финальной атакой дивизии против дивизии на полигоне. Генерал Плеве всегда приезжал из Москвы и присутствовал при финале и делал разбор маневра. Во время атаки участники не жалели своих животов и лошадиных ног.
Дальше шли маневры с пехотой. Добирались до Ярославля и Калуги. К маневрам относились серьезно. Генерал Плеве и генерал Мрозовский одним своим присутствием держали и старших и младших в большом напряжении. Постепенно с боями отходили к Москве.
Вот и она! Большой хор трубачей встречает полк полковым маршем и утомленные, загорелые веселые офицеры и гусары "под звуки лихих трубачей" шли в Хамовники, где их ждал заслуженный отдых. -85-

 

далее



return_links();?>
 

2004-2022 ©РегиментЪ.RU