УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Алфавит

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Кончевский Боевая песня-памятка 72-го пехотного Тульского полка. 1769-1913.

Варшава: "Варшавская эстетическая типография". 1913

 

 

Дружно, Тульцы, песню грянем

Про дела минувших дней;
И героев здесь вспомянем

В славной песне мы своей.

И героев здесь вспомянем

В славной песне мы своей.

 

Всяк из нас пусть помнит твердо

Старых Тульцев, их дела.

Взглядом смелым он и гордым

Может всем смотреть в глаза.
Взглядом смелым он и гордым

Может всем смотреть в глаза.

 

Тульский полк наш очень старый:

Ему сто и сорок лет.
И в походах он бывалый, и

"До земли ему привет!"
 

Полк имел названий много:

Так, „Московский Легион",

"Старотульским" был немного,

Мушкетерским" звался он.
 

Был и "Егерским он Тульским".

А за Крымскою войной,
Наконец "пехотным Тульским"

— Номер „семьдесят второй".
 

При Великой Екатерине
На татар в Крым полк пошел.
Прозоровский, князь удалый,
Полк с собой туда повел.
 

Был в те годы батальонным

Сам Кутузов — князь — у нас.
Чуть не пал он там сраженный,

Потеряв свой правый глаз.
 

Князем Тульский полк гордился;

В его скромных, ведь, рядах

Служил тот, кто отличился

На весь мир, во всех боях.
 

И Георгия Кутузов
В полку Тульском заслужил.
Как увидим, он французов

Под Смоленском в пух разбил.
 

И за это князь Кутузов

Был "Смоленским" наречен.

За изгнание — французов

И фельдмаршалом стал он...
 

Восемь лет в Крыму возились,

Усмирая там татар.
И впервые отличились

В ратном деле, млад и стар.
 

С той поры в боях и битвах

С честью полк наш воевал.

За Царя и Русь с молитвой

На устах — врагов сражал...
 

Простояв лет десять в Туле,
Полк на Турцию пошел;
Граф Румянцев Задунайский

Нас с собой в поход повел.
 

Полетели мы орлами.
Бравый Тульский был солдат;

С маху мы атаковали,
Взяли приступом "Бырлад".
 

Тут — то турок тысяч восемь

Все рвались Бырлад отнять

Тульский полк поста не бросил;

Туркам же пришлось бежать.
 

Батарею взяли с бою

В битве при Максимени.

Дальше, с песнею лихою,
На Галац Тульцы пошли.
 

Янычары занимали

Главный в Галаце редут.
Дружно их атаковали.
Был успех у нас и тут.
 

Под Бендерами сраженье

Вышло нам ночной порой.

Взяли там, в одно мгновение,

Мы форштадт их крепостной.
 

А затем, из Турции в Польшу

Тульцев двинули войной,
И у Западнаго Буга

Их пустили сразу в бой.
 

Генерал Дерфельден бравый

На поляков нас повел.
И на них, в борьбе кровавой,

Страх и ужас полк навел.
 

У Варшавы штурмовали

Прагу в первых мы рядах.

Отступленье переняли

Мы полякам на мостах.
 

С нами там был сам

Суворов. Войском он руководил.
Лишь узнал то, дрогнул ворог

И Варшаву уступил.
 

Умерла Екатерина.
ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ стал.
И с австрийцем, на французов

Полк в Италию послал.
 

Так уж изстари водилось,
Что на выручку других

Мощный, храбрый русский витязь

Не желает сил своих.
 

Генерал-Фельдмаршал славный,

Наш Суворов удалой,
Сам повел на подвиг бранный

Нас железною рукой.
 

Там, на Требии, сцепились

Мы с французом на штыках.

Трое суток храбро бились

И врага разбили в прах.
 

Помня Русь и нашу славу,
Там под пушек рев и гром,

Поработали наславу,
Мы "суворовским" штыком.
 

Нам в награду за сражение

Даровал Царь "бой-поход“.
А Суворов — в награждение,

Снова двинул нас вперед.
 

Мигом взяли город "Нови"
Мы аттакою "в штыки".
Много пролили здесь крови

Наши храбрые полки.
 

Покорив врага в долине,

Тульцы в Альпы взобрались.
И на снежных там вершинах

Дни лихие начались.
 

Где орлы лишь гнезда вили,
На отвесных тех скалах,
Там французов снова били,
Все сметая в пух и прах.
 

Снег по горло, круты скаты,
Лед и пропасти кругом.
Из — за камней супостаты

Пули сыплют в нас дождем!
 

Но сломить нас, русских, трудно.
Сам Суворов впереди.
Л за ним валят все дружно,
На врагов лишь их веди...
 

Как то раз, между войсками

Стали охать там, да ныть,
Тут себе, "наш князь" штыками

Приказал могилу рыть.
 

Вмиг смутьяны устыдились.
Барабан зарокотал:
Вперед лихо устремились

На врага. И враг бежал.
 

За такого воеводу,
И за Батюшку Царя,
Всяк пойдет в огонь и в воду,

Крови, жизни не щадя...
 

Ряд ущелий с боя взяли;
Штык и пуля в ход пошли.
Чертов мост атаковали

И по бревнам перешли.
 

Целый свет нас прославляет

За Швейцарский переход.
Просто — чудом называют

Тот „Суворовский" поход.
 

Восьмисотым, братцы, годом,
В марте — раннею весной —
Мы покончили с походом

И вернулися домой.
 

Шесть годов прошло не боле,
Снова вышел нам приказ —
В бой идти с французом в поле.

С Бонапартом, на сей раз.
 

Под Пултуском нас водили

Остерман и Бенигсен.
Дважды там в штыки ходили,

Эдак к ночи уж совсем.
 

Генерал Дохтуров с нами

(Сломят Тульцы хоть кого),

Уничтожил раз штыками

Целый корпус Ожеро.
 

Шеф полка, генерал Сомов,

Был отменно награжден:

Третьей степени Георгий

Был за бой ему вручен.
 

He успели мы в Тильзите

Миром кончить, как опять

Нас послали против шведов

И финдляндцев воевать.
 

В восемсот в девятом годе,
В марте месяце, весной

Побывали мы в походе

И на страде боевой.
 

Кваркен, братцы, вы слыхали?
То в Балтийском есть пролив.

Был в ту пору скован льдами,

Не пройти ни впрямь, ни вкривь.
 

Море видно бушевало

Перед тем, как замерзать;
Глыбы льда поразбросало.
Просто моря не узнать!
 

Поглядишь — там льда громады,

Там полынья с тонким льдом.

А там трещины, ухабы

И глубокий снег кругом.
 

И пришлось, меж теми льдами,
Нам дорогу пролагать.
Через трещины, рядами,
Бревна, доски настилать.
 

Генерал Барклай-де-Толли

Через Кваркен нас водил.
И исполнив Царску волю,
Он Царю так доносил:
 

"Только русские способны

На столь трудный переход

Чуду их дела подобны".
Вот каков был тот поход!
 

Путь окончив, сразу смело

Мы вступили в жаркий бой.
Шведский город взяв Умео,
Полк отправился домой.
 

Вскоре диво приключилось.
Редко можно услыхать.
В море Тульцы очутились,
Чтобы в лодках воевать.
 

Мы и тут не дали маху.
Англичанам досталось.
Им штыком задали страху.
Хоть и туго нам пришлось...
 

О двенадцатом то годе,
Чай, уж всяк слыхал из вас?

Он известен и в народе,
Как Россию — русский спас.
 

Александр Благословенный

Государь наш той порой —
И Наполеон надменный

Вдруг вступили в смертный бой.
 

Шестьсот тысяч войска было

У французов. Стали в строй

И в Россию повалили,
Чтобы нас сломить войной.
 

Полководец наш Кутузов

Все сначала отступал.
Он надеялся французов

Враз разбить их наповал.
 

Лишь большое дал сраженье

У села Бородина.
А там снова отступленье,
И Москва была сдана.
 

Тут в Москву вступил враг смело.

Думал, — вот его взяла.
А как вся Москва сгорела,
Пора тяжкая пришла.
 

Бонапарту стало жутко,
Порешил он отступать.
Видит: дело не на шутку,
Надо быстро удирать.
 

Было, братцы, то зимою;
Мороз лютый все трещал.
Он не мало, той войною,
Супостатов доканал.
 

Наш, во многих тут сраженьях,

Полк участье принимал.
И в боях, и при движеньях

Честно службу выполнял.
 

Мы под Полоцком сражались

В августе и в октябре.
Днем и ночью там дрались

С Витгенштейном во главе.
 

В августе тут отличились

(Враг тогда в атаку шел)

Тульца два: Филипп Потапьев

И Егорий Телешов.
 

Был гранатой в бок контужен

Дорожинский капитан.
И врагом затем окружен,
Так, что в плен чуть не попал.
 

Тут Потапьев — барабанщик

Вмиг тревогу затрещал.

Телешов же с храбрецами

К капитану подбежал.
 

И взвалив его на плечи,
Вынес сам из боя вон,
Под свист пуль и вой картечи,
Не дав взять его в полон.
 

И Георгий в награжденье

Был обоим дан тогда,
"За начальника спасенье",

Помни, Тулец, то всегда!..
 

В октябре же вот что было:
Полк в атаку ночью шел

С Генералом (князь) Яшвилем.
Он колонну третью вел.
 

Протекала тут Полота

И на ней единый мост.
Дальше речка и болото:

Переход не так уж прост.
 

Бусурмане то смекнули:
Вал за мостом возвели,
И за ним ряды сомкнули,
Самый мост же — подожгли.
 

Иван Стрельников — саженный

Собой Тулец был — герой,
Лишь увидел мост зажженный,

Первым бросился стрелой.
 

А за ним все повалили.
"Ура“ грянуло, как гром.
Мигом мост тут погасили

И ворвались за врагом.
 

Был представлен в офицеры

Стрельников, за подвиг свой,

Чтоб служить живым примером,

Как увлечь всех за собой.
 

В Чашниках, как я припомню,
Полк на фланге лес забрал

И за речку — за Лукомлю

На штыках врага прогнал.
 

Храбрым натиском, отвагой

Полк знамена отличил —
И немалую награду

За отличье получил.
 

Шеф полка Паттон полковник

Генерала получил.
И двенадцать офицеров,
Тоже — следующий чин.
 

Из солдат — двадцать четыре

Получили белый крест.
И клялися за Отчизну

В жертву жизнь свою принесть.
 

При Смолянцах полк наш дрался

И деревню защищал.
Враг шесть раз в штыки кидался,

Но полк лихо отражал...
 

Ныне в Полоцке, увидишь,

Памятник стоит большой;

Подойди к нему поближе,
Стань пред бронзовой доской;
 

Там прочтешь, как Тульцы дрались,

(С той поры прошло сто лет),
В каких битвах отличались

И гремели на весь свет.
 

И другие доски взглядом

Пробеги, про те полки,
Что дралися с Тульцем рядом,

Славя Русь, — ее штыки...
 

Дальше все французов гнали

В зимний холод. В ноябре,
В плен не мало их забрали

На реке Березине.
 

Тут Баварцев окружили

Тесно мы со всех сторон.

Благодарность заслужили,
Как забрали их в полон.
 

Так прогнали мы французов,
И за ними вслед пошли.
Нас в Европу вел Кутузов;
А в Париж — с Царем пришли.
 

Полк во многих битвах славных

За три года побывал.
За границей, в чуждых странах,

Много видов он видал.
 

Перечислить, братцы, трудно,
Те сражения и бои,
Где мы дрались храбро, дружно,
Множа подвиги свои.
 

Так под Лейпцигом, на славу,

Полк участье принимал.
Здесь Клаускую заставу

Он с успехом штурмовал.
 

С Генералом Бенкендорфом

Полк в Голландию поплыл;
И голландскую столицу —
Амстердам освободил.
 

Принц Оранский нам в награду

С серебра трубы две дал.
И на них, отличье наше,
По французски написал.
 

Под Парижем „Лавалетту"
Полк — деревню — штурмовал.
И, о счастье! Битву эту

Лично Царь Сам наблюдал.
 

Государь, в награду вечну,

Дал за наши там труды,
И за бой при Городечно —

Две Георгиевских трубы.
 

Лет шестнадцать отдыхали,
Да учились воевать.
А затем опять послали

Полк — поляков усмирять
 

Пришел год пятьдесят третий,

Мы вступили на Кавказ,
Где в Кюрюк-Дара селеньи

Был жестокий бой у нас.
 

Полк на фланге тут сражался

Против горы Кала-Ял;
На штыках геройски дрался

И победу одержал.
 

С Генералом Муравьевым

Мы забрали крепость Карс,
А затем, с полком Белевским,

Стали в стане "Владикарс".
 

Знак отличия на шапках

Нам награда тут была,
За лихое взятье Карса

И за бой — Кюрюк-Дара.
 

Настал год семидесятый,

Был великий праздник нам:

Сто годов полку минуло

Службы Родине, Царям.
 

С Александровскою лентой

Знамя новое дано.
И под сенью сей святыни,
Вновь служить нам суждено.
 

Заслужить и честь и славу

Как в былые времена.

Покорять нашей Державе

Вражеские племена.
 

Уж пришлось войной нам, братцы,
С новым знаменем ходить,
Чтоб славян, от зверств турецких,

Навсегда освободить.
 

Не забудемте-ж, ребята,
Мы дела отцов родных.

Сохраним их в сердце свято.
И поучимся у них.
 

А когда же нам прикажут

В бой с врагом идти, друзья.
Так и мы себя покажем,
Неприятеля разя.
 

Помни Тулец, как святыню,
Ты завет, нам данный встарь:
В небе — Бог, нам мать — Россия,

А над нею — Белый Царь.
 

Будь же честным христианином;

Кто не враг тебе, тот брат.
Будь честнейшим гражданином

И храбрейшим из солдат!
 

Свое знамя полковое

Пуще глаза ты храни.
Честь полка и честь мундира,

Спаси Бог не осрами!
 

Коль захочешь — скалы дрогнут.

Закричишь, — чтоб грянул гром.

Коли стал — никто не сломит.

Поднажал — все смел кругом!...
 

Тульцы!! а теперь вплотную!
За Великого Царя

И за Родину Святую

Грянем дружное „ура“ !!!...
 

Свое знамя полковое,
Пуще глаза ты храни.
Честь полка и честь мундира,

Спаси Бог, не осрами!
 

Коль захочешь — скалы дрогнут.
Закричишь, — чтоб грянул [гром.
Коли стал —никто не сломит.
Поднажал — все смел кругом.
 

Тульцы!! а теперь вплотную!

За Великого Царя

И за Родину Святую

Грянем дружное „ура"!!!...



return_links();?>
 

2004-2022 ©РегиментЪ.RU