УправлениеСоединенияГвардияПехотаКавалерияАртиллерияИнженерыВУЗыПрочие части


 

 

Главная

Библиотека

Музыка

Биографии

ОКПС

МВД и ОКЖ

Разведка

Карты

Документы

Алфавит

Контакты

Ссылки


Яндекс цитирования


Рейтинг@Mail.ru


лучший хостинг от HostExpress – лучший хостинг за 1$, хостинг сайта


Яндекс.Метрика




Глава II. Организационно-правовые основы строительства вооруженных сил Российской империи в период буржуазных реформ
§1. Военное законодательство об организационном строении вооруженных сил

 

Под термином «организация войск» в правоведении XIX в. понимались законодательные правила. Ими определялись: «а) система разделения войск на различные категории по роду службы, по роду оружия и по назначению; б) система разделения войск на мелкие и крупные части; в) численность отдельных частей и целой армии как в мирное, так и военное время и г) порядок переведения армии из мирного положения на военное»[1]. В соответствии с этим определением и будет рассмотрена организация военно-сухопутных сил России как в дореформенный период, так и во второй половине XIX в.

Русский генерал от инфантерии Александр Федорович Редигер организационное строение армии неразрывно связывал с состоянием военного искусства.[2] Согласно этому военно-сухопутные силы разделялись на регулярные и иррегулярные войска, «из которых первые…составляли главнейшую массу, вторые же хотя и уступали первым по своему строевому устройству, но для некоторых родов военной службы являлись более полезными, чем регулярные»[3].

В связи со своим назначением «…регулярные войска были подразделены на два разряда: на войска полевые, или действующие, и на войска местные»[4]. Полевые войска «…предназначались преимущественно для боевых действий против неприятеля…» и «…должны были быть в постоянной готовности принять на себя первоначальные удары противника при объявлении войны»[5].

Местные войска имели разное предназначение. Но важнейшей особенностью являлось постоянное их пребывание в одних и тех же местностях как в мирное, так и в военное время. В связи с разным назначением такие войска носили и разное наименование, а именно: «…а) боевые, по устройству своему неподвижные (сюда относились крепостные войска, а также линейные батальоны); б) войска для внутренней службы; в) резервные, предназначенные для обучения рекрутов в мирное время; г) учебные и д) части вспомогательного назначения»[6]. Несмотря на наличие в местных войсках боевых подразделений, первостепенной задачей их было «…удовлетворение требованиям чисто административным…», то есть осуществление «…снабжения, как всей армии, так и составных ее частей, запасами и средствами, им необходимыми…»[7].

Профессор военной администрации И.М. Зайцов полевые и местные регулярные войска подразделял по роду оружия на пехоту, кавалерию, артиллерию и инженерные войска[8]. По правам и преимуществам войска делились на «…гвардейские, армейские или полевые и гарнизонные»[9], а в порядке управления - на армии, корпуса, дивизии, бригады, полки, батальоны, роты, дивизионы, эскадроны, батареи и т.д.[10]

Таким образом, организация русской армии являлась чрезвычайно сложной. И, как отмечает в своем труде «Комплектование и устройство вооруженной силы» генерал от инфантерии А.Ф. Редигер, сложность этой организации объяснялась многими причинами: обширностью территории и тем разнообразием, которое представляли собой вероятные театры военных действий (в Европе, за Кавказом, в Средней Азии, на Дальнем Востоке); различием в отбывании воинской повинности населением, порядком комплектования и формирования войсковых частей (войска регулярные и казачьи, милиция); силой кадров, которые содержались в мирное время для различных частей. Вследствие дальности расстояний многие части не могли бы своевременно получить укомплектования, поэтому их приходилось содержать в усиленном или даже в военном составе[11].

Наряду с перечисленными факторами на организационное устройство армии в первой половине XIX в. особое влияние оказывали феодально-крепостнические отношения. Казалось бы, по своей организации и управлению русская армия перед Крымской войной ничем не отличалась от европейских армий и вполне отвечала уровню требований эпохи массовых национальных армий. Но это была только внешняя сторона дела. В действительности за вполне современными формами скрывалась система организации и управления, свойственная феодальной армии, с присущей ей громоздкостью, неповоротливостью, казнокрадством и злоупотреблениями чиновников. Необходимость организационного переустройства диктовалась также существенными изменениями в мировом военном искусстве[12].

Реальное состояние организационного устройства российской армии в первой половине XIX в. было отражено в таких правовых актах военного законодательства, как:

-         Указы императора: 1) О введение новой единой организации для полков (1803 г.); 2) О формировании высших войсковых соединений – дивизий, корпусов (1806, 1810 гг.).

-         Строевой устав (1797 г.).

-         Уставы: 1) пехотный (1816 г.); 2) кавалерийский и артиллерийский (1816 г.).

-         Устав управления армиями и корпусами в мирное и военное время (1846 г.).

-         Положения: 1) Об инженерной экспедиции; 2) Об управлении большой действующей армией (1812 г.); 3) Об управлении артиллерией (1817, 1824 гг.); 4) О преобразовании армейской пехоты, кавалерии и артиллерии (1833 г.); 5) О полевом управлении войск (1846 г.); 6) О Войске Донском (1835 г.); 7) О штатах корпуса жандармов (1836 г.).

-         Свод военных постановлений (1838, 1859 гг.).

-         Приказы военного министра.

В соответствии с данными нормативно-правовыми актами и с учетом внешней и внутренней политической обстановки в первой половине XIX в. совершенствовалась организационно-штатная структура вооруженных сил Российской империи. В рамках этого периода можно выделить два основных этапа реорганизации организационного устройства войск: первый этап – 1806–1812 гг.; второй этап – 1831–1833 гг.

Русская армия в начале XIX в. в соответствии с требованиями военного искусства состояла из частей пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск, которые сводились в организационные единицы высшего порядка[13]. Самым молодым родом оружия считались инженерные войска, с 1802 г. они были отделены от артиллерии в соответствии с указом государственной Военной коллегии, в котором было объявлено положение об инженерной экспедиции[14]. Пехота считалась преобладающим родом оружия. В 1805 г. в полевых войсках приходилось по 1 кавалеристу на 4 пехотинца. Артиллерия являлась самым дорогим родом оружия; по отношению к другим войскам она постепенно прибавлялась.

Полевая армия распределялась по 14 инспекциям (военно-территориальным округом), в состав которых входили войска всех категорий и всех родов. Каждая инспекция подчинялась трем начальникам – генерал-инспекторам пехоты, кавалерии и артиллерии, обязанности и права которых строго регламентировались Уставом 1796 г.[15] В их ведение входило лишь наблюдение за правильностью осуществления строевой и боевой подготовки войск и реальностью их положения[16], но они «…при этом прав и власти не имели никаких»[17].

Высшим тактическим соединением в армии являлся полк. Полковая организация русской армии определялась принятым 16 мая 1803 г. Указом Военной коллегии о формировании полков на основании доклада Воинской комиссии. Создание комиссии 24 июня 1801 г. под председательством великого князя Константина Павловича было продиктовано необходимостью «…увеличения численности и улучшения организации войск»[18].

«В первые годы царствования Александра I в деле организации крупных войсковых соединений царила импровизация»[19]. Во время боевых действий полки соединялись в корпуса, они могли быть различной величины – от 10 до 50 тыс. Состав корпуса был неравномерным, между различными родами оружия органической связи не было. Корпус состоял из колонн, которые подразделялись или прямо на войсковые части, или сначала на дивизии, а затем на части. Дивизии в колоннах состояли из 4–5 пехотных и кавалерийских полков. Таким образом, высшие тактические соединения до 1805 г. не являлись войсковыми организмами. Несовершенство в организации русской армии и привело к ее поражению под Аустерлицем (1805 г.).

Более совершенную военную организацию Россия имела в войне с Францией (1806–1807гг.) и с Турцией (1806–1812 гг.). Так, в 1806 г. вводится дивизионная организация войск. Высочайшим повелением 6 февраля 1806 г. в 10 инспекциях было сформировано 13 дивизий, чуть позже в соответствии с именным указом, данным Военной коллегии, создается 14–я дивизия[20], а к концу 1807 г. было образовано 22 дивизии[21]. Последние инспекции преобразуются в дивизии в 1808 г.[22] В состав дивизии кроме 6 - 7 пехотных полков входили 3 кавалерийских полка и 2 казачьих, 1 артиллерийская бригада из 6 рот – 5 артиллерийских и одной пехотной[23]. Крупным недостатком организации дивизий явилось то, что они не делились на соединения, крупнее полков, и это затрудняло управление ими. Поэтому в 1806 г. в целях удобоуправления дивизией были введены бригады как постоянные строевые единицы между дивизией и полком. Как в пехоте, так и в кавалерии бригады состояли из двух полков, а дивизии - из трех бригад. В пехоте в составе дивизии была также артиллерия. В этом же году Александр I в 1806 г. утвердил «Положение о составе артиллерийских бригад», на основании которого были сформированы 17 артиллерийских бригад[24].

В 1806 г. осуществлен еще один шаг по совершенствованию организационно-штатной структуры войск – созданы корпуса. Так, 4 июня в указе на имя главнокомандующего генерала от кавалерии Михельсона в целях облегчения командования армией было приказано свести дивизии в корпуса как временные высшие соединения на период войны[25].

Под влиянием войн в 1807 г. осуществлялся переход от смешанных формирований к однородным высшим соединениям, утверждалась армейская организация. В 1810 г. на основании Указа «О сформировании из нескольких дивизий корпусов» было образовано 6 пехотных корпусов[26]. Одновременно с введением корпусной организации, кавалерия была выведена из состава дивизий и сведена в самостоятельные кавалерийские дивизии: две кирасирские и две легко-кавалерийские[27]. Все войска были сведены в 2 армии и 5 отдельных корпусов, не считая отдельной Польской армии и нескольких казачьих войск[28]. Такая организация сухопутных сил Российской империи просуществовала до окончания Отечественной войны, то есть до 1814 г.

Таким образом, под влиянием войн русская армия перестраивалась и находила все более совершенные формы, обеспечивавшие ей твердую организацию и удобоуправляемость во время боевых действий. Итогом военных преобразований 1806–1812 гг. явилось принятие Положения «Об управлении большой действующей армией», которое стало основой для всех последующих положений о полевом управлении войск[29].

Именно на указанном этапе наряду с формированием действующих частей создавались запасные войска. По инициативе военного министра графа А.А. Аракчеева в 1808 г. формируются запасные рекрутские депо, где призванные рекруты в течение 9 месяцев проходили предварительную подготовку к военной службе, и только после такого обучения их направляли в воинские части[30]. Эта особая категория запасных войск, которая наряду с гарнизонными полевыми и внутренними батальонами являлась основным источником пополнения полевых войск, в 1811 г. была переведена в положение резервных войск. В этом же году (16 марта) все депо разделили по дивизиям[31]. Всего насчитывалось 30 депо, которые стали носить название депо 1-й линии. Чуть позже, 10 октября 1811 г. при гарнизонных внутренних батальонах было образовано новых 10 депо 2-й линии[32]. К концу года все рекрутские дивизии были сведены в 1–й и 2–й резервные корпуса[33]. В 1812 г. все рекрутские депо вошли в состав действующей армии. После окончания войны от формирования рекрутских депо отказались.

К местным и вспомогательным войскам в первой четверти XIX в. наряду с рекрутскими депо относились артиллерийские осадные парки, предназначавшиеся для хранения и снабжения армии боеприпасами, гарнизонная артиллерия, инженерный и полевой парки, учебные и образцовые войска, а также корпус внутренней стражи и корпус жандармов.

Именно на первую четверть века приходится начало формирования учебных и образцовых войск. В 1811 г. были образованы две гвардейские учебные роты пешей и конной артиллерии, а в 1816 г. формируется гвардейский учебный батальон[34]. Полное развитие этого вида войск приходится на вторую четверть XIX в. Уже в 1826 г. в его составе формируется 2-й учебный карабинерный полк и принимается новое положение по 1-му учебному карабинерному полку, а в 1834 г. утверждается положение по 3-му полку[35]. К этому же времени относится развитие образцового войска. Только за два года 1829-1830 гг. в составе этого вида войска было сформировано четыре образцовых воинских подразделения – кавалерийский полк, артиллерийская рота, конно-артиллерийская батарея и пехотный полк[36]. Эти войска учреждались с той целью, чтобы привести в единообразие и совершенство как строевую службу, так и одежду, амуницию во всех родах войск. Учебные войска учреждались для подготовки хороших специалистов военного дела из нижних чинов[37].

На базе гарнизонных батальонов в 1811 г. создавались внутренние губернские батальоны, из которых формировалась внутренняя стража. С образованием ее местные войска были изъяты из подчинения гражданскому начальству. К концу царствования Александра I такие войска имелись во всех городах России. В соответствии с Положением для внутренней стражи (1811 г.) в ее составе числились губернские батальоны и команды служащих инвалидов, в их задачи входило несение караульной и конвойной службы[38]. В 1816 г. войска внутренней стражи были сведены в корпус внутренней стражи и в соответствии с Положением 1818 г. были расположены по 12 округам, а в 1829 г. утверждается новое расписание Отдельного корпуса внутренней стражи и происходит разделение его на 9 округов[39]. В 1833 г. образовывается новый 10-й округ в Царстве Польском[40].

1815 г. явился началом образования особого корпуса жандармов. В этом году Борисоглебский драгунский полк преобразуется в жандармский полк, формируется гвардейский жандармский полуэскадрон, получивший с января 1816 г. преимущества старой гвардии, а 24 июня высочайшим указом утверждается для него штат[41].

В 1835 г. жандармские полки, гвардейский жандармский полуэскадрон и отдельные дивизионы сводят в отдельный корпус жандармов. Все воинские части жандармского корпуса были расписаны по 8 жандармским округам с подчинением шефу жандармов[42]. Положение о корпусе появилось в 1836 г. и определило его штат[43]. Таким образом, мероприятия относительно гарнизонных войск в царствование Александра I прежде всего заключались в том, что было расширено значение этих войск. «На гарнизонные войска, кроме собственно гарнизонной службы, стала возлагаться еще служба запасных войск»[44].

К числу регулярных войск в царствование Александра I причислялись еще национальные войска. При Александре I к ним относились: три конных полка (Татарский, Литовский и Польский) и два батальона (Греческий и Одесский). Наряду с усилением регулярных войск особое внимание в первой четверти XIX в. было уделено развитию казачьих войск, которые не только усиливали регулярную конницу, но и заменяли ее, выполняя все задачи, возлагавшиеся на нее[45].

В период с 1815 по 1825 год в организационном устройстве русской армии был осуществлен ряд значимых мероприятий. Среди них можно выделить переход пехоты к четверичной организации корпусов. Корпус стал состоять из 4 дивизий, объединявших в себе 2 бригады, в каждой бригаде – по 4 полка, в полку - 4 батальона.

К негативному моменту в совершенствовании организации войск рассматриваемого периода можно отнести изъятие из подчинения дивизионных командиров артиллерийских бригад, что привело к нарушению органической связи между родами оружия, а «…пехотные и кавалерийские начальники потеряли возможность в мирное время подготавливаться к наивыгоднейшему употреблению артиллерии в военное время»[46]. Это изъятие было осуществлено на основании Положения «Об управлении артиллерией», изданного 11 февраля 1824 г.[47]

Войны России с Ираном (18261827 гг.), Турцией (18281829 гг.) и польская кампания (18301831 гг.) выявили недостатки как в боевой подготовке войск, так и в их организационном строении, что стало основанием для реформирования военно-сухопутных сил (18311833 гг.).

Началу военных преобразований послужила записка графа А.И. Чернышева, представленная Николаю I в 1831 г. под названием «Краткое обозрение порядка военного управления и способа преобразования оного»[48]. В соответствии с запиской 1 мая 1832 г. императором был издан Указ, определявший порядок проведения реформы[49]. К мероприятиям по преобразованию организационного устройства войск в ходе реформирования военно-сухопутных сил можно отнести следующие:

1. Введение в 1831 г. новых штатов войск[50]. В течение двадцатипятилетия, с 1826 по 1850 год, было издано 250 новых штатов, дополнены и изменены прежние штаты[51].

2. Принятие Рекрутского устава (1831 г.)[52].

3. Утверждение Положений (1833 г.): а) о преобразовании армейской пехоты (28 января); б) о переформировании армейской кавалерии (21 марта); о реорганизации гвардейской и полевой артиллерии (28 декабря)[53]. Эти правовые акты определили организацию войск до начала Крымской войны. Последствием общего переформирования войск в соответствии с принятыми положениями явилось увеличение численности армии с уменьшением числа войсковых частей. В 18331835 гг. было сокращено количество полков: в пехоте – на 79, в кавалерии – на 12, в артиллерии – на 5 пеших и 9 конных[54].

4. Принятие Положения об устройстве запасных войск и порядке увольнения в бессрочный отпуск в 1834 г.[55] Данное Положение послужило основанием к формированию резервной системы. Предполагалось из бессрочно отпускных на военное время формировать запасные батальоны по одному на полк. В процессе расформирования некоторых пехотных полков оставшимся полкам был определен состав из 2 - 4 действующих батальонов с 1 – 2мя резервными. Некоторая часть пехотных полков была сведена в 6 резервных пехотных дивизий. Резервные кавалерийские полки составили 7 легких кавалерийских дивизий[56].

5. Реорганизацию военных поселений (1831 г.), переименованных в округа пахотных солдат[57]. Это был первый шаг на пути к упразднению военных поселений. Причиной их преобразования послужили волнения и беспорядки среди военных поселян в связи с «…несоответствием условий быта поселений внутреннему укладу русского человека»[58]. Вопрос о необходимости реорганизации военных поселений возник после польской кампании (18301831 гг.). Участвовавшие в ней гренадерские полки, расквартированные в поселениях, показали себя неподготовленными к ведению боевых действий.

О том, что военные поселения не соответствуют жизненному укладу русского человека, сообщалось в просьбах старших военачальников Барклая де Толли, Дибича, Аракчеева к инициатору создания поселений Александру I[59]. Но император был непреклонен, и в 1810 г. в Климовицком уезде Могилевской губернии поселяют Елецкий мушкетерский полк[60]. К концу царствования Александра I было поселено 12 гренадерских, 6 пехотных и 16 кавалерийских полков, а также 2 артиллерийские бригады и 2 роты служителей Охтинского порохового завода.

Итогом преобразования военных поселений в царствование Николая I стало разделение поселений на действующую и поселенную части[61]. К действующей части относились воинские подразделения, которые комплектовались на основе рекрутской повинности. К поселенной части принадлежало все население, проживавшее на территории округов. Предпринятые меры правительства по упорядочению жизни пахотных солдат не решили до конца всех проблем поселян. Лучшим условием для облегчения их положения было упразднение округов пахотных солдат (1857 г.)[62].

6. Реорганизацию казачьих войск, результатом которой явилось создание организованной вооруженной силы. Именно в период царствования Николая I было обращено особое внимание на положение казачьих войск, которые из вспомогательной конницы превратились в регулярную. В 1829 г. наряду с существовавшими в Российской империи десятью казачьими войсками были образованы два новых – Дунайское войско и Азовское. В 1842 г. из состава казачьих войск вышло Ставропольское-Калмыцкое войско, оно было упразднено. В 1835 г. издается первый правовой акт, который регулировал устройство казачьего войска, – это Положение «Войска Донского»[63]. Закон послужил образцом при издании положений для остальных казачьих войск. В 1838 г. было принято Положение «О составе построения казачьих полков», что способствовало приданию казачьим войскам единой и стройной организации[64]. Об особом внимании к этим войскам со стороны правительства свидетельствует тот факт, что за 25 лет царствования Николая I было издано 1 300 постановлений, касавшихся иррегулярных войск[65].

7. Принятие 5 декабря 1846 г. Устава «Управление армиями и корпусами в мирное и военное время»[66]. Этот правовой акт разрабатывался в течение 14 лет. Началом его составления стало образование особого комитета 4 сентября 1832 г. Существенным нововведением было подчинение штабов и администрации строевым начальникам. «Была прекращена прежняя подчиненность низших штабов высшим, и круг действий каждого штаба ограничен точным и беспрекословным исполнением приказаний того лица, при котором он состоял»[67]. Но в то же время была сохранена обособленность всех хозяйственных органов от строевого управления. По-прежнему сохранялась двойственная подчиненность артиллерии и инженеров войсковому и специальному начальству. Недостатком Устава было то, что он ставил органы строевого управления в подчинение органам полевого управления. С другой стороны, на высшие органы строевого управления Устав возлагал обязанности и по местному военному управлению. В некоторых местностях обязанности по строевому управлению были возложены на органы местного управления, в таких случаях их начальникам присваивалось звание - командующий войсками.

Таким образом, Военное министерство в первой половине XIX в. постоянно совершенствовало организационную структуру армии с учетом боевого опыта, уровня развития военного искусства и финансовых возможностей страны. Наряду с совершенствованием организационного устройства войск изменялась и их численность. Если в начале царствования Александра I численность армии равнялась 457 000, то в 1825 г. она достигла 910 000, а к 1850 г. увеличилась до 1 118 353 человек[68].

Накануне Крымской войны военно-сухопутные силы России состояли из войск регулярных и иррегулярных, по роду оружия - из пехоты, кавалерии, артиллерии и инженерных войск. В порядке управления войска делились на армии, корпуса, дивизии, бригады, полки, батальоны, роты, дивизионы, эскадроны, батареи и т.д.[69]

Действующая пехота подразделялась на тяжелую и легкую. К тяжелой относились гвардейские, гренадерские и пехотные полки, к легкой - стрелковые батальоны. Стрелковые батальоны отличались от всех остальных войск пехоты тем, что были вооружены штуцерами и предназначались для действий в рассыпном строю[70].

В соответствии с положением об армейской пехоте вся она сводилась в корпуса. Каждый корпус имел в своем составе три пехотные дивизии, по одной кавалерийской и артиллерийской дивизии и саперной части. Гвардейские дивизии состояли из четырех полков, гренадерские – из трех гренадерских полков и одного карабинерного. К 1853 г. в пехоте насчитывалось 110 полков. Армейская дивизия включала два пехотных и два егерских полка. Дивизия имела две бригады двухполкового состава. Бригады состояли из полков, а полк из батальонов, делившихся на роты[71]. В каждой роте было 230 рядовых, 24 унтер-офицера и 4 офицера. Рота имела в своем составе два взвода, которые, в свою очередь, делились на два полувзвода и несколько отделений.

Кавалерия подразделялась на тяжелую (кирасиры) и легкую (драгуны, уланы и гусары). Кирасиры предназначались главным образом для сильных ударов в сомкнутом строю, гусары и уланы - преимущественно для действий, требующих быстрых передвижений на дальние расстояния, для разведки и преследования, драгуны использовались для атак в сомкнутом строю и действий в пешем строю, чтобы в случае надобности заменить пехоту[72].

Кавалерийские полки, состоявшие из эскадронов, соединялись по два в бригады, а по четыре - в дивизии. Таких дивизий насчитывалось 15, из них 5 тяжелых и 10 легких. Каждые 2 эскадрона в строевом отношении составляли дивизион[73].

Артиллерийские войска состояли из полевой и осадной артиллерии, полевая артиллерия, в свою очередь, - из пешей и конной, которые подразделялись на батареи, а батареи сводились в бригады, бригады объединялись в дивизии. Пешая артиллерия по своему составу также разделялась на батарейную, легкую и горную[74].

В батальонах был 8-орудийный состав. На каждый пехотный полк приходилось по одной батарее. Пешие батареи сводились в бригады, которые имели достаточно разнообразный состав. Так, в гвардейских бригадах было по две тяжелые батареи и по одной легкой, в гренадерских – две тяжелые батареи и две легкие. Горные артиллерийские батареи входили в состав Кавказской артиллерийской дивизии, включавшей 4 бригады. Три артиллерийские бригады, как пешие, так и конные, составляли дивизию[75].

Осадная артиллерия имела два осадных парка, Кавказское осадное отделение и два запасных - отдельно при Санкт-Петербургском и Киевском арсеналах.

Инженерные войска формировались из батальонов четырехротного состава. Первые две роты являлись саперными, а две другие - минерными. Наряду с батальонами в состав инженерных войск входили понтонные парки, резервные, учебный и конно-пионерные эскадроны. Задачами инженерных войск являлись ведение саперных и минных работ, наводка мостов[76].

Местные войска включали следующие формирования:

1. Местные осадные и подвижные запасные артиллерийские парки. В задачу парков входило снабжение армии оружием и боеприпасами[77]. Местные артиллерийские парки делились на перволинейные и второлинейные. Первые располагались в Царстве Польском и Хотине, а вторые - в Петербурге, Динабурге, Гельсингфорсе, Калуге, Киеве, Херсоне, Севастополе, Тирасполе и Измаиле. Они обслуживали различное число дивизий пехоты, кавалерии и артиллерии. Осадных парков было два. Подвижные запасные парки в мирное время были сведены в парковые роты.

2. Полевые и осадные инженерные парки. Они содержали материальную часть инженерных войск[78]. Всего инженерных парков было три: два осадных – Рижский и Бендерский и один полевой - в Закрочине.

3. Гарнизонную артиллерию. Она состояла из гарнизонных и лабораторных артиллерийских рот и предназначалась для действий при крепостной артиллерии. Крепостные роты обслуживали крепостную артиллерию, осуществляли караульную службу при учреждениях артиллерийского ведомства и проводили работы в различных технических ведомствах. Все артиллерийские гарнизоны были разделены на 8 округов, в каждом из них, в зависимости от количества рот, крепостные гарнизоны составляли одну или две бригады.

4. Отдельный корпус внутренней стражи. Корпус состоял из десяти округов, каждый из которых включал губернии или внутренние гарнизонные батальоны, гарнизонные полубатальоны и уездные инвалидные и этапные команды. На войска корпуса возлагалась задача нести внутреннюю службу в губернских и уездных городах. Все части в районе каждого округа подчинялись окружным начальникам. На командиров гарнизонных батальонов возлагалась обязанность обеспечивать прием и конвоирование рекрутов, осуществлять учет и призыв на службу бессрочноотпускных. В обязанность этапных команд входило конвоирование преступников и арестантов[79].

5. Вспомогательные войска состояли из корпуса жандармов, учебных и образцовых воинских частей, военно-рабочих батальонов и рот, эскадронов и батарей военных кантонистов и подвижных инвалидных рот[80]. В состав вспомогательных войск были включены и военные поселения. Жандармский корпус насчитывал восемь округов. Шесть из них были в России, а два других - в Царстве Польском и на Кавказе. В состав округа входили местные жандармские штаб-офицеры и жандармские команды[81]. Учебные воинские части осуществляли специальное строевое и техническое обучение офицеров и унтер-офицеров.

6. При каждом роде войск имелись резервные войска, которые предназначались для пополнения кадрами регулярных войск. Запасные войска предполагалось формировать в случае надобности для пехоты и артиллерии. По мнению генерал-лейтенанта М.И. Богдановича, «…разницы между запасными и резервными частями не было»[82].

Иррегулярные войска состояли из казачьих войск и так называемых инородческих частей. К началу Крымской войны в ведении военного министра находились казачьи войска: Донское, Черноморское, Кавказское линейное, Уральское, Астраханское, Дунайское, Оренбургское, Азовское, Сибирское линейное, Забайкальское и Башкирско-Мещерякское[83].

В инородческие части входили: Закавказский конно-мусульманский полк, Дагестанский конно-иррегулярный полк, Кавказский конно-горский дивизион, лб. гв. Крымско-татарский эскадрон, Анапский горский полуэскадрон, Балаклавский греческий батальон, Грузинская пешая дружина, команда лезгин и мусульман и лб. гв. Кавказский горский полуэскадрон[84].

В состав вооруженных сил было включено также государственное ополчение, которое созывалось в случае войны. В середине века ему придавалось значение вспомогательной части военно-сухопутных сил. В дореформенный период ополчение созывалось трижды. Первый раз - в 1806 г., в связи с успехами французских войск в войнах 1805-1806 гг. руководством Российского государства было принято решение учредить временное земское ополчение. В большинстве губерний были сформированы земские ополчения на основании Манифеста 30 ноября 1806 г.[85] Ополчения нескольких губерний соединялись в один корпус. В организационно-структурном отношении ополчение разделялось на тысячи (полки), пятисотни (батальоны), сотни (роты) и полусотни (взводы)[86]. После удачных для России сражений при Пунтуске и Прейсиш-Эйлау 2/3 всего ополчения было распущено, а 1/3 пополнила убыль в действующих частях[87].

Второй раз к созыву ополчения правительство прибегло в Отечественной войне 1812 г. Был издан Манифест «О сборе внутри государства земского ополчения». В соответствии с Манифестом требовалось «…во всех губерниях дворянству сводить поставляемых ими для защиты Отечества людей, избирая из среды самих себя начальника над ними и давая о числе их знать в Москву, где избран будет главный над ними предводитель»[88]. В 1831 г. после усмирения польского восстания был снят вопрос о формировании ополчения. О намерении правительства созвать его свидетельствует проект указа о созыве временного регулярного вооружения[89].

В 1855 г. руководство страны в третий раз обратилось к услугам ополчения. В этот раз в ополчение призывались не только помещичьи, но и государственные крестьяне. По мере готовности их направляли на пополнение Действующей армии[90]. В 1856 г. после окончания войны ополчение было распущено[91].

Численный состав русской армии накануне войны превосходил армии крупнейших европейских государств, вместе взятых, в рядах которых насчитывалось около 1 300 000 человек[92].

Имея многочисленную армию, Николай I полагал, что с ней Россия всегда будет занимать главенствующее место в мире, что на армию можно положиться как на нерушимую силу в любой войне, даже самой тяжелой для России. Однако Крымская война показала, что русская армия на деле была совсем не такой, как о ней думали, писали и говорили. Одним из серьезных недостатков в организации и управлении армией была бессистемность. Перед Крымской войной высшим соединением войск являлись корпуса, состав которых варьировался. Большая часть их состояла из 3 пехотных, 1 кавалерийской и 1 артиллерийской дивизий, одного стрелкового и одного саперного батальонов[93].

Кроме корпусов к высшему соединению относилась армия. Накануне Крымской войны Россия имела одну Действующую армию. В ее состав входили 4 корпуса, она занимала территорию Царства Польского и западных губерний до Днепра и Западной Двины. Главнокомандующий Действующей армией подчинялся непосредственно императору. «Имевшиеся в ее составе два гвардейских корпуса и один гренадерский подчинялись главнокомандующему гвардейскими и гренадерскими корпусами, во главе которых обычно стоял один из членов императорской фамилии»[94].

Особые Кавказский, Сибирский и Оренбургский корпуса являлись не только войсковой, но и военно-административной единицей. Командующие этими корпусами подчинялись царю. Из шести армейских корпусов, не входивших в состав Действующей армии, «военному министру подчинялись только два»[95].

Из изложенного материала можно сделать вывод, что накануне Крымской войны вместо единой стройной системы организации и управления войсками имелось несколько высших военных соединений, никаким образом не связанных друг с другом.

В начале царствования императора Александра II после окончания Крымской войны (18531856 гг.) штатный состав военно-сухопутных сил подвергся сокращениям, которые производились в период 18561862 гг.[96] Были упразднены управления пехотными и кавалерийскими бригадами. Пехотные полки преобразованы в 3-батальонный состав, а гвардейские и гренадерские в 2батальонный[97]. Резервные кавалерийские корпуса и дивизии упразднены, расформированы кирасирские полки, а все кавалерийские полки стали иметь в 4эскадронный состав[98]. В первую очередь резкому сокращению были подвергнуты местные войска, а среди них - войска внутренней стражи[99].

Более последовательно и продуманно преобразование организационного строения русской армии осуществлялось, когда на пост военного министра был назначен генерал-адъютант Д.А. Милютин. По его мнению, основной задачей в ходе реформирования вооруженных сил было создание более рациональной системы военной организации, не «…обременяющей государство большой массой содержимой в мирное время вооруженной силы и не представляющей соразмерной силы с наступлением войны…»[100]. С этой целью Д.А. Милютиным было намечено перестроить армию. Для этого необходимо было:

1) сократить нестроевой элемент армии, именно тех частей, которые не имели боевого применения в условиях войны;

2) превратить резервные войска в боевой резерв;

3) сформировать кадры для запасных войск, чтобы пополнять убыль действующих частей в годы войны;

4) причислить уездные инвалидные команды к местным кадрам запасных войск;

5) упразднить корпус внутренней стражи, возложить несение караульной службы в губернских городах на резервные войска.

Для ускорения процесса реорганизации армии 23 сентября 1862 г. высочайшим указом императора был образован комитет под председательством генерала П.А. Данненберга. «Комитету поставлено было в обязанность: сперва в общей своей совокупности рассмотреть общие основания предложенного изменения организации войск, а затем разделиться на специальные отделения по родам оружия для обсуждения частностей, относящихся к каждому оружию в особенности; однако же и в этих частных комитетах положено ограничиваться обсуждением только главных начал преобразования, а не останавливаться на подробной разработке штатов и положений, так как работа сего рода долженствовала быть исполнена в Военном министерстве»[101].

Однако Комитет не справился с возложенными на него задачами, и уже в 1863 г. П.А. Данненберг поставил в известность Александра II о том, что дальнейшую работу Комитет продолжать не может. Было решено вопросы, подлежавшие его компетенции, передать Военному министерству. Дальнейшие мероприятия по реорганизации армии осуществлялись непосредственно Военным министерством, которое реорганизацию устройства войск видело в увеличении постоянных тактических единиц и уменьшении числа войск, не имевших прямого отношения к ведению боевых действий, а также в сокращении армии в мирное время и создании резерва и запаса на случай войны. С этой целью при военном ведомстве был учрежден специальный комитет[102].

К реализации данных установок Военное министерство смогло приступить только после подавления восстания в Польше в 1864 г. Уже к середине этого года армия получила организационное строение, остававшееся без особых изменений до 1874 г. За этот период были проведены реформы в управлении, комплектовании войск, военном суде, военно-учебных заведениях и частично в перевооружении армии. Более подробно реорганизация центрального и местного управления, реформа военного образования и изменения комплектования автором диссертации рассмотрены во второй главе.

Проведенные преобразования коснулись не только численности армии, но и ее организации и управления. В связи с переходом в 1864 г. к территориально-окружной системе, при которой высшей единицей становилась дивизия, военное ведомство отказалось от корпусов. Корпуса были упразднены не только по экономическим соображениям, но и потому, что в Крымской войне (1853-1856 гг.) ни один корпус не участвовал в том составе, в каком он находился до войны. Отказ от постоянно действующих корпусов имел как положительные, так и отрицательные стороны. «В полевых войсках была нарушена связь между родами войск. Исключалась возможность отработки оперативных и стратегических задач, требующих единства их действий. Высшие командные кадры не получали практики управления крупными соединениями. Все это послужило основанием для восстановления корпусной организации»[103]. Кроме того, франко-прусская война показала, что подразделение большой армии на корпуса неизбежно. Поэтому с 1874 г.[104] на основе выработанного Положения об управлении корпусом, высочайше утвержденного 10 августа, началось постепенное возобновление формирования корпусов, и уже к 1879 г. в русской армии насчитывалось 19 корпусов[105].

К началу 1865 г. состав военно-сухопутных сил Российской империи, их общая организация определялись Положениями о полевых и местных войсках, утвержденными Александром II в 1863 и 1864 гг.[106] и введенными в действие приказами военного министра. Позднее эти документы были кодифицированы в Своде военных постановлений (ч. 2, кн. 5) 1869 г.

В соответствии с указанными Положениями военно-сухопутные силы Российской империи состояли из постоянных войск и государственного ополчения. Постоянные войска составляли: регулярные войска, запасные, казачьи и иррегулярные войска[107].

В соответствии с принятыми Положениями (1863–1864 гг.) упразднялась Первая армия, а высшей тактической единицей в пехоте и кавалерии становилась дивизия, в артиллерии и инженерных войсках – бригада. Реорганизация действующих войск сводилась к сокращению численности личного состава при увеличении тактических единиц с той целью, чтобы при переведении армии на военное положение не формировать новые части, а увеличить только лишь их состав. Так, если принять военный состав за 100%, то усиленный мирный состав заключал в себе более 75%, обыкновенный мирный - более 55%, кадровый - более 35%. Против состава 1862 г. действующая пехота увеличилась на 16 дивизий, 76 полков и 219, 5 батальона[108].

Реорганизационные мероприятия особенно затронули местные войска. Крепостные войска, например, наряду с крепостной артиллерией пополнились пехотой, которая была сформирована в 1863 г. для караульной и гарнизонной служб в крепостях в целях освобождения от них полевых войск. Подчинялась крепостная пехота начальникам местных войск в округах[109].

Реорганизовывались и сокращались резервные и запасные войска, которые состояли при каждом роде оружия. В задачу резервных войск входило усиление полевых войск и исполнение местной внутренней службы. Назначение запасных войск состояло в подготовке и пополнении убыли в военное время в полевых и резервных войсках[110].

Резервная пехота организовывалась на основании Положения о резервных батальонах, пехотных и стрелковых, утвержденного 6 августа 1864 г. и введенного в действие приказом военного министра №241 1864 г. Она осуществляла подготовку рекрутов для пехоты. Тактической единицей резервной пехоты выступал батальон, который состоял из четырех рот и подчинялся губернскому воинскому начальнику, а через него - начальникам местных войск округа[111].

Резервная кавалерия, артиллерия и резервные инженерные войска создавались на основании высочайше утвержденных Положений 1863 г. и 1864 г. и введенных в действие приказами военного министра №265, 332, 448[112].

В связи с формированием крепостной пехоты, на которую была возложена обязанность нести караульную и гарнизонную службы, возник вопрос о реорганизации корпуса внутренней стражи. Эти войска состояли из батальонов и полубатальонов, инвалидных, уездных и этапных команд и были предназначены, как уже отмечалось, для караульной службы, а также для сопровождения рекрутов и арестованных. В соответствии с Положением 1864 г. о губернских батальонах и уездных командах корпус внутренней стражи был упразднен, а для несения внутренней службы образованы губернские батальоны, уездные и местные команды[113].

Части и команды, имевшие вспомогательное значение и включавшие в свой состав госпитальные команды, жандармские части, команды артиллерийских и инженерных ведомств, рабочие роты и бригады, учебные войска, тоже реорганизовывались[114].

«К началу 1865 г. военно-сухопутные силы Российской империи были устроены на новых началах и с  незначительными изменениями сохранились до 1874 г.».[115]

 

Примечания
 

[1] Лобко П.Л. Записки военной администрации для военных и юнкерских училищ. – СПб., 1875. – С. 11.

[2] См.: Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженной силы: В 2 ч. - СПб., 1892. – Ч. 2. – С. 2.

[3] Зайцов И.М. Курс военной администрации. – М., 1867. – С. 35.

[4] Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. 1855-1880 гг. – СПб., 1881. – Т. 3. – С. 23.

[5] Лобко П.Л. Записки военной администрации для военных и юнкерских училищ. – С. 11, 12.

[6] Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. 1855-188 гг. – СПб., 1879. – Т. 3. – С. 23.

[7] Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженной силы. – Ч. 2. – С. 3.

[8] См.: Зайцов И.М. Курс военной администрации. – С. 36.

[9] Рождественский Н.Ф. Руководство к военным законам. – СПб., 1853. – С. 19.

[10] См.: Свод военных постановлений. – СПб., 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 5.

[11] См.: Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженной силы. – Ч. 2. – С. 62-64.

[12] См.: Федоров А.В. Русская армия в 50–70-х гг. XIX столетия. – М., 1959. – С. 20.

[13] См.: Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. – М., 1973. – С. 17–27.

[14] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 27. – №20494.

[15] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 24. – №17588.

[16] См.: Керсновский А.А. История русской армии: В 2 т. – М., 1999. – Т. 1. – С. 176.

[17] Баиов А.К. История русской армии. – СПб., 1912. – С. 154.

[18] Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 26. – №19926.

[19] Баиов А.К. История русской армии. – С. 163.

[20] См.: Полное собрание законодательства Российской империи. – Собр. 1. – Т. 29. – №22176.

[21] См.: Баиов А.К. История русской армии. – С. 164.

[22] См.: Марченков В.И. Создание и становление Военного министерства России. – М., 2002. – С. 59.

[23] См.: Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженной силы. – СПб., 1913. – Ч. 2. – С. 83.

[24] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 29. – №22249.

[25] См. там же. – №22161.

[26] См. там же. – Т. 31. – №24386.

[27] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 31. – №24389.

[28] См.: Заусцинский П.Ф. История кодификации русского военного законодательства. – СПб., 1908. – С. 397, 398.

[29] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 32. – №24975.

[30] См. там же. – Т. 30. – №23297.

[31] См. там же. – Т. 31. – №24559.

[32] См. там же. – №24559, 24762.

[33] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 31. – №24884.

[34] См. там же. – Т. 31. – №24529; Т. 33. – №26575 а, 26575 б.

[35] См. там же. – Собр. 2. – Т. 1. – №633, 739; Т. 9. – №6848.

[36] См. там же. – Т. 4. – №2603; Т. 5. – №3479, 3480, 3501.

[37] См.: Свод военных постановлений. – СПб., 1838. – Ч. 1, кн. 2. Приложение о войсках образцовых и учебных. – Ст. 1–3, 40, 41.

[38] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 31. – №24486, 24704.

[39] См. там же. – Т. 33. – №26216; Т. 35. – №27284; Собр. 2. – Т. 4. – №3199.

[40] См. там же. – Собр. 2. – Т. 8. – №6573.

[41] См. там же. – Собр. 1. – Т. 33. – №25929, 26049, 26062, 26328.

[42] См.: Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 г. по 1850 г. – СПб., 1850. – С. 55; Свод военных постановлений. – СПб., 1838. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 1271–1275.

[43] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 11. - №9355.

[44] Баиов А.К. История русской армии. – С. 162.

[45] См.: Столетие Военного министерства. 1802–1902 гг. – Т. 1. Конспекты исторических очерков столетия Военного министерства. – СПб., 1902. – С. 430.

[46] Столетие Военного министерства. 1802–1902 гг. – Т. 1. Исторический очерк развития Военного управления в России. – СПб., 1902. – С. 257.

[47] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 39. – №29780.

[48] См.: Столетие Военного министерства. 1802–1902 гг. – Т. 1. Исторический очерк развития Военного управления в России. – С. 298.

[49] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 7. – №5318.

[50] См.: Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. – М., 1973. – С. 15.

[51] См.: Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 г. по 1850 г. – СПб., 1850. – С. 55.

[52] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 6. – №4677.

[53] См. там же. – Т. 8. – №5943, 6065, 6676.

[54] См.: Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 г. по 1850 г. – СПб., 1850. – С. 54.

[55] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 9. – №7373, 7374.

[56] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 9. – №6796; Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооруженных сил. – СПб., 1913. – Ч. 2. – С. 84.

[57] См.: Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 г. по 1850 г. – С. 156.

[58] Столетие Военного министерства. 1802–1902 гг. - Т. 1. Исторический очерк развития военного управления в России. – С. 346.

[59] См.: См.: Столетие Военного министерства. – СПб., 1902. – Т. 1. Конспекты исторических очерков столетия Военного министерства. – СПб., 1902. – С. 403; Дженкинс Майкл. Аракчеев. Реформатор-реакционер. – М., 2004. – С. 126, 168, 169.

[60] См.: Заусцинский П.Ф. История кодификации русского военного законодательства. - С. 406.

[61] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 7. – №5251.

[62] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 32. – №32554, 32555.

[63] См. там же. – Т. 10. – №8163.

[64] См. там же. – Т. 13. – №11196.

[65] См.: Историческое обозрение военно-сухопутного управления с 1825 г. по 1850 г. – С. 164.

[66] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 21. – №20670.

[67] Столетие Военного министерства. 1802-1902 гг. – Т. 1. Исторический очерк развития военного управления в России. – СПб., 1902. – С. 356.

[68] См. там же. – С. 283.

[69] См.: Свод военных постановлений. – СПб., – 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 1-5.

[70] См.: Свод военных постановлений. – СПб., – 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 7, 8.

[71] См. там же. – Ст. 43, 44, 48, 49.

[72] См. там же. – Ст. 19, 20; Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. 1855-1880 гг. СПб., 1879. - Т. 1. – С. 9.

[73] См.: Свод военных постановлений. - СПб., - 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 21, 22.

[74] См.: Свод военных постановлений. – СПб., – 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 28; Рождественский Н.Ф. Руководство к военным законам. – С. 19.

[75] См.: Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. – Т. 1. – С. 11, 12.

[76] См.: Свод военных постановлений. – СПб., – 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 33, 34; Рождественский Н.Ф. Руководство к военным законам. – С. 20.

[77] РГВИА, ф.1, оп. 20890, д. 1597, л. 15, 16, 256.

[78] РГВИА, ф.1, оп. 3, д. 1831, л. 85, 86.

[79] См.: Свод военных постановлений. – СПб., 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 2272, 2273.

[80] См.: Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. - Т. 1. – С. 18.

[81] См.: Свод военных постановлений. – СПб., 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 2222.

[82] Богданович М.И. Исторический очерк деятельности военного управления в России. 1855-1880 гг. – Т. 1. – С. 22.

[83] См.: Свод военных постановлений. – СПб., 1859. – Ч. 1, кн. 2. – Ст. 2640.

[84] См. там же. – Ст. 2641.

[85] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 29. – №22374.

[86] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 1. – Т. 29. – №22384, 22405.

[87] См. там же. – №22634.

[88] Там же. – Т. 32. – №25176, 25193.

[89] См.: Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. – М., 1973. - С. 36.

[90] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 30. – №28991, 28992, 28993, 28994.

[91] См. там же. – Т. 31. – №30340, 30341, 30342.

[92] См.: Статистические сведения о нашей армии //Журнал «Русский инвалид». – 1862. – № 21-30. – С. 1, 2.

[93] См.: Свод  военных постановлений. – СПб., 1859. – Ч. 1, кн. 2.

[94] Салихин М.Н. Военная реформа 1874 г.: Дис. …канд. ист. наук. – Л., 1948. – С. 89.

[95] Дусеев М.И. Состояние русской армии накануне Крымской войны 1853-1856 гг.: Дис. …канд. ист. наук – М., 1948. – С. 142.

[96] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 31. – №30645; Т. 32. – №31741; Т. 34. – №34522.

[97] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 31. – №30404; Т. 32. – №32245.

[98] См. там же. – Т. 31. – №31064, 31092.

[99] См. там же. – Т. 31. – №30534; Т. 33. – №33434; Т. 37. – №38303.

[100] Отдел рукописей РГБ, фонд Д.А. Милютина, д. 10107, л. 8.

[101] Богданович М.И. Исторический очерк деятельности Военного министерства. 1855–1880 гг. – СПб., 1879. – Т. 3. – С. 8.

[102] См.: Приказ военного министра №54 1863 г.

[103] Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. – С. 44.

[104] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 49. – №53808.

[105] См.: Столетие Военного министерства. 1802-1902 гг. – Т. 1. Исторический очерк развития военного управления в России. – С. 535.

[106] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 38. – №40187; Т. 39. – №41165, 41166, 41223.

[107] См.: Свод военных постановлений 1869 г. – 3–е изд. – Ч. 2, кн. 5. – Ст. 1, 2.

[108] См.: Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. – С. 50.

[109] См.: Приказы военного министра №98, 126, 142, 213, 241, 242, 272 и 413 1864 г.

[110] См.: Свод военных постановлений 1869 г. – 3–е изд. – Ч. 2, кн. 5. – Ст. 68, 69, 72, 73, 75-89.

[111] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 39. – №41166.

[112] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 38. – №40425; Т. 39. – №41401, 41166.

[113] См.: Полное собрание законов Российской империи. – Собр. 2. – Т. 39. – №41166; Свод военных постановлений 1869 г. – 3–е изд. – Ч. 2, кн. 5. – Ст. 99–92; Приказ военного министра № 241 1864 г.

[114] См.: Свод военных постановлений 1869 г. – 3–е изд. – Ч. 2, кн. 5. – Ст. 93.

[115] Копылов Н. Военная деятельность Д.А. Милютина: Дис. …канд. ист. наук. – М., 1946 – С. 116.



return_links();?>
 

2004-2022 ©РегиментЪ.RU